Комментарий |

Мир умир!

Авангарх

В девятнадцатом веке в сердцах людей умер Бог. В двадцатом веке
за ним последовал человек как излишнее понятие. Век двадцать первый
– век смерти мира, сковывающей цепи, камнем на шее висящей на
всех реальностях, человеческой в том числе, сводя их к мате-реальности,
к которой человек был привязан и органами чувств, и мышлением,
и всем своим маниакальным попечением о теле, патологическим стремлением
отгородиться от стихий. Свободный человек рад приближению скрытого
за поверхностью насильственно удерживаемого мира неощутимого,
немыслимого, невыразимого Само, – иного всем остальным тоже иным
реальностям. В его глубине светится конечный Смысл, смысл беспредельного,
столь долго искомого людьми, пусть и немногими. Эпоха потребительского
вырождения подходит к последнему пределу; она держится на охранительных
усилиях некоторых групп агрессивных Обитателей. Однако все больше
человеческих существ стремится к поискам Самого в Себе и Себя
в Самом. Стать Самим Собой можно только по ту сторону мира – пройдя
в бездну к Само, через пропасть непотребного – абсурда. Они –
Жильцы.

В девятнадцатом веке в мире господствовало экономическое угнетение;
двадцатый век выражал господство и власть в знаковой форме; век
двадцать первый несет освобождение в формах символических. Символ
свидетельствует об иных реальностях, тогда как знаковые системы
запирают человека в одной, и это – путь обитателей, стремящихся
укреплять плоский мир на свою пользу. На передний план выступают
иные измерения знака, – если он не утратил свою связь с символическим;
знае\чаемое и знае\чающее, соотносимые с реальным бытием человека.
Теперь уже не «великие державы» и не классы, усмиренные потреблением,
ведут между собой борьбу и определяют перемены в мире. Ими становятся
люди, свободно избравшие Само как цель жизни, пережившие сме(р)ть
для мира и скитающиеся по реальностям. Само есть бессмертие Жильца,
его взыскующего – переход из одного мира в другой; оно есть существо
и носитель смысла – не беспорядочного убогого человеческого «хочу»,
а направленного к совершенству в Само Истины, Добра и Красоты,
абсурдно не совпадающими с человеческим их пониманием и обращенном
к его тайной Самости.

Смысл бесчеловечен, – он по другую сторону человеческого; чтобы
понять это необходимо переживать оборот и быть обращенным – вскрывать
Само в себе Самом и в иных реальностях. Только так можно противостоять
эпохе Вырождения, и это значит обернуть первичный человеческий
посыл, (в котором все еще обретаются Жители), – нарастающего потребления
– в посыл само-стоятельности в близости Само. Именно на краю начавшего
рушиться под тяжестью собственных «достижений» мира открывается
абсурд и проявляет бесчеловечность Само. Надо идти дальше, за
пределы всех возможных «человеческих» горизонтов и запретов. Это
путь Жильца, иначе он – не Жилец. Такова судьба человека.


Само – Cобой разумеется! Всё реально! Приди в Себя!
Это – Манифест Авангарха.

Мы приручены и обморочены миром. Храним его во что бы то ни стало.
Нас обступает толпа никчемных и горы бесполезного, – за ними не
рассмотреть себя: не вещь среди вещей, не покойника среди трупов,
а Себя в Себе Самом. Понять это – и конец и без того гибнущему
миру! И что нам в этом мире, кроме убожества, скуки и неизбежного
конца существования? В Само нет конца: мир и есть конечность,
окостенелость и убожество – смертность. Надо возродиться к безграничному,
беспредельному и услышать Само: все реально! Реальны
все мечты, фантазии, бредни, все романы, фильмы, письма, сновидения.
Реально и это Исангелие.

Пора прозреть: мир основан, заключен, навязан на самых постыдных
и позорных условиях. Мы принуждены быть людьми, поклоняться пошлым
вещам и чувствам, считаться с Другими – взамен обещано удовлетворение
убогих потребностей и осуществление призрачных надежд...
Пора порвать с мирскими условностями и выйти в безусловное! Безусловно
только то, что невидимо, неслышимо, немыслимо... – сокрыто от
праздного взгляда; безусловно только наше покинувшее все
внешнее Само. Само – Собой разумеется! Все может быть
самим собой. Станем и мы Собой, преодолеем
рабскую привычку к внутреннему и внешнему миру и спокойствию,
окостенелости смерти, рождающейся из смерти для смерти и в смерть
– и откроется тайное тайных, скрытое убогим неподвижным, пошлым
миром – внутренним, равно как и внешним. Здесь важно лишь имеющее
собственную значимость – в нем проявилось Само в отличие
от имеющего значение лишь для данного мира, вместе с ним пресмыкающегося
в ничтожестве значения и вместе с миром гибнущего.

Раньше войны разграничивали и выплескивали различия на путях обитателей
– теперь же настала пора борьбы бескровной и тем более напряженной
и опасной. Мир и без того умир – и он может длиться
усилиями обитателей вечно, растрачивая самовитое для плоского
существования, – важно не поддаться его распаду под видом устойчивости,
прочности, надежности, не поддаться на его уверения и преодолеть
его, не частность данного мира, но как принцип существования в
противоположность полноценной жизни Жильца. Перестанем
быть мирянами, уступим им почивание в мире, а сами посвятимся
в Само и в Себя! Верь в Себя и в Себе!
Верь в себе Само(м)
. Стань везде и всегда Жильцом
рождающимся жизнью для жизни и в жизнь.

Мирское требует хранить мир – нам запрещено взглянуть за горизонт,
рассечь мир вглубь, ввысь, вширь, вдаль, погрузиться в иные реальности,
услышать голос Само, ощутить ласку Беспредельного и мужественно
довериться ему, оставив на обломках мира все временное, пространственное,
обусловленное: жить надо только всегда и везде. Вот четыре символические
столпа Авангарха: Все! Всем! Всегда! Повсюду! Сим-воль! Оборот
прежде всего символичен: имущество – жалкая кучка мирского по
сравнению с Иным, основой Само. Таков должен быть не переворот
– что всегда возвращает все в исходное положение – но крутой
Оборот
и в частностях, и во всей человеческой истории, и
оборот существования вчерашнего мирянина в Самость
– в жизнь беспредельную, в Жильца, и каждой вещи или идеи – лицом
к Собственному и к Само, что по сути лишь
ступени освобождения. Само – это сама Свобода, безусловная и безграничная.
Поэтому служение Само есть бессмертие. Мир, все миры, включая
внутренний, внешний, человеческий – будут взяты в крутой Оборот
и обречены на Обращение – вскрытие Само во Всём. Только
так можно противостоять эпохе Вырождения всего мирского и беспрерывному
натиску деградантов, исступленно цепляющихся за мир
и пытающихся укрепить его диктами власти. Жильцы всегда
против внешней власти: где власть, – там и обман, там и выморочная
идеология, хотя и они реальны.

Одряхлело бессильно плетущееся, спотыкающееся время; разваливается,
трескается и осыпается пространство; безвольна и бессильна опирающаяся
на иллюзии обусловленность и причинность; утомился и отчаялся
в многотысячелетней истории человек. Пора сбросить опостылевшую
личинку мирского человека и стать Жильцом, эксгуманистом,
похоронившим все человеческое в истощенную культурой почву
мира и уступить дрогнувший в самих основах мир мирянам. Всё
реально
– не исключая и иллюзий, не исключая и самых пошлых
и надоедливых из них: мира вещной реальности, реальности внещи,
которой мы все более уподобляемся. Нет больше нужды у нее прислуживать
и у нее выслуживаться. Настало время ступить за пределы вырожденного
и выморочного – в нездешнее, небывалое, неслыханное. Утвердимся,
наконец, в беспредельном, беспричинном, безмерном, незримом и
непредставимом. Услышим звучащий в глубинах голос Само. Мир
умир
!

Мир – всего лишь ку-мир и мир-аж, самая бесталанная из иллюзий.
Мир – и то только до известного предела – приятен лишь полуживотному
телу, обманутому миражами и превращенному в кумир. Тело – лишь
орган Само, и это – Собой разумеется. Еще мир приятен
«личности», внедренной миром в человека в качестве внутреннего
предателя – на ее провокации нельзя поддаваться. Личность – мурло
обитателя
.

Обитатели проповедуют незыблемость установленного им подобными
мира, предпринимают бессильные дискурсы, призванные укрепить здешнюю
«действительность» – мир в далеко зашедшем окостенении и власть
его над человеком. Жилец сикурсом глубоко рассекает
мир, его горизонт, тяжкую вещественность и грузность внещи и лицетела
мирянина – вплоть до Самого Само; отсюда Жилец берет силы для
упрямого утверждения своей самоосновности, Себя Самого. Ему не
надо покорять реальности, превращать их в мир, опору бессилия
и одномерности.

Жилец для мира всегда подрывной, опасный, ненадежный, нелояльный,
беспокойный элемент. Чтобы мир не захватил тебя окончательно и
не увлек за собой своим уже очень скорым крушением под видом дальнейшего
процветания, истощающего собственные основы в реальностях – оставь
пассимизм (пессимизм и пассивность) мирянина и возложи
на себя миссию обрести мессимизм Жильца – оборот и
обращение мира во в-селенную, демобилизацию и обращение всех мирских
– мирян и обитателей. В этом – мессим Жильца. И любое
твое или не твое беспокойство в мире – поддержка Авангарха
и подтверждение истинности этого Исангелия.

Пережив свою смертность, похоронив все человеческое, задерживающее
в мире, собрав воедино что есть в себе беспредельного, вечного,
в чем присутствует Само, оставив человеческое почивать в мире
– жилец умирает для мира: становится жильцом, вступает на путь
обращения. Конечно, некоторые являются терминалами
или задумываются о смерти, но делают это как люди. Жильцы же идут
до конца – до Само. Они рвут с условным ради безусловного. Само
– единственный источник смысла, в том числе «смысла жизни». К
сожалению, смысл жизни бесчеловечен и ведет по иную
сторону жизни и связывающего ее мира. В этом заключен парадокс
– лишь покинув скорлупу человеческого и пережив смертность можно
стать действительно живым и человечным. Надо ощутить в себе бездну
и довериться ей.

Жилец не только сопротивляется миру и тому, что в мире, всему
застывшему и узаконенному,– он сопротивляется его возникновению;
он само-властен в Само и свобода его беспредельна и анархична,
что требует вовсе не исчезновения порядка, но признание порядков
всех бесчисленных реальностей, включая человеческую, и всевластие
Само, когда оно по Себе. Само-властье и само-бытность
требуют крепкой терпелки, поскольку Жилец лишь постольку Жилец,
поскольку он готов выдержать все муки и страдания «естественные»
и миром придуманные, не исключая и адских – все это ничтожно по
сравнению со странствиями по реальностям. Существенно только то
и настолько, за что и сколько мы можем вытерпеть.

Любой мир преходящ – его собственная подавленная и изгнанная с
глаз, со слуха и т.д. реальность вместе с инореальностями растерзает
его. Жилец же может стать на постой, пока не надоест тот или иной,
но неизменно плоский, вырезанный из реальностей мир, – он ищет
непреходящее Само во Всем. Все когда-то было Само, но частности
и ограниченности могут столь истереть след своего истока,
что оно враждебно оборачивается против себя самого и застывает
в своей внешности в мир, в м(н)ир, в уснувшее непробудно,
и Обращение есть великое пробуждение в Самое Само.
Жилец выживает везде, Жилец и есть выживший и выжившее под сонным
гнетом мира; он живет даже в этом неизбежно обмирщенном тексте,
иначе он – не жилец. Жильцом может быть: идеалист, материалист,
либерал, Алексей Лосев, метаметафорист, шимпанзе, микроб, полковник
и даже придорожный камень. Им может стать: фармацевт, музыкант,
Эверест, метареалист, Тутанхамон, Адам, гранит, Барух Спиноза,
филателист, Бог, да и ты сам. Само – Собой разумеется.
Путь Жильца – это путь каждого к Себе сквозь зазоры,
изломы, бездны, где ощутимее присутствие беспредельного Само,
инореальности мира его могущественного Иного, мира, который уже
и без того умир – но еще существует, и именно поэтому он лишь
умир, разлагается и увядает. Мессим Жильца – спасти
и обернуть то в мире, что несет следы жизни Само и
тем самым приблизить закат мира, его неизбежное крушение – иначе
мир усилиями обитателей будет становиться все площе и примитивней,
все глупее и пошлее (это и есть его вы-мирание) так что поглотится
все, в чем есть дух Само и на что может опереться в
своем мессиме Жилец и что еще делает нечто в мире ценным и достойным
нашей жизни. Обитатель живет уничтожением Само; Жилец – поисками
и собиранием всего, в чем слышится голос Само. Воспитать
в себе Жильца через оборот и обращение – нет ничего насущнее.
Бесстрастно встретит жилец смерть мира – и превратит смерть мира
(ХХI век), человека (ХХ век) и Бога (ХIХ век) в Обращение
и Оборот их к Само, утверждение себя как
Жильца. Смертной останется пока что только сама смерть. Мир, человек,
Бог обнаружат свое прошлое как частность и начнут жительствовать
– иного не дано.

Авангарх – синтез всего живого в жизни, искусстве, науке и философии,
основание для любого мировоззрения. Авангарх – архэ и архи человечества.
Архэ – поскольку открывает не осмысленную человечеством предпосылку
и условие его осуществления – Само. Архи – поскольку идет вперед,
за пределы, перед которыми современный авангард останавливается.

Мир умир!

Таково Исангелие – Спешная Весть Авангарха!

Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS