Комментарий |

Умирающий принц

Рэтт

Замок Гидеон – самый красивый, самый изящный, самый загадочный из
строений древней Вестфалии. Таким он был всегда. Таким он был
сегодня, когда в его стенах почил вечным сном принц
Вольфганг в расцвете сил, в расцвете желания править.

27 февраля 167... года.

Карета Её Высочества медленно въезжала по подъемному мосту. Внезапно
появились люди в черном, но никто не посмел остановить
экипаж. О визите знали. Непроницаемые лица окружили плотным
кольцом ту, которая приехала, - королеву, мать того, кого по
приказу его младшего брата заточили в каменном небытие.

Прекрасная стареющая женщина вышла и гордо направилась в покои
своего старшего сына.

- О, мама!

- Сын мой, встань! Умоляю тебя! Веди себя, как подобает властителю!

- Не встану!

- Но ты – всё еще король! Встань! Короли в нашей семье стояли на
коленях только на плахе!

- Мама, господи, как хорошо, что ты здесь!

- Да, я здесь! Не веди себя, как ребенок. Ты – король, пусть в этих
стенах, но – король!

- Невозможно без этикета? Хорошо. Поцелуй меня! Не так! Нет!

- Что? Что я сделала не так?

- Поцелуй меня, как тогда! В детстве! В Виенналле!

- В Виенналле? Ты с ума сошел! Эти стены… Они уже делают свое дело.

- Нет, мама! Ты не поняла!

- Я прекрасно поняла, и я прекрасно помню! Я помню, что там, в
Виенналле, ты был счастлив! Была счастлива и я! Но это было там,
тогда, давно. Это было с ребенком, из которого вырос
прекрасный мужчина, – мой сын! Но…, мой сын, ты уже не ребенок! И
я…

- И поэтому ты меня любишь уже не так?

- Да. Ты ждал меня?

- Не знаю.

- Не хмурься. Держи голову гордо, спину ровно. Осанка! Я
почувствовала и приехала, мой король!

- Ты еще не устала от всего "королевского"?

- Нет, мой сын, я родилась с этой судьбой. Я покорилась ей. Я – королева!

- Что такое "королева"?

- Не оскорбляй моих чувств! Я – королева, и этим всё сказано!

- Прости! У меня сдали нервы. …Я здесь умру? Ты знаешь, как?

- Мне известно это. Мужайся, моя любовь!

- Ты можешь мне открыться?

- Нет!

- Вновь – этикет?

- Да, но – не этикет!

- Что, же?

- Мне сложно было навестить тебя. Генрих всегда знал, что занимал в
моем сердце не так уж много места. Он рос завистливым и
капризным. Сейчас он еще донельзя вспыльчив, но не раним. Нет…
не раним! Нет.

- Для чего ты мне говоришь об этом?

- Ты не понял? Он никогда не был раним. Он тяжело меня отпускал.

- Не понимаю…

- Ты импульсивен, дорогой! Нетерпелив и совершенно несносен! Я думаю
вслух. Следи за мыслью.

- Мама!

- Матушка! Говори мне, матушка или мадам!

- Мама!

- Нет, Вольфи. Ты меня не пытаешься понять. Поразительно! Здесь!
Быть здесь… И не пытаться понять?!

- Я не хочу! Я хочу быть только сыном!

- Что ж, поэтому ты выбрал свой жребий.

- Как я умру? Что тебе сказал Генрих?

- Я скажу тебе, если ты изменишь стиль вопроса.

- Что Вам сказал мой брат, мадам?

- Он ничего не сказал, хотя вручил бразды любых полномочий.

- Любых?!

- Любых.

- И, Вы... Вы, мадам,… можете освободить меня?!

- Могу. Но не за тем я сюда приехала.

- Вы не освободите меня?! Меня!? Вы носили меня в своей утробе…

- Я не отрицаю этого. Действительно, ты – мой сын!

- Я не понимаю!!!? Откройте запоры! Я прошу Вас! Дайте мне уйти отсюда!

- Нет!

- Нет?!!

- Я приехала убедить тебя…

- В чем?!!!

- Дай мне договорить! Я повелеваю здесь!

- Нет, я!

- Прости! Конечно! Наконец ты заговорил, как властитель. Боже, я
знала, что он поймет! Он – мой сын!

- В чем Вы приехали убедить меня, мадам?

- В выборе участи.

- Вот как??? Так, Вы – мой палач!?

- Не совсем так. Ибо, если бы это было так, я была бы счастлива.
Палач всегда остается со своей жертвой до конца! Я же уеду и
увезу с собой всю охрану замка Гидеон.

- Не понимаю!??

- Я приехала убедить тебя быть достойным твоей участи!

- Не по-ни-ма-ю!!!

- Если ты не поймешь меня, я буду вынуждена ограничить твое
местопребывание только этими покоями, приказав остаться твоим
мучителям. Постарайся понять меня, и ты будешь повелителем всего
поместья ровно столько времени, сколько отведет для
надлежащих функций твоя болезнь.

- Болезнь? Какая болезнь?

- Любая. Я верю, ты заболеешь. Может быть, простудишься, может быть,
сломаешь ключицу, может быть, подавишься. Тебе никто не
поможет. Так ты умрешь.

- С каким спокойствием Вы произнесли Ваш текст, мадам!

- Я и теперь спокойна.

- За что?!!!

- Ты был непослушен.

- В – чём?!

- В – нюансах. Для властителя очень важны нюансы…

- А мой брат? Его так же ожидает подобная участь?

- О, нет! И я буду скорбеть о нём больше, чем о тебе! Это было бы
огромным несчастьем! Но, слава богу, он не раним! Теперь ты
понимаешь меня?

- Кажется… да.

- А ведь я умоляла тебя отказаться от короны! Помнишь?! Я стояла
перед тобой на коленях!

- Помню, мадам. Я Вам верил! Безгранично верил! А Вы предали меня. Ведь предали?

- Предала.

- А знаете, почему?

- Знаю.

- Потому что унизились, стояли на коленях, упрашивали уступить более
сильному, расчетливому, равнодушному!

- Ты, несомненно, верно оценил мой поступок. Я не жалею ни о чем!
Итак, согласен ли ты с приговором?

- Твоим приговором?!

- Я не оговорилась.

- Что меня ждет, если я не подчинюсь, мадам?

- В анналах запишут, когда и при каких обстоятельствах окончил жизнь
государственный преступник.

- А если я подчинюсь?

- Замку Гидеон не помешает еще одна романтическая история.

- Я подчиняюсь, мадам. Прощайте.

Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS