Комментарий |

Недетские судьбы

Помню, как-то вечером пришлось долго ждать поезд на вокзале. Мою
маленькую собачку такой поворот совсем не расстроил: она с
удовольствием обнюхивала все и вся, гонялась за голубями,
словом, вовсю радовалась чудесным образом продлившейся прогулке.
На нас оглядывались: кто-то с улыбкой, кто-то с опаской…

Мальчик, лет двенадцати, полненький, плохо одетый, с причудливым
старым рюкзачком, собирал бутылки. На мгновение я потеряла его
из виду, а потом он словно из-под земли вырос перед нами. В
руке он держал нераспечатанную пачку печенья (наверное,
только что купил на скудные средства от сдачи посуды). Можно ее
угостить? – он кивнул на щенка.

Я была не против: столько детской наивности и дружелюбия было в его
глазах. Мы разговорились. Мальчика звали Женя.

– Знаете, как и люблю животных, – говорил он, лаская собаку.

Женя показался мне добрым и веселым мальчиком. Я спросила его, есть
ли у него дома животные, кто его родители, как он живет.
Женя сразу помрачнел, глаза потускнели...

Оказалось, что он беспризорник.

Еще не так давно о встрече с таким подростком написали бы все
газеты: «Беспризорные дети?! У нас?!!». Сегодня же, по данным
статистики, в России насчитывается почти 100 тысяч беспризорных
и около миллиона безнадзорных несовершеннолетних. 367 тысяч
детей школьного возраста не учатся...

Наверное, мы уже привыкли к чужому горю. А может, и за горе такие
судьбы не считаем: можно ли жалеть отбросы общества? Чего их
жалеть: воруют, колются, могут и напасть, и заразу всякую
разносят...

А я все чаще вспоминаю Женю. Где он сейчас скитается? Может, стал
наркоманом, может, вором? Или все так же собирает бутылки?
Может быть. Но я уверена, он мог бы стать неплохим человеком.

И я все чаще жалею, что тогда, на вокзале, у меня не нашлось для
мальчика нужных слов, как нашлось у Жени печенье для моей
собаки. Я постоянно ищу эти слова, и три истории, которые
вынесены из посещения областного приюта, нескольких неблагополучных
семей, ночного рейда с сотрудниками Железнодорожного РОВД,
– часть этого поиска.

История первая. Ребенок-зверек

Областной приют. Мальчик ходит по своей маленькой комнате взад и
вперед, словно зверь в клетке. Внешность мальчика –
обыкновенная: серые глаза, русые волосы, но что-то угрюмое и неуклюжее
сквозит во всей его натуре.

– Как тебя зову? – спросила я его.

Он бросил на меня жесткий, тяжелый взгляд и ехидно произнес:

– Что, в зоопарк пришла?

– Его зовут Стас, – сообщила воспитательница приюта. – Он у нас
второй раз уже. А вообще Стас живет с бабушкой. Мать его в
тюрьме, отца нет. Стас постоянно от бабушки убегает, говорит, что
она его плохо кормит. В первый раз его к нам привезли с
рынка. Представляете, нашли у него целую пачку денет. На наши
вопросы, откуда он взял деньги, отвечал так: «А вам какое
дело? Под пяткой зачесалось, и нашел (ха!), ясно?». На рынке
он, наверное, украл у кого-нибудь. Маленький, двенадцать лет
еще, а вырастет, профессиональным вором будет, точно!
Молчаливый он и злобный, а главное, смотрит на нас таким взглядом,
как судья на обвиняемых... Мы его спрашиваем: «Стас, зачем
ты от бабушки убежал?».

А он: «Не люблю ее...».

Спрашиваем: «В школу ты ходишь?».

Он: «Что я там забыл?».

Мы его отвезли к бабушке.

Она оказалась доброй старушкой, только выпить любит. Второй раз
Стаса к нам привезла милиция, взъерошенного, на вокзале нашли:
он бомжа ножом пырнул. «Стас, зачем ты так поступил?» –
спросили мы его.

А он: «Этот бомж мне не понравился».

Вот так. К ответственности его привлечь нельзя – маленький еще. Не
представляю, кто из него вырастет...

История вторая. Отец-убийца

– Мам, ну вставай! Ну, пойдем домой, холодно! Ну, пойдем домой, мамочка!

– Хватит ныть на всю улицу! Оставь ее – сама придет!

– Да, придет... Замерзнет она. Рая, скоро темно будет. Помоги мне:
вместе домой ее доведем...

– Аня, ты идешь домой или нет? В первый раз, что ли? Проспится и
придет. Ну, как хочешь, сиди здесь! У меня уже жалости к ней
никакой нет...

– Пойду к крестной зайду, она нам обещала поесть припасти...

«Дождь начинается, и ветер, какой противный, – думала Рая. – Может,
нас крестная еще ночевать к себе позовет?». Рая подошла к
коттеджу крестной, снова увидела узорчатые ворота.

Особенно у крёстной Рае нравились розы во дворе. Их было так мною:
красные, розовые, желтые и даже черные! Рая очень любила
цветы, но крестная не разрешала их рвать. Анюта, она бойкая
девчонка, да маленькая еще. Пока крестная убиралась, нарвала
целый букет роз, да ей же букет и подарила. С тех пор крестная
не любит Аню. Не любит, когда Рая вместе с ней приходит. Рая
робко нажала на звонок.

– Кого там на ночь глядя принесло? Слава, посмотри...

– Известно, Лен, кого – ублюдков твоей сестры. Сама привадила их
сюда! Вечно как они у нас побудут, у меня деньги пропадают.
Грязные, потом после них комнаты проветривать приходиться... И
так на работе устаешь, а тут опять они!..

Лена, закончив стирать косметику с лица, спокойно сказала:

– Слава, ну что ты так раскричался? В террасе дам, что обещала, и все.

– Ну, а Полине нашей какая Анька подружка?..

– Слава, я запретила Полине с Аней дружить. Посмотри, Рая одна
пришла. Не волнуйся, дорогой... Раечка, дочка, заходи... Нет,
лучше подожди здесь, а то Слава устал с работы, жаль будить...
Что, родители ваши опять напились?

– Да, мама на дороге валяется, а отец дома спит. А мы с Аней вдвоем
как ее до дома дотащим? Помогите нам, тетя Лена, пожалуйста!

– Рая пойми: мне Полине еще надо уроки помочь сделать. Да и не в
первый раз вам уже. Вот, и так-то родители ваши всегда дураками
были, да еще и пьют...

– А мы с Анютой им книгу купили православную. «К пьющему брату»
называется. Может, она поможет? Вы как думаете, крестная?

– Ах, глупенькие!.. Ну ладно, сейчас, подожди, гостинец принесу. И
дети-то у них как с картинки, когда же они опомнятся? Лена
пошла на кухню, недовольно открыла холодильник, раздумывая,
что же Рае отдать: «Апельсины, шоколад и йогурт Полинкины,
колбаса семье пригодится, окорок Слава любит... Каждый день
приходит Райка, мать, что ли ее посылает? Ладно, пока Слава не
видит, колбасы отрежу и хлеба...».

Рая, вся промокшая под дождем, пришла домой.

– Аня, почему дверь открыта? Бесстрашная, что ли, такая стала? Боже!
Кто это всю кухню обблевал?!

Господи, не могу больше так жить!!!

– Рая, ну, что ты кричишь? Отца разбудишь... Рай. Я маму привела:
плакала, плакала – она, представляешь, проснулась, встала и
пошла... Рай, я еще кое-кого привела...

– Кого?

– Не будешь ругаться – скажу...

– Ну?! Показывай!

Девочки вошли в свою убогую комнату: кровать с железной сеткой, стул
без ножки и красная табуретка. На старых обоях от времени
уже невозможно различить первоначальный цвет. Зато на окне –
красивые фиалки: Рая любила цветы...

– Ну вот, смотри – Васька.

Рая просто обомлела, увидев спокойно сидящего на табуретке черного
упитанного кота.

– Анюта, это же кот тети Лены...

– Ошиблась, ошиблась. Рая, он на улице плакал, его бросили, а я
взяла. Он как мы с тобой. Рая, никому не нужен...

– Ну, вот снова плачешь, Анечка... Разве я его выгоняю? На вот, даже
можешь ему колбаски дать...

Анюта быстро отломила кусок и бросила коту:

– Хороший Васька, хороший!

– Аня, ты что такая лохматая! Давай хоть заплету тебя... Волосы
длиннющие, постричь тебя надо... Ну вот и гниды снова появились:
наверное, мама подарила...

– Рай, чего дерешь-то так?..

В коридоре послышался шум. В комнату, шатаясь, ввалился пьяный отец.

– Вот вы где! Кто из вас, твари, вылил водку?!

-Я, я вылила! – закричала сквозь слезы Аня. – Я вашу отраву вылила, понял!

– Ах, гадюка!

Пьяный родитель хлопнул дверью, пошел, обивая косяки, на кухню.

– Рай, давай уйдем, уйдем, Рай! Хоть к крестной пойдем, Рай! — запричитала Аня.

– Успокойся: поорёт и перестанет, как всегда...

Дверь снова распахнулась.

– Ах, отродье, проси прощенья, шлюшка маленькая! Все вылила, тварь!..

– Это тебе надо у нас прощенья просить! — закричала Рая.

– А ты пошла вон!

Кулак отца больно опустился ей на плечо. Она увернулась, но кулак
попал ей в спину, отбросил ее в дверной проем. А отец уже
вошёл в раж:

– Кот?! Славкин кот?! Вот воровка! Значит, правда, что ты у них все
воруешь?

Аня забилась в угол, сжалась в комок.

– Моя дочь воровка! А ну, быстро иди, отдай кота, быстро! У хороших
людей ворует!..

– Никакая я не воровка, – сквозь слезы выкрикнула Аня. Брошенный
котик, а не их!.. И они не хорошие, а плохие!.. А ты пьяница, я
тебя ненавижу! Ненавижу!

– Boт сволочь! – Отец изо всех сил ударил ее ногой. – Я тебя, сука,
породил, я тебя и убью!

Он схватил девочку за кофту и стал колотить о стенку. Рая бросилась
оттаскивать отца, но силы были не равны. Она бросилась
будить мать — напрасно, стучалась к соседям — ей не открыли...

… Милиция приехала, когда кто-то, разбуженный шумом, позвонил в
отдел. Милиционеры вошли в дом, и нашли мертвую девочку на полу.
Убийца спокойно спал. Его разбудили, разбудили мать. Отец
сразу протрезвел, стал оправдываться, говорил, что не
понимал, что делал, что не хотел никого убивать... У матери
началась истерика...

Раю отвезли в приют. Она была словно в бреду, то плакала, то
кричала, то разговаривала сама с собой. Через несколько дней Рае
стало лучше, но она осталась очень замкнутой, о матери даже
слышать не хотела. С ней долго работал психолог, потом ее
перевели в интернат. Суд признал, что отец совершил убийство в
состоянии аффекта, и осудил его на не очень большой срок...

История третья. Мама с картинки

Мы с подругой разговаривали за чашкой кофе.

– Таня, я хочу подготовить материал о беспризорниках. Ты проходила
практику в детском доме, может, что расскажешь?

– Не знаю, что и рассказать. Мне там очень понравился мальчик Саша.
Красивый, кареглазый. Очень любил рисовать. Я его спрашиваю:
«Что ты так увлеченно рисуешь?». Он: «Маму и папу». «А ты
их

помнишь?» «Нет, — говорит, — но я знаю, что они хорошие и красивые».
Потом Я предложила рассказать ему сказку. Он сразу
предупредил, чтобы я не рассказывала ему про «Золотую рыбку» — он ее
хорошо знает. Я тут же забыла все другие сказки — ну как
отрезало. Решила рассказать свою, на ходу придумывала, а он
подпер щечку рукой и так внимательно-внимательно слушал...
Потом Саша мне сказал, что когда он вырастет, у него будет
много детей, и он их будет всех любить, покупать им много

игрушек... Эта неожиданная взрослость пятилетнего мальчика меня,
признаюсь, поразила... Когда я уходила, малыш очень просил,
чтобы я еще к нему приходила, говорил, что ему очень грустно...
Я не захотела его обманывать: такие дети очень
чувствительны к ласке, мне не хотелось, чтобы он меня напрасно ждал...
На прощание я погладила его по головке. Он ничего не сказал,
только опустил голову и снова стал рисовать... маму и папу.
Которые вот сейчас за ним придут и принесут много игрушек...

Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS