Комментарий |

Дитя и Смерть

третий сборник

Лондон, 1998

Предуведомление

Я давно обещался рассказать кое-что про проект. Тем более что данный
сборник является объявлением и частным обнаруживанием
одного из них: Дитя и смерть. Тематическую наполненность и прочие
значения его я объяснял в предыдущие разы. Конечно, нельзя
считать эти объяснения исчерпывающими, тем более что по мере
развертывания мне самому являются некоторые смыслы и
тематические наполнения, досель неведомые. Однако же, полнейшая
лакуна в объяснении самого важного конструирующего принципа
должна быть если не ликвидирована, то, по крайней мере,
приведена в некоторое соответствие с полнотой объяснения иных
сторон этого предприятия.

Так вот.

Проект, в моем понимании и интерпретации, – это некое художественное
действие, или, пуще того, художественное бытование с некими
видами материального отхода, метками (могущими в частном
случае вполне и быть воспринятыми как нормальные продукты
художественно-артистической деятельности – почему нет? так
зачастую и бывает) на покрываемом пути следования, длящемся
весьма продолжительный временной отрезок. Иногда проект бывает и
длиной в жизнь. Выбирая в многомерном и многослойном,
многофактурном пространстве жизни и художественно-культурной
деятельности весьма узкий, почти иголочной величины, коридор,
вернее, некую нить следования, проект вьется, колеблется,
стремится вдоль времени экзистенции. Параллельно могут
существовать, реализовываться несколько весьма различных проектов,
цветными извивающимися нитями, иногда пересекающимися, иногда и
вовсе несовпадающими, иногда даже и неведающими вовсе о
существовании друг друга, обвивающим жизнь в скорости ее
движения вдоль протяженной временной оси. Ну, это не то, чтобы уж
очень легко понять, или даже представить себе. Но можно,
можно..

Конечно, способ считывания этого несколько более затруднительный,
нежели обычного конкретного, выстроенного как ограниченный и
неподвижный объект обычного искусства. Что же, надо
напрячься. Ничего иного пока предложить не могу.

Дитя играется с другими
Но только помянули Смерть –
Она является меж ними
Ослепительная, что смотреть
Невозможно
И все глаза рукой прикрыли
Оно одно, как будто крылья
Обретя
Смотрит на Смерть как-то даже вызывающе

На утро встанешь – ясно, знамо
Дитя гулит в своей кроватке
Подобно розовой креветке
И лишь она, невыразимо
Мрачна сидит возле дитя -
Смерть
Всю ночь бессонно проведя
Не смея коснуться его

Над городом пронесся смерч
И все порушено, убито
Одно стоит дитя забыто
Всеми
И плачет: Где ты, моя Смерть?
И уже издали, оттуда:
Жди здесь меня, дитя, я буду!
Звучит -
Лет через пятьдесят!

Дитя проспало целый день
Под вечер лишь глаза раскрыло
И спрашивает: Приходила
Ко мне? – Кто? – Легкая как тень
Такая, в общем! Моя Смерть! -
Нет, да и что ей приходить?
Ты мало еще!
Спи! -
Сплю, сплю

Невыспавшееся и сонное
Дитя в кроваточке сидит
Глазенки трет, вокруг глядит
А тут и я своей персоною
Ему являюсь, посмотреть
Оно мне говорит: Ты – Смерть
А ты само-то как думаешь? -
отвечаю я

Я в детстве, помнится, играл
В саду большом и там поймал
В саду какую-то зверушку
Все черную, и только ушко
Левое -
Белое
Но я тогда не разобрал
Что это было – Смерть иль нет
Теперь уж, через столько лет
И вовсе не разобрать

Дитя устало несусветно
Сидит, не соберет костей
А к вечеру здесь ждут гостей
И среди них сияньем света
Безумного озарена
В толпе является она –
Смерть его

А вот дитятя Алексей
Царевич
При виде грозного лица
Своего грозного отца
В его величье и красе
Императорской
Предпочитает не смотреть
Он понимает – это Смерть
Его

Дитя подверглось операции
Темно-магической кастрации
Все кончено, оно в прострации
Сидит одно, теперь касаться его
Нельзя
Никому
И Смерти лишь одной дозволено
Быть рядом с ним, смягчая боль ему
Но до поры до времени
Пока оно само Ее не призовет

Дитя кораблики пускает
В огромной и глубокой луже
Один кораблик застревает
Дитятя ножки разувает
И лезет в лужу, и – о ужас! –
Оттуда тянутся к нему
Живые руки Якнему –
Аватары его Смерти
 

По разным странам проходя
Среди житейской круговерти
Я сразу узнавал дитя
Сидящего со своей Смертью
В обнимку
Я сразу узнавал их, парами
Сидящих, скажем вот – под старыми
Раскидистыми 
Деревьями
Старинного сада
Или еще где-нибудь

Дитя с родителями в спешке
На Внуково-аэропорт
Спешит, но где-то там замешкав
В пути теряется, и вот
Одно стоит, но твердо знает:
Она придет и приласкает
Всякого, потерявшегося, достойного –
Смерть!
А вот и Она

Дитя в колясочке сидит
Но уже все соображает
И пенью птичек подражает
И умно на меня глядит
И долго, но лишь Смерть
Оно тотчас же переводит
Умное
Свое умное личико на Нее
 

Дитя на скрипочке играет
Видит – из дальнего угла
Большая крыса выползает
При ней тончайшая игла
И незамедлительно вонзает
Ее в дитя почти на треть
И всем понятно – это Смерть
Дитя

Дитя на. севере Италии
Лежит со спидовым недугом
В палате некой госпитальной
Одно
И ни родителей, ни друга
И лишь Она к нему приходит
Ласкает и уже находит
Его вполне готовым -
Смерть его

В Константинополе стоит
Дитя и с ним силенциарий:
Молчи – дитя он говорит -
Ведь здесь совсем иной сценарий
Здесь тишина! здесь всяк стихает! –
Дитя глядит и понимает
Что это – Его Смерть

Легко под солнышком сидится
И вспоминается, как в детстве
Когда тебе уже и деться
Некуда
Было
Внезапно приходила Смерть
И уводила, и вещала
А после все-тки возвращала
Все
На свои места

Стоит жара невыносимая
С утра уже за тридцать пять
Вослед за пылею носимою
Вдоль улицы проходит Смерть
Пока то-сё да теодицья
Она с дитятею садится
Рядышком
На крылечке
Переждать

Дитя совсем уже не помнит
Тех тонкошеих вождей
Кремлевских
Игравших жизнями людей
Однако же от них приходит
К дитя московскими ночами
Смерть и прозрачными очами
Смотрит
Долго смотрит

Дитя устало от всего
Вое беспрерывно от него
Чего-то требуют вокруг
Хоть бы скорее! – оно вдруг
Дитя
Подумало вдруг – Смерть пришла
Глядь – а у самого дышла
Уже она и стоит

Ну что мне дела до дитя
Собачьего, когда вертя
Хвостом, оно сидит! ну – вертит
Хвостом, но проходящей Смерти
В глаза так преданно глядит
А жалко все-таки, едрит
Дитя ведь

Дитя настолько распрелестно
Что хочется расцеловать
Как раз вот это и опасно
Поскольку среди прочих Смерть
Неразличимая подходит
Целует, и дитя находит
Себя
Уже где-то вдали от родного дома

Дитя словно пузырь надуто
Какою-то водянкой, вроде
И всяк в смущенье взгляд отводит
Свою вину за то как будто
Чувствуя
Одна лишь без смущенья Смерть
Приходит, ей на все смотреть –
Нет проблем

Дитя в ночи кромешной личко
Приблизит бледное к окошку
И видит: крупную дорожку
Перебегает там лисичка
И мордочку приподнимает
Дитя мгновенно понимает
Что это – Его Смерть

Два близнеца души не чают
Друг в друге, а случайно вот
Кто посторонний не войдет
К ним, таки их не различает
Но Смерть отлично различает
Однако же души не чает
Только в одном дитя
Его и забирает

Дитя орет безумным воплем
Размазывая вдоль лица
Какие-то густые сопли
И не видать тому конца
Все орет и орет
Все размазывает и размазывает
Когда же Смерть за ним приходит
То уж совсем его находит
Как в некий скользкий кокон замотанного

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS