Комментарий | 0

Моше-Аѓарон (Моисей-Аарон) - 5

 

Марк Шагал. Моисей, получающий 10 заповедей. 1956 г.
 
 

 

И даровал Господь всему народу Израиля Десять речений (заповедей).

 

Я Господь Бог твой,
который из земли Египет, из дома рабства вывел тебя,
не будет у тебя других богов, кроме Меня.
 
Не твори себе идола и никакого изображения того, что в небе, вверху, и что внизу, на земле,
и что в воде, под землёй.
 
Перед ними не простирайся, им не служи,
ибо Я твой Господь Бог, Бог-ревнитель, ненавидящих Меня помню, караю за вину отцов детей до третьего и до четвёртого [внуков и правнуков].
 
И творю тысячам [поколений] милость,
любящим Меня, заповеди Мои хранящим.
 
Не клянись ложно именем Господа Бога:
именем Его ложно клянущегося Господь не простит.
 
 
Помни день субботы — его освящать.
 
Шесть дней трудись, делай всю работу твою.
 
А седьмой день — суббота Господу Богу,
никакую работу не делай ты и сын твой, и дочь твоя, раб твой и рабыня твоя, и животное твоё, и пришелец твой, который в воротах твоих [иноплеменник, устраивающий жилище у городских ворот, где было свободное пространство].
 
Ибо шесть дней создавал Господь небо и землю, море и всё в них, в день седьмой отдыхал,
потому благословил Господь день субботы и его освятил.
 
Чти отца своего и мать свою,
чтоб продлились твои дни на земле, которую Господь Бог твой даёт тебе.
 
Не убивай,
не любодействуй,
не кради,
не свидетельствуй лживо о ближнем своем.
 
Не пожелай дома ближнего своего,
не пожелай жены ближнего своего и раба его, и рабыни его, и быка его, и осла его, ничего, что у ближнего твоего.
 
 
А весь народ видят громы и пламя, и звук шофара, и гору дымящуюся,
увидел народ — отпрянули, встали вдали.
 
Сказали Моше: «Говори с нами ты — будем слушать,
пусть не говорит с нами Бог, чтоб не умерли».
 
Сказал народу Моше: «Не бойтесь, Бог пришёл, чтобы вас испытать,
чтобы страх Его был на вас, чтобы вы не грешили».
 
Народ стоял вдалеке,
а Моше к мгле, в которой Бог, подступил.
 
Сказал Господь Моше: Так скажи сынам Израиля:
«Вы видели, что с неба с вами Я говорил.
 
Не делайте Меня,
Бога серебряного и Бога золотого себе не делайте (Имена 20:2-19).

 

              В конце 20-ой главы начинается длинная череда законов, регулирующих различные стороны жизни, заканчивающаяся в 23-ей главе. Это законы о еврее-рабе, о предумышленном и непредумышленном убийстве, об увечье и бодливом быке (21); законы о воровстве, хранителе, чародействе, скотоложстве, приносящем жертвы чужим богам, ссужающем деньги, первых плодах и первенцах, о мясе растерзанного животного, заповедь не притеснять пришельца, вдову и сироту (22); заповеди и законы о седьмом годе, субботе, паломнических праздниках, границах Израиля (22).

              Народ, Господом сотворённый, на пути в страну свою, нуждался в законах. Господь Своему народу через Моше законы даёт.

 

 

Моше-Аѓарон: скрижали и грех золотого телёнка

 

Не только от великого до смешного, но и от великого до низко греховного один шаг и всего несколько глав лаконичного текста.

              Господь велит Моше, Аѓарону, Надаву и Авиѓу (Авиуд), сыновьям Аѓарона, и семидесяти старейшинам «взойти к Господу». Но «приблизится к Господу» только Моше. Пришёл он к народу, рассказал «все слова Господа и все законы», народ в один голос ответил: «Всё, что сказал Господь, мы исполним».  Это — нынешнему поколению. А будущим — «записал Моше все слова Господа». Моше строит жертвенник под горой и «двенадцать столбов двенадцати коленам Израиля», посылает вознести всесожжения. Взяв книгу союза, книгу, в которой слова Господа, им записанные, Моше читает народу, сказавшему: «Всё, что сказал Господь, исполним и будем слушать». В знак союза евреев с Богом Моше жертвенной кровью кропит жертвенник и народ: «Вот, кровь союза, который обо всём этом с вами Господь заключил». Взошли Моше, Аѓарон, Надав и Авиѓу, и семьдесят старейшин (Имена 24:1-9).

 

Видели они Бога Израиля,
и под ногами Его — как подобие кирпича из сапфира, как само небо по чистоте.
 
И на избранников сынов Израиля руку Он не простёр,
они видели Бога, и ели и пили.
 
Сказал Господь Моше: Взойди на гору ко Мне и будь там,
и дам тебе каменные скрижали и Учение, и заповедь, которые написал, — их учить.
 
Встал Моше и Иеѓошуа, служитель его,
взошёл Моше на гору Божию.
 
А старейшинам он сказал: «Ждите нас здесь, пока к вам не возвратимся,
вот, Аѓарон и Хур с вами, у кого дело, к ним пусть подходит».
 
Взошёл Моше на гору,
облако гору покрыло.
 
Слава Господня на горе Синай пребывала, шесть дней облако её покрывало,
воззвал Он к Моше из облака в день седьмой.
 
И — видение славы Господней, как огонь пожирающий, на вершине горы,
у сынов Израиля на глазах.
 
Вошёл Моше в облако, на гору взошёл,
был Моше на горе сорок дней и сорок ночей (Имена 24:10-18).

 

Что услышал Моше на горе? Чему Господь его научил? Всевышний заповедует Моше собрать приношение сынов Израиля и построить Ему обиталище, которое показывает ему (25); описывает устройство обиталища: сделать из тканых полотнищ, над ним — шатёр козьей шерсти, над которым — покрытие из кож (26); описывает устройство жертвенника, двора, даёт заповедь зажигать постоянно лампаду (27); описывает священные одежды коѓенов (28); рассказывает об освящении Аѓарона и его сыновей, освящении жертвенника, рассказывает о постоянных жертвоприношениях (29); о жертвеннике воскурений, о полшекеле исчисления, умывальнике, благовониях, масле помазания и воскурении (30); говорит о призвании Бецалэля (Веселеил) и Оѓалиава (Аголиав), строителей Переносного храма, даёт заповедь субботы, подчёркивая неразрывную связь этой заповеди с актом Творения (31).

 
Между Мной и сынами Израиля — это знак вечный,
ибо шесть дней создавал Господь небо и землю, а в день седьмой прекратил и отдыхал.
 
Закончив с ним говорить, Он дал Моше на горе Синай две скрижали свидетельства,
каменные скрижали, перстом Божиим писанные (Имена 31:17-18).

 

              Длинным, подробным описанием, полным различного рода деталей повествователь надолго задерживает читателя «на горе», где сорок дней и ночей Моше, человек-миссия, внимает Всевышнему, получает скрижали — знак вечного союза Господа с еврейским народом, которого Моше — предстатель перед Спасителем, даровавшим свободу, ведущим народ Свой в Землю обетованную. 

Стоит Моше на горе перед Богом, на самой высокой точке, на которую когда-либо перед Всевышним человек восходил. Говорит с Богом Моше и не знает: в это время народ, видящий, «что Моше медлит спуститься с горы», собрался, подошёл к Аѓарону, потребовав: «Встань, сделай нам бога, чтобы шёл перед нами, ибо о человеке этом Моше, выведшем нас из земли Египет, что с ним, не знаем» (Имена 32:1).

Это не ропот. Это не требование еды и воды. Более того, народ уже не требует возвратить их в Египет, народ признаёт заслугу Моше, признаёт, не сознавая: не Моше вывел их из Египта, но Бог, которого только Моше, в отличие от них, всех остальных, слышать способен.

Аѓарон? Он обращался к Всевышнему только с Моше, который там, на горе, а он здесь вместе с народом, чьё напряжённое нетерпение передалось и ему. В этом миссия его — быть с народом, он с честью её исполнял, будучи рядом с Моше, от него зная слово Господне.

Потерявший Моше народ всецело доверяется Аѓарону, который, не слыша голос Господень, переходит на язык, людям доступный. Моше-Аѓарон: единство нарушено, между братьями — неодолимость горы: Моше не знает, что там, под горой, Аѓарону не ведомо, что там, на вершине, и он велит на языке, понятном народу: «Золотые серьги из ушей ваших жён, сыновей и дочерей выньте// и мне принесите». Вынули, принесли, совершив подвиг самопожертвования; подчёркнуто: весь народ вынул. Аѓарон «сделал литого телёнка», о котором сказали: «Это бог твой, Израиль, который из земли Египет вывел тебя!» Построил Аѓарон жертвенник перед телёнком, заменившим и Господа, с котором заключили вечный союз, кровью жертвенной окроплённый, и Моше-спасителя, с Господом говорившего. Возникшая пустота новой верой сменилась, зримой, понятной. Объявил Аѓарон: «Праздник Господу завтра». «Встав назавтра, вознесли всесожжения, принесли жертвы мира,// сел народ есть и пить и поднялись веселиться» (Имена 32:2-6).

Моше, так требовательно настаивавший, что только Моше-Аѓарон способны миссию спасения Израиля выполнить, Моше эту связь разрывает, прежнего единства между ними больше не будет. Моше, отделяя себя от Аѓарона, полностью на себя берёт ответственность за народ, более того, с ним, согрешившим, упавшим, себя отождествляет. Он молит Господа не уничтожать этот народ, а если нет, стереть его, Моше, из книги, которую Господь написал, что можно истолковать, как желание исчезнуть полностью из истории, не только из будущего, но и прошлого.

Моше разбивает скрижали и уничтожает телёнка, тем самым как бы вычёркивая сорок дней и сорок ночей, которые провёл на горе, а Аѓарон под горой с разуверившимся народом. Как знак искупления коленом Леви, из которого сам Моше, было убито три тысячи человек.

Умоляя Господа о прощении, Моше напоминает Ему обещание, данное Авраѓаму (Вначале 22:17), Ицхаку (там же 26:4): «Умножу потомство твоё, как звёзды небесные» (Имена 32:13) — обещание о великом народе; напоминает и обетование о земле, которое повторяется праотцам неоднократно: Авраѓаму (Вначале 12:7, 13:15, 17:8), Ицхаку (там же 26:4), Яакову (там же 28:13, 35:12): «И всю эту землю, о которой Я говорил, отдам твоему потомству — владеть будете вечно» (Имена 32:13).

В книге Имена о появлении золотого телёнка рассказано дважды. Сперва от третьего лица, второй раз — Аѓарон оправдывается перед Моше.

«Снял весь народ с ушей золотые серьги,// принесли Аѓарону. Взяв из их рук, резцом вырезав, сделал литого телёнка,// сказали: 'Это бог твой, Израиль, который из земли Египет вывел тебя!'» (Имена 32:3-4). Пытаясь оправдаться перед Моше, Аѓарон рассказывает так, словно всё случилось само собой: «Сказал им: 'У кого золото?!' Сняв, мне его дали.//  Бросил в огонь — вышел этот телёнок» (там же 24). Само собой — как это уже однажды случилось.

Услышав голос Бога, прячутся человек и жена его, Господь зовёт человека, тот отвечает.

 

Сказал: «Услышал Твой голос в саду,
испугался, что наг я, и спрятался».
 
Сказал: Кто сказал тебе, что ты наг,
от дерева, о котором Я тебе заповедал не есть от него, ты ел?
 
Сказал человек:
«Жена, которую дал мне, дала мне от этого дерева, я и ел».
 
Сказал Господь Бог жене: Что это сделала ты?
Сказала жена: «Змей соблазнил, я и ела» (Вначале 3:8-13).

 

              Место, где Господь говорит, что пожрёт этот народ, а Моше сделает народом великим, несомненно одно из самых драматичных в ТАНАХе.

 

Сказал Господь Моше:
Иди, спустись: развратился народ твой, который из земли Египет ты вывел.
 
С дороги, которую Я заповедал, быстро сбились, сделав себе литого телёнка,
перед ним преклонились, принесли ему жертву, сказали: «Это бог твой, Израиль, который из земли Египет вывел тебя!»
 
Сказал Господь Моше:
Увидел Я этот народ, и — это народ жестоковыйный [первое появление в Тексте знаменитого слова].
 
А теперь оставь Меня, и гнев Мой, на них возгоревшись, пожрёт их,
а тебя сделаю народом великим.
 
Молил Моше своего Господа Бога,
говоря: «Зачем, Господи, гневу Твоему разгораться на Твой народ, который из земли Египет Ты вывел силой великой, дланью могучей?
 
Зачем говорить египтянам, сказав: 'На беду вывел их, в горах убить, с земли истребить!'
От гнева Своего отступись! Пожалей о беде Своему народу!
 
Вспомни Авраѓама, Ицхака, Израиля, рабов Твоих, которым клялся Собой, говоря: Умножу потомство твоё, как звёзды небесные,
и всю эту землю, о которой Я говорил, отдам твоему потомству — владеть будете вечно!»
 
Пожалел Господь
о беде, о которой сказал, что на народ Свой навлечёт.
 
Повернувшись, Моше спустился с горы, и в руке его две скрижали свидетельства,
скрижали, исписанные с обеих сторон, и с этой, и с той исписаны.
 
Скрижали — деяние Божие,
письмена — Божии письмена, вырезанные на скрижалях.
 
Услышал Иеѓошуа гул народа шумящего,
сказал Моше: «Гул боя в стане!»
 
Сказал: «Это не звук песни победы и не звук песни разгрома,
звук песни я слышу».
 
Было: приблизившись к стану, телёнка и пляски увидел,
гнев Моше разгорелся, из рук скрижали швырнув, разбил их под горой.
 
Взяв телёнка, которого сделали, сжёг в огне, в пыль его стёр,
над водой рассеяв, сынов Израиля напоил [подобно испытанию жены, подозреваемой в неверности].
 
Сказал Моше Аѓарону: «Что сделал тебе этот народ,
на который ты грех великий навёл?!»
 
Сказал Аѓарон: «Не возгорится гнев моего господина!
Ты знаешь народ этот, он зол!
 
Сказали мне: 'Сделай нам бога, чтобы шёл перед нами,
ибо о человеке этом Моше, выведшем нас из земли Египет, что с ним, не знаем'.
 
Сказал им: 'У кого золото?!' Сняв, мне его дали.
Бросил в огонь — вышел этот телёнок».
 
Увидел Моше, что этот народ развращён,
что Аѓарон его развратил — врагам на посрамление.
 
Став в воротах стана, крикнул Моше: «Ко мне кто за Господа!»
Все сыны Леви к нему собрались.
 
Сказал им: «Так сказал Господь Бог Израиля: Каждый меч на бедро возложи!
Туда и обратно, от ворот до ворот по стану пройдите и каждый брата убей, и ближнего — каждый, и близкого — каждый!»
 
Сделали сыны Леви по слову Моше,
пало в тот день из народа человек тысячи три. 
 
Сказал Моше: «Сегодня Господу вас посвятили, каждого сыном и братом своим,
сегодня дано вам благословение».
 
Было назавтра: сказал народу Моше: «Великий грех вы совершили,
ныне взойду к Господу, может, грех ваш искуплю».
 
Вернулся Моше к Господу и сказал:
«Великий грех этот народ совершил, золотого бога сделав себе.
 
Теперь простишь Ты их грех?
Если нет — сотри меня из книги, которую Ты написал!»
 
Сказал Господь Моше:
Согрешившего предо Мной сотру из книги Моей.
 
А теперь иди, веди этот народ, куда тебе говорил, Мой посланник пойдёт перед тобой,
в день, когда вспомню, за грех их покараю.
 
Господь поразил народ
за то, что телёнка они сотворили, сделал которого Аѓарон (Имена 32:7-35).  

 

              Господь велит Моше: «Иди, поднимись отсюда, ты и народ, который из земли Египет ты вывел». Не Бог рукой могучей, дланью простёртой, но Моше вывел народ из Египта, ему и вести его, никакой награды не заслужившего, в землю, о которой Он клялся «Авраѓаму, Ицхаку и Яакову, сказав: Твоему потомству отдам». Только клятва праотцам подвигает Всевышнего послать посланника идти перед Моше «в землю, молоком и мёдом текущую», живущие в ней народы изгнать. Единственное наказание — «Сам среди тебя не явлюсь: ты народ жестоковыйный, чтобы в пути тебя не истребить» (Имена 33:1-5).

              Что же Моше? Неужели не почувствовал, что, вымолив прощение, став ближе к народу, от Всевышнего отделился? Всё почувствовал, всё понял Моше, ни в чём не раскаялся, но подал знак зримый и однозначный, поставив шатёр вдали от стана, соборным назвав: «каждый ищущий Господа выходил к соборному шатру, который за станом» (Имена 33:7). Некогда по совету тестя Итро он судебной властью своей «поделился», сейчас Моше, самоустраняясь, открывает путь человеку в его поисках Бога. Может, тем самым он признаёт и свою часть вины в безумии золотого телёнка? Если нет Моше — значит, нет Бога? Коль так, отныне будет иначе: есть Моше или нет его, каждому человеку путь к Богу открыт.

 

С тех пор как из ковчежца мифа Израиль в историю устремился, с тех пор как из безликой массы народа вслед за Аѓароном появились Надав и Авиѓу, Хур, Иеѓошуа, Бецалэль и Оѓалиав, строители Переносного храма, человек жаждет сам Бога услышать, а Его отношения с избранным Им народом не могут быть полноценны без отношения с человеком. Понятно, это только начало, как ясно и то, что Израилю с Моше предстоит ещё долгий нелёгкий путь, полный соблазнов, тягот и испытаний, на котором Моше — голос Господа слышать, народу — быть свидетелем этого.

 
Было: Моше в шатёр входил — опускался облачный столп, у входа в шатёр становился,
и Он с Моше говорил.
 
И весь народ видел облачный столп, стоящий у входа в шатёр,
вставал весь народ, каждый у входа в свой шатёр простирался.
 
И лицом к лицу Господь с Моше говорил, как говорит человек с другом своим,
и он возвращался в стан, а слуга его юноша Иеѓошуа сын Нуна от шатра не отходил (Имена 33:9-11).

 

              После разбитых скрижалей многое изменилось. Главное: весь народ — свидетель того, что Господь с Моше говорит.

              Моше — посланник Бога. Моше — предстатель народа. Эта двойственность сохраняется до его смерти, лишь соотношение между ипостасями изменяется: Господь гневается — Моше молит Его о пощаде, народ грешит — его предстатель к нему беспощаден.

              Моше настойчив: «Смотри, Ты мне говоришь вести этот народ, но не сказал, кого со мною пошлёшь».

Моше жестоковыен. «А теперь, если нашёл я милость в Твоих глазах, о путях Своих расскажи, и Тебя я узнаю, чтобы нашел я милость в Твоих глазах,// и смотри: это племя — народ Твой».

Моше напорист: «Если Сам не пойдёшь, не уводи нас отсюда».

Моше, не раз поначалу стремившийся сбросить ответственность за народ, словно невыносимую ношу, теперь, после ужаса золотого телёнка, не мыслит себя вне грешного этого, вымоленного им у Бога народа: «В чём явится, что нашёл я и народ Твой в глазах твоих милость? Лишь в том, что с нами идёшь?// Этим отличены будем я и народ Твой от любого народа, что на земле?!» (Имена 33:16) Последние слова прочитаем чуть-чуть иначе: только этим будем отличены от народов иных? Моше просит Господа славу Его показать. 

 
Сказал: Лик Мой не можешь увидеть,
ибо видевший Меня жив не будет.
 
Сказал Господь: Вот, у Меня место,
станешь на этом утёсе.
 
Когда будет проходить слава Моя, в расщелине утёса поставлю тебя,
Своей рукою укрою тебя, пока не пройду (Имена 33:20-22).

 

              Всё, что может человек в Боге познать, познал Моше, единственный из людей познавший в Боге всё, что человек может познать.

Этому Моше Господь велит вырубить «две каменные скрижали, как прежние», на которых Он напишет «слова, бывшие на прежних скрижалях». Всевышний велит Моше на гору Синай утром подняться, стать перед Ним на вершине. И чтобы никто с ним не поднялся, и чтобы напротив горы овцы, быки не паслись. Моше исполнил, на гору поднялся, держа каменные скрижали. «Сошёл Господь в облаке», прошёл перед Моше и возгласил Свою милость во всех возможных её проявлениях, и — атрибуты суда: «Господь Бог милостивый и жалостливый,// гнев отдаляющий, великий в истинной милости, верности. Милость хранящий тысячам, прощающий вину и преступленье, и грех,// и, очищая, не очищающий, помня, карающий за вину отцов сыновей и сыновей сыновей до третьего и до четвёртого» (Имена 34:1-7).

Поклонился Моше, распростёрся, сказал: «Если нашёл я милость в Твоих глазах, мой Владыка, то среди нас Владыка пойдёт,// народ этот жестоковыйный, но Ты простишь наши вины, грехи, сделаешь уделом Своим». Пожалуй, впервые в речи Моше звучит солидарное «наши». Господь отвечает: «Вот, Я с тобой заключаю союз: перед всем народом твоим совершу чудеса, какие ни в одном народе по всей земле не творились,// весь народ, среди которого ты, увидит чудное деяние Господа, что для тебя совершу» (Имена 34:8-10). «Среди которого ты» — и Господь впервые так о Моше говорит.

Далее — предостережение не заключать союзы с жителями земли, в которую Израиль придёт, приказ разрушить их жертвенники, предостережение перед чужим богом не простираться, «ибо имя Господне — Ревнитель, Он Бог ревнивый», повторение других заповедей и законов (Имена 34:11-14).

 
Сказал Господь Моше: Запиши себе эти слова,
с тобой и с Израилем этими словами Я союз заключил.
 
Был он там с Господом сорок дней и сорок ночей, хлеб не ел, воду не пил,
написал на скрижалях слова союза — десять речений.
 
Было: спустился Моше с горы Синай и две скрижали свидетельства в руке Моше, когда спустился с горы,
и не знал Моше: во время разговора с Ним сияла кожа его лица (Имена 34:27-29).

 

              Увидев сияющее лицо Моше, Аѓарон и сыны Израиля «боялись к нему приблизиться». Моше позвал их — вернулись, заповедал всё, что «Господь на горе Синай ему говорил». Покрывал Моше лицо покрывалом, когда с людьми говорил, когда с Богом говорил, снимал покрывало (Имена 34:30-35).

              В окончании книги Имена рассказывается о том, как по слову Всевышнего, переданному народу Моше, сыны Израиля приносят приношения для строительства обиталища Господа, о самом строительстве, о ковчеге, жертвенниках, светильниках, масле помазания и воскурении, дворе, одеждах коѓена (Имена 35 — 40:1-33), о том, как слава Господня наполнила обиталище.

 
Покрыло облако соборный шатёр,
наполнила обиталище слава Господня.
 
Не мог Моше войти в соборный шатёр: в нём облако пребывало,
и слава Господня обиталище наполняла.
 
Поднималось облако над обиталищем — двигались сыны Израиля
во все свои странствия.
 
Если не поднималось облако —
не двигались до дня, когда поднималось.
 
Над обиталищем облако Господа — днём, огонь в нём — ночью
на глазах всего дома Израиля во всех странствиях их (Имена 40:34-38).
 
(Продолжение следует)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS