Комментарий | 0

Чудотворцы

 

 

Элиша

 

 

                                               Падая, тот человек костей Элиши коснулся и ожил, на ноги встал

                                                      (Цари 2 13:21).

 

«Сыны пророков» просили Элишу (значение имени: Бог — спасение) послать на поиски Элияѓу: «пусть пойдут, поищут твоего господина, может, дух Господа, унеся, его на одну из гор или в одну из долин забросил». Элиша не соглашался. «Долго его умоляли» — сказал: «Посылайте!»  «Три дня искали и не нашли» (Цари 2 2:16-17).  

Так начинается самостоятельная деятельность пророка Элиши, первое своё чудесное деяние совершившего в Иерихо, жители которого пожаловались, что у них «плохая вода и земля губительная». Элиша просит соль и новый кувшин, идёт к истоку воды, соль бросает в него и говорит: «Так сказал Господь: Эту воду Я излечил, от неё смерти и истребления больше не будет». Заключает повествователь: «Исцелилась вода — до дня сегодняшнего,// по слову, сказанному Элишей» (там же 19-22).

Как бы напоминая об Элияѓу, сына вдовы оживившего, подчёркивая отличие от него Элиши, Текст сообщает о новом чуде, жестоком и (несмотря на многочисленные попытки истолковать эти два стиха в духе, от прямого смысла далёком) не понятном. Пророк Элиша

 

идёт по дороге, а малые мальчишки, выйдя из города, потешаются над ним, говоря: «Поднимись, лысый, поднимись, лысый!»
 
Обернувшись назад, увидел, проклял их именем Господа,
две медведицы вышли из леса, сорок два мальчика из них растерзали (там же 23-24).

 

            Затем Элиша совершает чудо понятное и благое. Иеѓорам (Иорам) сын Ахава, царь Израиля, призывает Иеѓошафата, царя Иеѓуды, в союзники в войне против царя Моава, после смерти Ахава переставшего платить дань. Присоединяется и царь Эдома. Идут три царя воевать, «и не стало воды». Спросил Иеѓошафат: «Нет здесь пророка Господня, через него Господа вопросить?» Ответили: «Здесь Элиша сын Шафата, ливший воду на руки Элияѓу». Иеѓошафат царей-союзников собирает (там же 3:1-12). 

 
Сказал Элиша царю Израиля: «Что мне до тебя? Иди к пророкам отца своего и к пророкам матери своей [пророкам Баала и Ашеры]».
Сказал царь Израиля: «Нет! Ведь Господь призвал трёх этих царей — Моав в их руки предать».
 
Сказал Элиша: «Жив Всемогущий Господь, пред которым стою, если б не Иеѓошафат, царь Иеѓуды, я его почитаю,
не посмотрел бы я на тебя, не взглянул.
 
Теперь приведите мне музыканта»,
музыкант стал играть, и была на нём рука Господа.
 
Сказал: «Так сказал Господь:
Делайте в этом русле яму за ямой.
 
Господь сказал так: Не увидите ветра и дождя не увидите, а это русло заполнит вода,
и будете пить вы, стада ваши и животные ваши.
 
В глазах Господа это легко,
и Моав в ваши руки отдаст Он» (там же 13-18).

 

            Но не только доброе предсказание о воде сделал Элиша. И о зле, которое совершат армии трёх царей, несмотря на прямой запрет Учения рубить плодовые деревья даже во время войны (Слова 20:19-20), Элиша пророчит: «Вы поразите все укреплённые города, все лучшие города, все хорошие деревья вы срубите, все источники воды вы засыплете,// все хорошие поля камнями вы искалечите» (Цари 2 3:19).  

            Так всё и случилось. Обитатели Моава стали на границе — страну защищать, и, увидев вдали «воду красную, словно кровь», решили, что цари, идущие против них, «перебили друг друга». Ринулись за добычей — Израиль их перебил, «города разрушали, на каждое хорошее поле, забрасывая его, каждый камень швырял, все источники воды засыпали, все хорошие деревья рубили». Царь Моава «сына-первенца, которому царствовать после него, взял и вознёс на стене всесожжением» (там же 20-27).

            Деяния Элиши не только отличны от чудес Элияѓу, по слову которого в горшке мука не иссякала, а в кувшинчике масло не истощалось, но и подобны. Так, Элиша спасает вдову и её двух детей.

 
Одна женщина из жён сынов пророков кричала Элише: «Твой раб, мой муж умер, ты знал, что страшился Господа раб твой,
заимодавец пришёл двух детей моих в рабы себе взять».
 
Сказал ей Элиша: «Что сделать мне для тебя? Скажи, что в доме есть у тебя?»
Сказала: «Нет в доме у служанки твоей ничего, кроме кувшинчика с маслом».
 
Сказал: «Иди, у всех соседей посуду себе попроси,
много пустой посуды.
 
Пойди, закрой дверь за собой и за сыновьями, наливай во всю эту посуду,
наполненное отставляй».
 
Ушла от него, дверь за собой и за сыновьями закрыла,
они подают, она наливает.
 
Было: всю посуду наполнив, сыну сказала: «Подай мне ещё посуду». — «Нет больше посуды», — сказал он,
и кончилось масло (там же 4:1-6).

 

            Перед своим вознесением Элияѓу спрашивает Элишу, чего тот желает. «Твой дух на мне да будет вдвойне», — отвечает Элиша. Просьба Элиши исполнена: Элияѓу оживляет ребёнка, а Элиша знатной женщине из Шунема (Сонам), которая сделала в своём доме «малую комнату» для пророка, предрекает рождение сына, а затем его оживляет.  

Придя однажды туда, сказал пророк Гейхази (Гиезий), юноше (синонимы-переводы: отрок, слуга, ученик, молодой воин) своему, позвать эту женщину. На вопрос, что ей сделать, поговорить о ней с «царём, военачальником?», отвечала: «Среди своего народа живу я». Как и все слуги, расторопный Гейхази всё знает лучше своего господина: «Только сына нет у неё, и муж её стар». Снова женщину призывая, пророк говорит: «Через год в это время обнимать будешь сына». Сказала в ответ: «Человек Божий, мой господин, служанку свою не обмани» (там же 10-16). Почти дословно повторяя сказанное о Саре (Вначале 21:2), отмечает повествователь: «Зачала женщина, родила сына она» (Цари 2 4:17).

 
Вырос мальчик,
однажды пошёл к отцу он, к жнецам.
 
Сказал отцу: «Голова! Моя голова…»
Сказал юноше: «К матери его отнеси».
 
Понёс, принёс его к матери,
сидел до полудня на коленях её и умер.
 
Поднялась, на кровать Божьего человека его положила,
дверь закрыла за ним и ушла.
 
Позвав мужа, сказала: «Одного из юношей пришли мне и одну из ослиц:
поспешу к Божьему человеку и возвращусь».
 
Сказал: «Почему идёшь к нему, сегодня не Новомесячье [день, в который не работали, начиная его вечерней праздничной трапезой] и не суббота?»
«Всё благо», — сказала.
 
Оседлав ослицу, юноше сказала: «Веди, иди,
не останавливай езды, только если скажу».
 
Пошла, на гору Кармель к Божьему человеку пришла,
было: Божий человек, издали увидев её, сказал Гейхази, юноше своему: «Вот, эта жительница Шунема.
 
Теперь беги ей навстречу, скажи: 'Здорова ты? Муж твой здоров? Здоров твой ребёнок?'»
Сказала: «Здоровы».
 
Пришла на гору к Божьему человеку, за ноги его ухватила,
подошёл Гейхази её оттолкнуть, Божий человек говорит: «Оставь, душа её горестна, Господь скрыл от меня, не сказал».
 
Сказала: «Я сына у моего господина просила?
Разве не сказала тебе: в заблуждение меня не вводи?»
 
Сказал он Гейхази: «Опояшь чресла, мой посох в руку возьми и иди, встретишь кого — не приветствуй, тебя поприветствует — не отвечай,
посох мальчику на лицо положи».
 
Мать ребёнка сказала: «Жив Господь и жива душа твоя [повторение слов Элиши Элияѓу, там же 2:2], я тебя не оставлю»,
встал, за нею пошёл.
 
Гехази [то же, что Гейхази] пришёл перед ними, на лицо ребёнка посох он положил — ни звука, ни голоса,
вернулся навстречу ему, сказал, говоря: «Не пробудился ребёнок».
 
В дом Элиша пришёл,
и — на кровати положен мёртвый ребёнок.
 
Вошёл, дверь закрыл за обоими,
Господу он молился.
 
Поднялся, на мальчика лёг, рот ко рту приложил, глаза — к глазам, ладони — к ладоням, приник к нему,
и тело мальчика потеплело.
 
Вернулся, прошёл по дому туда раз, сюда раз, поднялся, приник к нему —
семь раз ребенок чихнул, раскрыл мальчик глаза.
 
Позвав Гейхази, сказал: «Позови эту жительницу Шунема», позвал тот, пришла,
он сказал ей: «Сына возьми».
 
Подошла, к ногам его пала, на земле распростёрлась,
взяла сына, ушла (там же 4:18-37).

 

            Элиша, мягко говоря, странный пророк. Вначале были дети, им проклятые, задранные медведицами. Затем ребёнок предречённый, спасённый. Всё время он балансирует между жизнью и смертью.

Теперь странная похлёбка из диких растений, попробовав которую, сыны пророков кричали: «Человек Божий, смерть в котле!» Потребовал, чтобы муку принесли, всыпал в котёл, и по слову повествователя «в котле ничего плохого не стало» (там же 38-41).

В другой раз Элиша двадцатью ячменными хлебами и свежими зёрнами в колосьях, первым хлебом, неким человеком ему принесённым, сто человек накормил. Сказал слуге дать это народу. «Как это дам ста людям?» «Дал им, и ели, и осталось по слову Господню» (там же 42-44; реплики на этот эпизод у всех евангелистов).

«Качество» чудес сравнивать трудно, но по количеству Элиша явно учителя своего превосходит. Но если у того все чудеса, так сказать, однозначные, то у Элиши, словно в реальности, только хорошо почти не бывает.

Его слава целителя достигает соседей, большую часть времени, как известно, врагов. Проказа (слово в ТАНАХе охватывает большую группу болезней, кроме собственно проказы, и другие кожные заболевания) поразила военачальника царя Арама. Юная израильтянка, взятая в плен, служившая жене этого военачальника по имени Нааман (Нееман), сказала своей госпоже: «Попросил бы господин мой пророка в Шомроне,// чтобы от проказы его излечил». Царь Арама царю Израиля письмо написал, взял Нааман золото, серебро и перемены одежды. Прочитав письмо, царь Израиля, разорвав одежды, сказал: «Я Бог — умерщвлять и оживлять, что этот посылает ко мне человека излечить от проказы?» (там же 5:1-7)

 

Было: человек Божий Элиша, услышав, что царь разорвал одежды, послал царю, говоря: «Почему ты разорвал одежды свои?

Пусть он придёт ко мне и узнает, что в Израиле есть пророк».

 

Прибыл Нааман на конях своих, колесницах,

у входа в дом Элиши остановился.

 

Послал к нему Элиша посланца, сказав:

«Иди, семь раз в Ярдене омойся, и плоть твоя к тебе возвратится — очистишься».

 

Разгневавшись, ушёл Нааман, 

сказал: «Говорил себе, выйдет, сойдёт ко мне, станет, призовёт имя Господа Бога, над этим местом рукой взмахнёт, излечит проказу».

Подошли к нему рабы его, говорили, сказали: «Отец мой, сказал бы пророк дело большое, разве б не сделал?

Только сказал он тебе: омойся — очистишься».

 

Спустился, в Ярден семь раз окунулся по слову Божьего человека,

плоть возвратилась, как плоть юного отрока, он очистился.

 

К человеку Божьему возвратился со всем своим станом, пришёл, стал перед ним и сказал: «Узнал я: во всей земле Бога нет — только в Израиле,

теперь прими дар от раба своего».

 

Сказал: «Жив Господь, пред которым стою, не приму»,

упрашивал тот принять — отказался.

 

Сказал Нааман: «Коль нет, пусть дадут землю рабу твоему — груз пары мулов:

не будет твой раб приносить жертвы и всесожжения иным богам — только Господу.

Сказал ему: «С миром иди!»

Ушёл от него недалеко.

 

Сказал Гейхази, юноша Элиши, Божьего человека: «Вот, оставил мой господин Нааману этому из Арама — не взял из руки его, что принёс,

жив Господь, побегу за ним, что-то возьму».

 

Погнался Гейхази за Нааманом,

Нааман, увидев бегущего за собой, спрыгнул с колесницы навстречу, сказал: «Здоров?»

 

Сказал: «Здоров, мой господин послал меня, чтобы сказать: 'Ныне пришли ко мне двое юношей с гор Эфраима [Ефрем] из сынов пророков,

дай им кикар серебра и две перемены одежды'».

 

Сказал Нааман: «Два кикара взять согласись»,

упросив, завязал два кикара серебра и две перемены одежды в две связки, отдал двум своим юношам, и они перед ним понесли.

Пришёл, стал перед своим господином, сказал Элиша ему: «Ты откуда, Гехази?»

Сказал: «Ни туда, ни сюда твой раб не ходил».

 

Сказал ему: «Не моё ли сердце ходило, когда человек с колесницы навстречу тебе обернулся?

Это время брать серебро, брать одежды, масличные деревья, виноградники, скот и овец, рабов и рабынь?

 

Проказа Наамана пристанет к тебе и к твоему потомству навеки»,

ушёл от него, как снег, прокаженный (там же 8-11,13-17,19-23,25-27).

 

            В отличие от учителя, одиноко сражающегося против пророков Баала, Элиша окружён сынами пророков. Похоже, они живут особой общиной, которая разрастается, ведь говорят сыны пророков Элише: «Место, где мы живём при тебе, для нас тесно». Элиша соглашается вместе с ними пойти к Ярдену. Там «деревья рубили», у одного упал в воду топор, взятый взаймы. Спросил Элиша, куда он упал? Показали. Обрубок дерева бросил — «всплыло железо» (там же 6:1-6). Как видим, даже «мелкими» чудотворствами Элиша не брезгует, а повествователь о них сообщать не пренебрегает.

И вновь с Арамом война. Божий человек предостерегает царя Израиля не идти местами, где его поджидают враги. Царь Арама подозревает, что кто-то о его передвижениях доносит царю Израиля. Один из рабов вразумляет царя: «Пророк Элиша в Израиле царю Израиля пересказывает слова, что ты в спальне своей говоришь!» Ему бы испугаться такого могущества, а он посылает узнать, где Элиша находится (там же 8-13). Зря это сделал! Элиша войско Арама приведёт в Шомрон, столицу Израиля, и — вопреки своей репутации пророка жестокого — попросит царя быть к пленным милостивым. Царь Арама

 

Послал туда коней, колесницы, войско большое,

придя ночью, город они окружили.

 

Поднялся слуга Божьего человека, встал он и вышел, и — окружило город войско большое, кони и колесницы,

сказал ему юноша: «Ох, мой господин, что будем делать?»

 

Сказал он: «Не бойся!

Тех, кто с нами, больше, чем их!»

 

Молился Элиша, он говорил: «Открой глаза его, Господи, чтобы увидел!»

Господь открыл глаза юноши, и увидел: вокруг Элиши полна гора огненных коней и колесниц.

 

Они спустились к нему — помолился Элиша Господу, говоря: «Сейчас порази этот народ слепотой!»

Поразил слепотой по слову Элиши.

 

Сказал им Элиша: «Не эта дорога и город не тот, за мной идите, к человеку, которого ищите, вас приведу»,

повёл их в Шомрон.

 

Было: пришли в Шомрон, Элиша сказал: «Открой глаза этих, Господи, чтоб увидели!»

Господь открыл их глаза, и увидели — в Шомроне они.

 

Царь Израиля, увидев их, Элише сказал:

«Я убью их? Отец мой, убью!»

 

Сказал: «Не убивай! Разве тех, кого мечом и луком в плен берёшь, убиваешь?

Хлеб и воду перед ними поставь, поедят, попьют и пойдут к своему господину».

 

Пир великий устроил, ели и пили, он их отослал, и пошли они к своему господину,
и больше отряды Арама в землю Израиля не приходили (там же 14-23).

 

            Последнее утверждение оказалось неверным: уже в следующем стихе сообщается, что царь Арама «поднялся, Шомрон осадил», и там был «голод великий», такой, что ослиная голова «восемьдесят серебряных» стоила (там же 24-25).

 

Было: проходил царь Израиля по стене,

женщина, крикнув, сказала: «Спаси, царь, мой господин!»

 

Сказал: «Господь не спасает, где я спасенье возьму?

На гумне или в давильне? [они за городскими стенами, где враги]»

 

«Что тебе?» — Царь говорит.

Сказала: «Эта женщина мне говорила: 'Дай сына — сегодня съедим твоего, завтра — моего сына съедим' [о том, что женщины в осаде будут есть детей: Слова 28:53-57, также: За что? 4:10].

 

Моего сына сварили и съели,

на другой день я ей говорю: 'Дай твоего сына — съедим', а она своего сына припрятала».

 

Было: услышав слова этой женщины, разорвал одежды свои, а он шёл по стене —

увидел народ вретище на теле его.

 

Сказал: «Так Бог сделает мне и так Он прибавит,

если сегодня голова Элиши сына Шафата будет на нём».

 

Элиша сидит в своём доме, и сидят с ним старейшины,

а тот послал мужа перед собой, и прежде, чем посланец пришёл, старейшинам говорит: «Видите, сын убийцы послал снести мою голову, смотрите, как посланец придёт, дверь закройте, его дверью прижмите, вот, за ним звук шагов его господина».

 

Он с ними ещё говорит, и — спускается посланец к нему,
он сказал: «Это беда от Господа! Как впредь на Господа мне уповать?!» (Цари 2 6:26-33)

 

Вероятно, последние слова произносит царь, который, раскаявшись в сказанном об Элише, пришёл в дом пророка.

Тем временем Элиша пророчит: «Господь сказал так: Завтра в это же время сеа [8-10 литров] тонкой муки будет по шекелю, ячменя две сеи — по шекелю в воротах Шомрона» (там же 7:1). Что же случится, если цены так упадут: вместо никчемной ослиной головы за восемьдесят серебряных шекелей такое количество тонкой муки будет стоить один серебряный шекель? Об этом, о чудесном спасении — рассказ о четырёх прокажённых, сидящих, как это было принято, у ворот городских, вдали от людей, прокажённых, рассуждающих удивительно здраво.

 

«Чего здесь сидим, пока не умрём?

 

Если скажем: 'В город пойдём' — в городе голод, умрём там, если здесь будем сидеть — умрём,

теперь пойдём, нападём на лагерь Арама, выживем — будем жить, убьют нас — умрём».

 

Встали в сумерки — идти в лагерь Арама,

пришли к краю стана Арама, и — нет там никого.

Встали, в сумерки убежали, оставив шатры свои, коней и ослов, стан, как он есть,
души свои уносили.

 

Эти прокаженные подошли к краю стана, в шатёр вошли, ели и пили, унесли оттуда серебро, золото и одежду, пошли и припрятали, 

в другой шатёр вошли, унесли оттуда, пошли и припрятали.

 

Сказали друг другу: «Не так мы поступаем, сегодня — день доброй вести, а мы молчим, дожидаясь света утра, отыщем себе прегрешение,

теперь идём, придём в дом царя и расскажем».

 

Пошли, позвали привратников городских, сказали им, говоря: «Мы пришли в стан Арама, и — там нет никого, ни человечьего звука,

только привязанные лошади, привязанные ослы, шатры, как они есть».

 

Позвали привратников,

те в доме царя пересказали.

 

Встав ночью, царь рабам своим говорит: «Сейчас скажу вам, что затеял с нами Арам,

зная, что голодные мы, они вышли из стана, спрятались в поле, сказав: 'Они выйдут из города, а мы их живыми захватим и в город войдём'».

 

Отвечая, один из рабов сказал: «Возьмите сейчас пять коней сохранившихся, здесь уцелевших, будут они — как весь уцелевший Израиль, или — как весь Израиль погибший,

пошлём и увидим».

 

Взяли две конные колесницы,

и царь их за войском Арама послал, говоря: «Отправляйтесь, смотрите!»

 

Двигались за ними они до Ярдена: вся дорога усыпана одеждой, вещами, брошенными в спешке Арамом,

вернувшись, царю посланцы сказали.

 

Вышел народ, стан Арама разграбил,

была сеа тонкой муки по шекелю, ячменя две сеи — по шекелю, по слову Господню (там же 3-5,7-16).

 

            Несмотря на то, что рассказы о чудотворцах, об Элише в особенности, весьма фрагментарны, они являются циклом, рамки которого, пусть достаточно слабо, но всё же намечены. Элияѓу пришёл ниоткуда и уносится на колеснице, оставляя не развязанным один-единственный узел: пророчество о Изевэли, который достаётся Элише развязывать.  

А пока он свой круг чудес завершает, женщину, сына которой он оживил, с домом её отправляя пожить там, «где жить будешь», «ибо Господь голод призвал, в этой земле он на семь лет наступил». Это наиболее продолжительный голод, в ТАНАХе упоминаемый.

Эта женщина, сделав «по слову Божьего человека», в земле плиштим (филистимляне) пожила, а, возвратившись, «пошла к царю воззвать о доме своём и поле своём». Тут же повествователь сообщает, что царь просит Гехази, о проказе которого ни полслова, рассказать «обо всех чудесах, сотворённых Элишей» (там же 8:1-4).

 

Было: он рассказывает царю о том, что тот мёртвого оживил, и, вот, женщина, сына которой тот оживил, взывает к царю о доме своём и поле,

Гехази царю говорит: «Царь, мой господин, это та женщина и это сын её, Элиша его оживил.

 

Расспросил царь эту женщину, и та ему рассказала,

дал ей царь одного придворного и сказал: «Всё её ей верни и урожаи поля её со дня, как покинула эту землю, и до сего дня» (там же 5-6).

 

            И в делах Арама Элиша принимает участие. Он приходит в Дамэсек. Царь Бен-Ѓадад болен, ему сообщили, что «человек Божий пришёл». По приказу царя Хазаэль с даром, «груз сорока верблюдов», приходит к пророку вопрос царя передать: «Выздоровею ли я от этой болезни?» Сказал Элиша: «Иди, скажи ему: 'Выздоровеешь, излечишься',// а Господь мне открыл: смертью умрёт». Сказал — и заплакал (там же 7-11).

 

Сказал Хазаэль: «Почему плачет, мой господин?»

Отвечал: «Потому что знаю, какое зло сынам Израиля ты причинишь: предашь огню крепости, мечом отборных убьёшь, размозжишь младенцев, беременных рассечёшь».

 

Сказал Хазаѓэль [то же, что Хазаэль]: «Разве раб твой собака, что такое ужасное сотворит?»

Элиша сказал: «Господь показал мне царём Арама тебя».

 

Уйдя от Элиши, пришёл к своему господину, сказавшему: «Что Элиша тебе говорил?»

Ответил: «Сказал мне: выздоровеет, вылечится».

 

Было: на следующий день, взяв одеяло, в воде намочил, на лицо ему положил — и умер,

Хазаѓэль вместо него воцарился (там же 12-15).

 

После пророчества о гибели царя Арама и воцарении его убийцы Элиша, «призвав одного из сынов пророков», ему говорит: «Препояшь чресла свои, этот сосуд масла в руку возьми, иди в Рамот Гилад». Цель — тайно помазать на царство Иеѓу сына Иеѓошафата, что и исполняет посланец Элиши, передавая слова Господа, в его уста вложенные пророком: «Так сказал Господь Бог Израиля: Я помазал тебя царём над народом Господа, над Израилем… отомщу Я за кровь пророков, рабов Моих, за кровь всех рабов Господа от руки Изавэль… Весь дом Ахава погибнет… Изевэль в поле Изреэля собаки пожрут, и могилы не будет» (там же 9:1-10).

И, завершая мозаичную картину пророчеств двух чудотворцев, повествователь рассказывает, как воцарившийся Иеѓу пришёл в Изреэль — «Изевэль, услышав, навела синим глаза, голову украсив, глядела в окно» (там же 30).

 

Сказал: «Сбросьте её!» Сбросили —

брызнула на стену, на коней её кровь — и её растоптали.

 

Пришёл, ел, пил

и сказал: «Не забудьте о проклятой этой, похороните: она царская дочь».

 

Пошли хоронить —

не нашли её, только череп, ноги и кисти рук.

 

Вернувшись, рассказали ему, он говорит: «Таково слово Господа, сказанное через раба Своего Элияѓу из Тошава:

В поле Изреэля плоть Изевэли собаки пожрут».

 

На поле, в уделе Изреэля труп Изевэли был, как навоз:

что Изевэль это, не скажут (там же 33-37).

 

Сбылось пророчество Элияѓу: «И об Изевэль сказал Господь, говоря:// Изевэль у стены Изреэля собаки пожрут» (Цари 1 21:23).

Всё, что Господь на них возложил, Элияѓу и Элиша, чудотворцы, исполнили. Элияѓу в небо вознёсся, а Элиша перед смертью стал автором и героем притчи-пророчества, в которой царь Израиля называет его, как некогда Элияѓу он сам называл (Цари 2 2:12).

 

Заболел Элиша болезнью, от которой умрёт,

спустился к нему Иоаш [Иоас], царь Израиля, плакал над ним, говорил: «Отец мой! Отец! Колесница Израиля, его всадники!»

 

Сказал Элиша ему: «Возьми лук и стрелы».

Дал ему лук и стрелы.

 

Сказал царю Израиля: «Руку на лук положи». Положил руку на лук,

и Элиша руки свои на руку царя положил.

 

Сказал: «Окно на восток отвори». Отворил,

сказал Элиша: «Стреляй!» Выстрелил. Он сказал: «Это стрела Господня спасения, стрела спасения от Арама, в Афеке [полагают, речь о городе Афик на юге Голанских высот] Арам поражать будешь, пока не уничтожишь».

 

Сказал: «Возьми стрелы». Он взял.

Сказал царю Израиля: «Бей в землю!» Три раза в землю ударив, остановился.

 

Человек Божий разгневался на него и сказал: «Пять-шесть раз ударил бы, окончательно бы Арам уничтожил,

а теперь побьёшь Арам ты три раза» (там же 13:14-19).

 

            Более шестидесяти пяти лет при шести царях Израиля пророчествовал Элиша, в глубокой старости умерший, точней сказать, совершал многочисленные чудеса: собственно пророчеств было лишь пять.

И после смерти Элиша продолжал творить чудеса. «И по успении его пророчествовало тело его», — сказано в Премудрости Бен-Сиры (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова, 48:14).

 

Умер Элиша, его похоронили,

год наступал — отряды Моава в страну приходили.

 

Было: хоронили кого-то, и — видят отряд, бросили человека в гробницу Элиши,

падая, тот человек костей Элиши коснулся и ожил, на ноги встал (Цари 2 13:20-21).

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS