Комментарий |

Закипает ли чайник, на который смотришь

Тараканов мы провезли с собой из Союза. В старинной тумбочке.

Тумбочка была отправлена в контейнере. Мы дали взятку таможеннику
Рафаилу, чтобы он нам разрешил её переправить.

Тумбочка зачем-то понадобилась моему папе. Я не смог его убедить,
что она не стоит всей этой мороки с отправкой и с таможней.

Тумбочка была красного дерева. Рафаил это понимал. Сначала я выкупил
серебренные ложки и старинные чашки с блюдцами, которые скопились
во время проверки, и лежали на тумбочке. Потом, когда мы это все
упаковали, полированная поверхность предстала перед Рафаилом во
всей красе. Рафаил всмотрелся в нее и сказал: «Нэлзя». Сказал,
как будто бы своему отражению, а не мне. Но мне пришлось отозвать
его в сторону и уточнить цену его «нэлзя». Договорившись, я махнул
рукой друзьям, которые мне помогали загружать контейнер. Вещи
в контейнере были уже уложены, тщательно и продуманно. Десять
генеральных репетиций по укладке, которые происходили на виду
у всех соседей во дворе нашего дома, не прошли даром. Тумбочка
в репетициях не участвовала, так как я до конца не верил, что
её разрешат вывезти. Во время репетиций она находилась у тутового
дерева и смотрела на все происходящее со стороны.

Усталые друзья с недовольством принялись выбрасывать вещи из контейнера,
ломая голову над тем, как бы туда поместить и тумбочку. Мы с Рафаилом
продолжали стоять, курить и о чем-то мирно разговаривать, избавившись
от напряжения последних трех часов.

Неожиданно взгляд Рафаила остановился на поверхности тумбочки.
Я посмотрел туда же. Едва выделяясь среди красно-бурых узоров,
на тумбочке сидел таракан. Я не понял, почему Рафаил продолжает
напряженно и неподвижно смотреть на таракана, и попытался было
смахнуть насекомое с тумбочки. Рафаил остановил мою руку, и, не
отрывая глаз от шевелящего усами таракана, сказал:«Нэлзя». Я посмотрел
на него вопросительно.

«Нэлзя животные и растения вывозить и в ввозить в Америку».

Я засмеялся, а Рафаил нет. Он сбил таракана щелчком, и, перевернув
тумбочку, начал исследовать внимательно все уголки и стыки. Я
понял, что он ищет тараканьи личинки, и, последив за этим недолго,
приготовился отзывать его в сторону ещё раз. Вскоре он оставил
тумбочку в покое и отозвался.

Мы приехали в Америку и поселились в квартире на втором этаже
старого дома. Полы в квартире были деревянные. Радиаторы были
чугунными. Полы скрипели. Радиаторы зимой гудели, стреляли и не
давали спать. Контейнер с вещами прибыл месяца через два после
приезда. К тому времени мы обзавелись какой-то мебелью. Было куда
разложить прибывшие вещи. Было куда поставить и прибывшую тумбочку
– с правой стороны от окна во всю стену, полукругом выдающегося
на улицу. Все было расставлено; мы обжили квартиру знакомыми вещами,
и стало уютно – почти как дома в Баку.

Через некоторое время мы начали замечать, что в нашей квартире
появились тараканы. Они были знакомыми на вид и очень походили
на бакинских. По совету опытных соседей, мы позвонили хозяину
квартиры и пожаловались ему на тараканов. Он был удивлен и возмущен.
Тараканами, говорил он, в его дома и не пахло. Он попросил нас
поймать таракана, посадить его в банку. Он сказал, что зайдет
завтра и отнесет банку экстерминатору. Мы не поняли, для чего
такие сложности, но он объяснил, что эктерминатор должен знать
заранее, с кем он выходит на бой. И какой яд надо с собой привезти.

Через день хозяин позвонил нам. Он очень сильно кричал и возмущался.
Мы не могли понять, что он такое говорит, так как говорил он с
индийским акцентом, который мы плохо понимали и в мирное время.
А тут он захлебывался от злобы и возбуждения. Мы позвали соседку.
Она послушала крики в телефоне и перевела нам, что мы гады-сволочи.
Что эктерминатор не знаком с тараканами такого вида. Что мы грязные
русские завезли их черт знает откуда. И что мы сами должны их
вывести, а не то он выведет нас вместе с ними. Трубка перестала
кричать, а соседка поправила розовый халат, сказала, чтобы мы
особенно не переживали. В магазине, мол, полно разных средств.
И что ни одно, так другое нашим тараканам подойдёт.

Мы переживали, обсуждали, говорили и ругались несколько дней.
Тараканы иногда выползали из щелей и, застывая, с интересом слушали
наши разговоры. Иногда из кухни раздавался крик моей мамы: «Ах
ты гад такой!», и, следующий за ним, хлопок. Иногда раздавался
визг моей дочери. Мой папа давил их молча, с хрустом, и спускал
в унитаз. После недели раздумий и нервов, мы отправится в магазин
за химикатами.

Мы вышли всей семьёй, в полном составе – шесть человек. И в том
же составе мы собрались у полки с химикатами. Мы громко, в один
голос читали этикетки на сосудах. Мы так стояли где-то час и громко
препирались. Наконец к нам подошел менеджер. Он честно пытался
нам помочь. Помучившись, он вручил нам две высокие банки с аэрозоль.
Мы поблагодарили и пошли к кассе. После того как кассир просканировал
ценники, мы обнаружили, что совокупная цена банок оказалась долларов
под тридцать. По этому поводу у нас разразился ещё один скандал,
прямо перед кассой. Кассир ждал, когда мы заплатим. Очередь ждала,
когда мы уберемся. А мы ничего не ждали. Мы просто не знали что
делать – слишком уж дорого всё это нам обходилось. Мой папа кричал,
что не нужны нам эти банки, что обойдемся мы без них, и что он
знает самый лучший на свете способ по выведению тараканов. Я решил
все это прекратить. Отложил банки, извинился перед кассиром и
перед очередью, и сказал семье, что мы уходим.

По дороге домой папа поведал нам о своём лучшем способе. Оказывается,
он собирался нагреть воду в тазах до кипения, добавить туда борную
кислоту и заливать кипятком все щели в полу. Я такого способа
не знал, но он мне показался достаточно дешёвым. Я представил
себе, как наша квартира превратиться в дымящуюся долину гейзеров,
и мне стало от этого очень весело.

Прошло несколько дней. Мы долго искали металлические тазы и черпаки,
и наконец нашли парочку. Тараканы за это время ещё немного размножились,
и даже, казалось, поумнели. Они, например, старались не попадаться
папе. А на кухню приходили, когда мама готовила обед и ждали крошек
со стола. Вокруг меня же они роились, так как знали, что я и муху
не обижу.

Но вот настал день D. Два огромных таза загудели на плите. Четыре
ковша загремели в раковине. Мы все собрались на кухне военный
совет. Мы обсуждали план атаки и ждали, когда же закипит вода.
План был разработан в деталях. Вода никак не закипала. Мы все
молча смотрели на воду. Тазы гудели. Мелкие пузырьки поднимались
со дна. Но вода никак не закипала. А мы все смотрели. Наконец,
я понял, в чем дело.

Я вспомнил народную мудрость: когда пристально смотришь на закипающий
чайник, он никогда не закипает. Я поделился мудростью с близкими.
Мне удалось их убедить, что, хотя у нас не чайники, а тазы, нам
все равно следует уйти в гостиную и дать воде спокойно закипеть.
Звук-то мы все равно услышим. Да и про звук в мудрости ничего
угрожающего сказано не было. Мы перешли в гостиную и молча уселись
на диванах и креслах. Так мы просидели минут пять. Звука кипения
и бурления с кухни не раздавалось. Я не выдержал первым и пошел
проверять.

Кухня была наполнена густым паром, но вода в тазах не кипела.

Около плиты я заметил тридцать-сорок неподвижных тараканов.

Они, чуть шевеля усиками, пристально смотрели на закипающую в
тазах воду.

Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS