Комментарий |

Поминки

У туалета стояли Ставридов, Леня Заушкин, Тима Держиногов и Сережа
Запалов. К ним подошла Клавдия Антоновна – руководитель практики.
– «Спуститесь, мальчики, в деканат.» В деканате она объявила:
«Завтра, ребята, вы освобождаетесь от занятий. У Майи Федотовны
умерла мать – надо помочь похоронить. Сбор в морге Боткинской
больницы». После звонка Запалов и Тима пошли на лекции, а Леня
и Ставридов на радостях в «Три коня» – попить пива...

Когда Ставридов подъехал к Беговой, Леня, Тима и толстый Сережа
были уже там. Морг нашли сразу. Тима принял суровое выражение
лица, когда подходили к моргу. В морге их встретили родственники
покойной – деканша Майя Федотовна, ее муж, ее сын – внук покойной
и приятельница – коллега Майи Федотовны по институту – доцент
Пустышкина Анна Ивановна. Пустышкина с любопытством оглядела студентов
и сказала полугромко Майе Федотовне: «Хорошие у нас студенты».
Майя Федотовна сурово кивнула. На кладбище, до которого было километров
шестьдесят, повезли спецавтобусом. Сначала втащили гроб, потом
сели сами. Доехали быстро – газу водитель не жалел. По гигантскому
кладбищу там и сям петляли подъездные дороги, на которых было
по два-три автобуса. Автобусы подъезжали и отъезжали. С краев
мест на кладбище не было, и могила матери Майи Федотовны оказалась
метрах в семистах от дороги. У ворот выдали спецсани, погрузили
на них гроб и поволокли на манер «Тройки» Перова. Тима тянул спереди,
Ставридов и Леня по бокам, а толстый Сережа и сын Майи Федотовны
быстро шли впереди, неся траурные венки. «Не торопитесь», – то
ли пошутил, то ли вправду сказал впередиидущим Тима. Леня толкал
с выпученными глазами. Ставридов был одновременно в мрачном и
любопытном настроении. Когда подъехали, двое могильщиков уже выбрасывали
последние лопаты земли. Подождали всех родственников. Анна Ивановна
сказала: «Аграфена Фомична была честный труженик...» «Анна Ивановна,
– все замерзли, давайте перенесем митинг на поминки.» – сухо оборвала
коллегу и подчиненную Майя Федотовна. Гроб быстро опустили. Деревенские
вытерли слезы, но плакать не решились. Бросили каждый по горсти
земли и направились к автобусу, не дожидаясь пока рабочие засыплют
могилу. «Теплее будет – приедем», – сказала Майя Федотовна идущему
с ней рядом мужу. Назад доехали быстро. Автобус проехал окружную
дорогу и направился в центр. «Куда это нас везут?» – заметил толстый
Сережа на ухо Ставридову. «Мальчики, – как бы услышав Сережин
вопрос обратилась к своим студентам Майя Федотовна, – вы с нами
отобедаете, а потом поедете домой». «Май Федотовна, – сказал Тима,
– спасибо вам, но мне нужно на тренировку к шести». «К шести успеешь»,
– ответила Майя Федотовна. К удивлению студентов автобус подкатил
к Дому Архитектора. «Мой муж – архитектор, – сказала Майя Федотовна.
– Прошу вас, пока накроют столы, можете походить по Дому. Здесь
есть буфет, выставка, эстрадный зал, – сказала Майя Федотовна,
не глядя на студентов. – Вас позовут». На маленькой эстраде три
джазиста репетировали пьесу, рядом крутились оператор с телекамерой
и помощник. Ставридов постоял, ища взглядом туалет, увидел как
ему показалось подходящую дверь и вошел – в небольшом зале висели
картины и рисунки архитектора и художника Саввы Бродского. «Аа,
– вспомнил Ставридов слова своего товарища Уголкова. – Это тот
Бродский, который иллюстрировал Сервантеса», – и пошел вдоль стены,
внимательно читая подписи под картинами. Заглянул Леня, потом
Сережа и Тима. И вышли.

«Вы куда, – сказал Ставридов. – Здесь отличная выставка Бродского.»
«А, этого еврея», – сказал Тима в ответ. «Нет, не Исаака, а Саввы»,
– самодовольно сказал Ставридов. Самодовольство Ставридова заставило
Тиму возвратится в зал, за Тимой последовали толстый Сережа и
Леня. «Ребята, идите обедать.» – заглянула в зал Анна Ивановна.
В небольшом зале был накрыт длинный стол. На столике стояли колбаса,
водка, вино, котлеты по-киевски, черная икра, сыр и шпроты. «Давайте
помянем уважаемую и любимую Аграфену Фомичну», – сказала громко
Анна Ивановна и опустила глаза долу. Все встали, подняли заранее
наполненные рюмки с водкой, выпили. «Ешьте котлеты, они еще горячие»,
– заботливым голосом обратилась Майя Федотовна к студентам. Студенты
сидели все вместе с одной стороны. Поднялась родственница из деревни:
«Я знаю Аграфену Фомичну с малых лет и всегда она была честным
бойцом в борьбе за социалистические идеи, активным строителем
нового общества. До последних лет, уже, будучи на пенсии, Аграфена
Фомична состояла членом райкома партии. Выпьем за светлую память
о верном нашем соратнике». Опять выпили.

Ставридов вспомнил старушку: сморщенная кожа и кости, она лежала
в гробу как околевшая птичка. Леня толкнул Ставридова ногой и
улыбнулся полупьяной улыбкой. За Леней сидела Анна Ивановна и
подкладывала ему на тарелку новые приносимые официантом блюда
салаты и винегреты. Встал зять-муж Майи Федотовны: «Предлагаю
выпить за мать шестерых детей, все из которых стали активными
строителями нашего общества. Выпьем за светлую память об Аграфене
Фомичне». Все опять выпили. «Хорошая водка.» – сказал Леня Ставридову.
«Вкусная», – согласился тот. Встала Майя Федотовна: «Аграфена
Фомична – честный труженик ушла от нас. За свою долгую жизнь Аграфена
Фомична ни одной минуты не провела даром. Революция, коллективизация,
война, восстановление народного хозяйства – все это испытала на
себе Аграфена Фомична, мать шестерых детей, ныне которые все с
высшим образованием. Светлая ей память. Помянем, товарищи», –
закончила речь Майя Федотовна и подняла рюмку с водкой. Все выпили.
«Пойдем, покурим», – толкнул Ставридов Леню. Леня встал. «Вы курить?»
– спросил сын Майи Федотовны. – Я с вами». «Ребята, не уходите,
еще будет чай с пирожными!» – удивительно добрым голосом сказала
Майя Федотовна. В холле у эстрады стояли кресла. «Курите здесь»,
– сказал внук покойной. «Как мать у вас хорошо ведет, строго?»
– поинтересовался он. «Майя Федотовна строгая, но справедливая,
специалист классный», – без шуток ответил Тима. «Да», – ухмыльнулся
Леня. «Вы, если чего, звоните я вам телефон дам. Вы звоните мне,
а я с ней поговорю», – предложил сын студентам своей матери. Все
почему-то стали записывать телефон, а Леня ухмылялся... После
чая с пирожными выпили еще водки. Какая-то родственница обратилась
к Лене: «Как она у вас ведет?». «Хорошо», – мягко ответил Леня.
«А что у тебя по предмету?» «Три», – ответил Леня. «Майя! – закричала
родственница на весь стол. – Ты почему такому хорошему мальчику
три поставила?» «Да что вы», – засмущался Леня. Выручила Майя
Федотовна: «Ребята, вам не много будет, доберетесь до дому?» «Доберемся»,
– ответил за всех Тима и встал. «До свиданья», – уныло попрощались
с деканом Леня и Ставридов – их рюмки были полны «Посольской».
Ставридов сразу пошел, а Леня задержался, опрокинул рюмочку и
стал всех догонять... «Эх, не дали допить», – сказал Леня. «Да»,
– не совсем уверенно поддакнул толстый Сережа. «У кого сколько?»
– ухарски спросил Тима. У всех вместе оказалось около пятнадцати.
«Пошли в «Север» – здесь недалеко». «Да знаем», – ответил Ставридов.
«Надо в магазине купить и со своей придти», – сказал Тимофей.
Купили две бутылки водки, почти напротив – в «Елисеевском». Официант
принес по двести шампанского и по фанте. Наливали под столом.
«Больше ни у кого?» – когда все допили спросил Леня Заушкин. «Я
пойду к маме возьму, она здесь недалеко работает», – сказал толстый
Запалов. Все одобрили. Запалов не вернулся.

1985

Последние публикации: 
Капкин (30/09/2007)
Свобода и наука (19/09/2007)
Рецепт (04/09/2007)
Загвоздка (29/08/2007)
Датчики (27/08/2007)
Все путем! (16/08/2007)
Почему не тути (13/08/2007)
Тыква (08/08/2007)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS