Комментарий |

Путеводитель

На книжном шкафу стоял известный цветок Путеводитель. Так он назывался
потому что одним из своих многочисленных толстых листьев постоянно
показывал на Север. Калтоскин посмотрел на дерево-цветок.

– Нравится!– убежденно бросил хозяин,– всем нравится. Но вам видать
до зарезу нужен. Могу уступить!

– Сколько?– автоматически спросил Калтоскин, ещё сорок секунд
назад не помышлявший о покупке.

– 250! По рукам?

– 250 чего? Чего 250?

– Да уж не долларов. Чрезвычайно прост в обращении.

– Фунтов?

– Ну уж нет, не английских фунтов. Неприхотлив.

– Дойчмарок?

– Нет! Не марок, зато надежен в эксплуатации.

– Неужто российских рублей?

– Ну, вы даёте! Дешевле не бывает. И не требует дополнительных
затрат.

– Скажите пожалуйста...

– 250 корсинарских темпузо. Только и всего.

– А где я их возьму?– опешил Калтоскин.

– Так вы хотите Путеводителя или морочите мне голову?– обиделся
«Продавец», как про себя окрестил его Калтоскин.

– Хочу! – закричал Калтоскин, не подозревая, что совершает роковую
ошибку.

– Берите,– равнодушно сказал хозяин цветка.

– А деньги?– засомневался покупатель.

– Денег у меня нет,– сказал «Продавец», зайдите на следующей неделе,
может кто Путеводителя купит.

– Так что, вы передумали его отдавать?– изумился Калтоскин.

– Берите! Пожалуйста. Или цветок сейчас или деньги на следующей
неделе.

Калтоскин не выдержал напряженности диалога, схватил цветок и
выбежал из комнаты. Пробегая мимо старух, греющих бока и тешащих
языки, Калтоскин услышал комментарий по своему адресу. «Ещё один
попал», – сказала старуха с лиловым носом. «Следушшый! – кришит
заведушшый», – откликнулась беззубая, в черепаховых очках. Третью
старуху, в валяных сапогах, несмотря на август месяц, новый обладатель
Путеводителя не услышал. Впрочем, она ничего и не сказала, только
негромко, не по старушечьи, пукнула, как бы в знак солидарности
с подругами.

Придя домой, Калтоскин поставил дерево-цветок на книжный шкаф
и прилег отдохнуть. Несмотря на усталость отдыхалось, плохо, то
есть никак: какое-то непонятное беспокойство беспокоило бывшего
учителя географии, какое-то тревожное чувство тревожило некогда
большого любителя дальних пеших походов. Калтоскин встал и подошел
к дереву-цветку: дерево-цветок чуть слышно крякнуло. Калтоскин
прислушался и услышал сопенье. В свое время школьный чемпион по
ориентированию быстро сориентировался и включил бра над кроватью:
в полумраке гостиной в старом вольтеровском кресле сидел пожилой
кот лет пятидесяти пяти-пятидесяти семи.

– Добрая ночь,– со знающим видом сказал кот. Калтоскин кивнул.

– Однако, вы не охотник поговорить,– продолжал неожиданный гость.

– Я не сплю?– спросил Калтоскин не глядя на кота.

– Вот уж чего не знаю, того не знаю!– с неудовольствием высказал
кот,– в ваши годы, я думаю, пора бы научиться контролировать себя...
Впрочем, расскажу-ка я вам одну историю первого закона:

– Первый закон,– важно сказал кот,– гласит: Нешуточные силы управляют
и проницают все насквозь. Записали?– ласково спросил кот,– если
не успеваете, могу повторить.

На Калтоскина навалилась усталость, как всегда еще со студенческой
скамьи, если что-то нужно было записывать, Калтоскин мгновенно
засыпал.

Сквозь сон бывший дельтапланерист слышал как ночной гость что-то
говорит, но не понимал, что он говорит и не помнил в следующую
секунду о чём кот говорил в предыдущую. Нестерпимо зачесалось
в промежности: бывший спелеолог сунул руку в трусы и вытащил восставший
член, на правом боку его головки светилась неизвестно откуда взявшаяся
родинка лилового цвета. Калтоскин стал судорожно рассматривать,
на родинке пульсировала дугообразная белая надпись, выполненная
маленькими, но чёткими буквами: темпузо.

В комнате вдруг неожиданно посветлело – по стенам проплывали огромные
золотые буквы образующие надпись КОРСИНАРИЯ. Калтоскин похолодел,
волосы встали дыбом. Бывший пожарный скосил глаза на кресло, кот
читал газету. Калтоскин посмотрел прямо: газета из лап кота выпала.

– Что с Вами?– ухмыльнулся кот в пушистые усы.

– Да башка что-то разболелась,– ляпнул Калтоскин.

– С чего бы это, вроде молодой, здоровый,– оптимистически замурлыкал
кот,– негоже, батенька.

– Да это у меня с армии, бывает иногда. В армии бошку набили,–
сказал бывший военный строитель таким тоном как будто несмотря
на скромность, но для объяснения некоторых обстоятельств, он вынужден
был признаться, что награжден Звездой Героя, так уж получилось.

– Армия-армия! – недовольно проворчал кот, физдишь ты, братец,
как Троцкий... Старух, наверно, ебал! Вот тебе внучата и настучали
по башке...

Калтоскин дернулся. Но в кресле был не кот... В кресле развалилось
дряблое дебелое тело с тремя старушечьими головами. Тело протягивало
руки и делало неприличные жесты. Калтоскин схватил со шкафа дерево-цветок
и бросился на балкон, по случаю жаркой погоды не запертый, размахнулся
и что есть силы бросил Путеводителя в бездну...

...У дома, на лавочке, три старухи обсуждали ночное происшествие.

– Уж, верно, так на роду ему написано,– сказала старуха с носом,
как маленький баклажан.

– Намагнишенность ноньше большая – вот его, шермягу, и притянуло,–
подхватила беззубая в черепаховых очках, – шешнадцатый этаж, упаши
Гошподи.

Третья старуха в подтверждение этих слов негромко, не по старушечьи
пукнула.

Последние публикации: 
Капкин (30/09/2007)
Свобода и наука (19/09/2007)
Рецепт (04/09/2007)
Загвоздка (29/08/2007)
Датчики (27/08/2007)
Все путем! (16/08/2007)
Почему не тути (13/08/2007)
Тыква (08/08/2007)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS