Комментарий |

Стихотворения

Питер

Зимняя охра. По улице марлевой Катится время, и стелется питерский Воздух слоями – десерт желатиновый Пробует розовый дом каждой жилкой. И тополя в тонкой дымке вуалевой Пахнут чуть слышно любимой кондитерской. Плавится город свечой стеариновой И убегает на север с ухмылкой. Нити кисейные ветра наивного К нёбу прилипли уставшего Невского. Вечер с грядущим рассветом помолвлен И ожидает дальнейшей развязки. Тихо доходим до мостика Львиного. Крошится город пастельными фресками – Падает звездами синими с кровли И превращается в венецианский Сон-карнавал – череда звучных: в Питере Есть ли гондолы из легкого дерева? Это плывет небосвод – опрокинут В блюдо Невы фиолетовым звуком. За поворотом – судьба – не проспите ли? Город напрягся уставшими нервами, Листья последние осени скинул И загрустил перед долгой разлукой.

Осень

Сырой ватрушкой с черносливом Катилась из серванта осень. На старый коврик цвета охры, И сыпался жуков янтарь. Посланье в ночь – параграф-дырку Прогрыз коричневый компостер, И заплетаясь проводами, Трамваи прыгали, как встарь. Соря пыльцою георгинов, Резиновым подобострастьем Сушеный постовой встречался С рассветной нежностью хурмы На мостовую Марципанов Пришел сентябрь неровным счастьем, Провел рукой по строчкам рваным, По переулочкам хромым. У кочегаров губы стыли От утренней прохлады горькой, И каждому казалось: верность Запрятана в гардинный сквер. Шагали облаков жирафы, Следы за ними – шлейфом стойко Тянулись, и вязала осень Деревьям алый пуловер.

***

Сухость во рту, И каждая капля дождя, как ртуть. И на посту Часовой, печалью контуженный. А я все шепчу: Мне обещан мой дом, и суженый Стучится – чур! Дверь открыть не забудь – Скоро сокровищ Рой несметных, блистающих Бросишь к ногам И спросишь: Замуж выйдешь ли? А я нахмурю брови, И грозно скажу – ведь та еще! – Не знаю… подумай сам, Сможешь меня ли вынести? Боль в висках, И каждый шаг – операция. Сказать бы «пока» Да только привязана намертво К твоим словам, Что будут после – пожалуйста, Подумай сам, Сможешь любить без памяти? Не обещай Гор золотых – нет надобности! Нищим раздай – Мне – лишь разлук отсутствие, Сон, чтоб без слез И капельку тихой радости Так чтоб всерьез – Не обмани, предчувствие….

***

Графомания не дает покоя, купаюсь в слове И белым облаком, теряя рифмы, бреду в тепло, Туда, где кто-то ждет меня – может быть – в Подмосковье, Туда, где чайник сопит и дышит носиком жарким В лед-стекло. Норы роют, чтобы не вспомнить вдруг все былое. А я былого уже не боюсь – заморожено на-мерт-во, И гвоздикой алой влюбленность знает твое родное Имя, которое каждый день я ищу метро. Замоскворецкая жаждет чуда, но одиноко Дремлет прохожий, подпертый синей обивкой стен вдали Снег соленый колется, бьется в зеркальность окон, Кутаясь в теплый шарф, меняю маршрут – на Фили. Зимний каскад случайных встреч, каламбуров, Экспрессии, нежности, усталости, чаепитий, бесед, Глинтвейнов с корицей, телефонных звонков, сумбурных Вопросов и невпопад им случайных реплик в ответ. И тягостно, долго ползут минуты– улитки Заплакан от нежности сказочный циферблат – он ждет Твоей сердечной, как солнечный день, улыбки И струны нервные рвутся от длинных нот… Так «долгожданьем» по осени тень украдена И найдено новое нечто – иллюзий хрупких взамен И на задворках заснеженным эхом Скрябина Тебя встречаю и верю, что насовсем.

***

Не сбылось… Резкий всхлип – по лыжне израненной. Ну и пусть! Туман будет мне пристанищем. А придет весна… Будет радость та еще! А придет апрель… Будет вдруг признание, Потому что я, Потому что я, Я, как тонкий нерв – как струна звенящая Соком жизни – током– Трелью с неба – в жимолость… Потому что я не такая – выжила Среди засух всех, среди догм – светла еще! Потому что я, Потому что я Всхлипы прочь, вне пафоса, Мне оружие – лишь одно – ирония… Даже если больно так, то всегда смеялась я! Даже если страшно вдруг, то всегда спокойная! А потом, на той высоте, над пропастью, Не боясь упасть, шаг вперед – в тьму внешнюю – И казалось шуткой - Безрассудной вольностью – Всем вокруг. Лишь мне – шансом стать Взлетевшею.

***

Ждут весну. Из каморок старых Хлам вытрясают. Письма жгут. Ломтики солнца с пылу, с жару Едят вместо саек – Весну ждут! По конопатым улицам экстренно Бегут курьеры – Мимозы в конвертике! И хочется сразу сдать экстерном Основы веры И апологетику. И по Неглинной – зимою грезила - Прогулки нескорые – Весенний бутик Солнечных платьев, лучистых блейзеров, Кукол фарфоровых, Старинных книг. В кепке драповой, семечки щелкая, Случайный прохожий – Зачем слова? И устремляясь затем на Щелковскую – Встречать весну тоже – Весной Москва! Туч марципановых гроздья сочные, Крыш черепица – Веснушчатый беж. Стражник сдал зимнюю смену досрочно. Пахнет корицей Весенний Манеж. Первый пейзаж подснежником робким Смущенно врастает В столичный уют. Старые письма – в горящую топку Без грусти бросают. – Весну ждут! -

***

В синем море сырые желтки тихих истин плывут. Нити тины опутали рот поперхнувшейся лодки – Дотянуться до Бога на цыпочках – это ведь труд, Это подвиг души, потерявшейся в суетных сводках. Отраженье небес – под ключицами вязкой воды, И молчание задумчивых волн – чернота углекопа Пробираясь сквозь время, которое тает, как дым, И смывая с фасадов души прошлогоднюю копоть, Падать в лен милосердия – соль поднебесного мха. Убеленные утром ползут по дороге улитки, И усталый декабрь облачился в лиловый стихарь, Варит кофе из бурой листвы сладковатый и жидкий. Дотянуться до Бога вкраплением розовых флейт Тишина небосвода – сплетение веточек-ссадин. Нежно сумерки льются по венам заснувших алей, И горчит на губах воздух с привкусом легким васаби.
Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS