Комментарий | 0

Шломо (Соломон). Научная реконструкция (6)

 

 

 

 

6

Лёг Шломо с отцами своими

 

И возненавидел я труд свой, которым трудился под солнцем,
что оставлю я человеку, что будет после меня?
 
И кто знает, мудрец будет или дурак, всем трудом моим завладеет — я трудился и обретал мудрость под солнцем,
и это — ничто
(Коѓелет 2:18-19).

 

Сказал я в сердце своём: «Говорят сыны человека, что Бог их отличил»,
и увидел: они скоты.
 
Ведь участь людей и участь скота — им участь одна: как этот умрёт, так умрёт тот, у всех дух один,
и нет превосходства людей над скотом, ведь всё — ничто.
 
Всё движется в место одно,
всё было из праха, и всё в прах возвращается
(там же 3:18-20).
 

 

После освящения Храма царь и народ принесли жертвы. «Медный жертвенник пред Господом мал был вместить всесожжение и приношение хлеба, и тук жертв мира». После празднества освящения, которое длилось семь дней, наступил праздник Сукот. Оба празднества по семь дней продолжались, и на них собрались люди со всей страны. После чего царь «народ отпустил», и израильтяне «пошли по шатрам своим веселы, добросердечны от всех благ, Господом Давиду, рабу Своему, и Израилю, Своему народу, дарованных» (Цари 1 8:62-66).

Славно жить у Всевышнего под крылом!
Дважды по семь дней праздновать замечательно!
Прекрасно, когда царь твой великий Шломо!
Почему же здесь упомянут не Шломо, а Давид?
Или эпоха эта, несмотря на сына его, всё равно время Давида?
 
 

 

Второе явление Бога Шломо

 

                                              Выслушаем в конце всего:
                                              Бога страшись и храни заповеди Его,
                                              ибо это — весь человек.
 
                                              Ведь любое дело Бог в суд приведёт, скрытое всё,
                                              и хорошее и плохое
                                                                                             (Коѓелет 12:13-14).

 

 

После того, как Шломо завершил строительство Храма и царского дома, второй раз «после того, как ему в Гивоне явился», обращается Всевышний к Шломо, повторяя обетование о вечности дома Давида на престоле Израиля и проклятие изгнания, если сыновья Израиля от Него отступят, от истинного Бога своего отойдут (Цари 1 9:1-2).

 

Сказал ему Господь: Молитву, мольбу, которыми Меня ты молил, Я услышал и освятил дом Господа, что ты построил, чтоб имя Мое вовеки в нём пребывало,
глаза и сердце Мои там будут всегда.
 
А ты, если будешь ходить предо Мной, как ходил Давид, твой отец, в невинности сердца и в прямоте, делая всё, что Я заповедал,
Мои законы, уставы храня.
 
Царский престол твой над Израилем Я поставлю навеки,
как сказал Давиду, отцу твоему, говоря: Муж у тебя на престоле Израиля не истребится.
 
Если вы и сыновья ваши от Меня отступите, отойдёте, заповеди и законы, которые дал, хранить вы не будете,
другим богам пойдете служить, перед ними будете простираться.
 
Израиль с земли, которую дал, и Дом, который имени Своему освятил, истреблю, от лица Своего изгоню,
во всех народах будет Израиль притчей, посмешищем.
 
Дом этот, бывший высоким для каждого проходящего, будет разрушен, освистан,
скажут: «За что такое Господь сделал этой земле, этому Дому?»
 
Скажут: «За то, что оставили Господа Бога, из земли Египет выведшего их отцов, за богов других ухватились, перед ними они простирались и им служили,
за это навёл на них Господь Бог всё это зло» (там же 3-9).

 

Видимо, даже самое идеальное царствование не может быть до конца идеальным. Учение приводит заповеди царю:

 

Придя в землю, которую Господь Бог даёт тебе, овладев, поселишься в ней, скажешь:
«Царя над собою поставлю, как все народы вокруг».
 
Ставь, поставь над собою царя, которого Господь Бог изберёт,
из братьев поставь царя над собой, не сможешь над собой поставить мужа чужого, не твоего брата.
 
Только не будет себе множить коней и народ в Египет не возвратит — коней умножать,
Господь вам говорил: Ещё, опять этим путем не вернётесь.
 
И не будет себе множить жён, сердце своё отвращать,
и серебра и золота себе чрезмерно множить не будет (Слова 17:14-17).

 

            Шломо любим Господом, он Господом избран. Шломо — «из братьев», из самого большого колена Израиля. Хотя он и «множит коней» и даже устанавливает добрые отношения с гигантом на юге, но народ в Египет возвращать совсем не намерен. Касаемо жён…

            «Царь Шломо любил множество чужестранок», кроме дочери фараона, «из Моава, Амона, Эдома, Цидона, хити» (моавитянки, аммонитянки, идумеянки, сидонянки, хеттеянки; Цари 1 11:1). Несомненно, важнейшая по своему статусу жена — египтянка, за ней — из Цидона. Заметим, «дипломатические» жёны Шломо расположены в стихе вдоль границ его царства. Дочь фараона «представляет» юго-западную границу — с Египтом, три следующие жены (из Моава, Амона, Эдома) — юго-восточную, из Цидона и царства хити — северо-западную. Кроме запрещения «множить жён», Шломо нарушает запрет родниться с семью народами, населявшими Землю обетованную до прихода Израиля (Слова 7:3, см. также: Иеѓошуа 23:12). Он входит к женщинам «из народов, к которым Господь говорил сынам Израиля не входить, и они к вам не придут, ибо наверняка сердце ваше к богам своим склонят». Всего было у любвеобильного царя «семьсот жён-цариц и триста наложниц» (Цари 1 11:2-3; «Шестьдесят их, цариц,// и восемьдесят наложниц,// а девиц без числа», Песнь песней 6:8).

            Шломо — мудрый правитель могучего царства. Но даже спустя годы блестящего царствования, даже в старости Шломо не избежать сравнения с великим отцом.

 

Было: в пору старости жёны к чужим богам его сердце склонили,
и не было целиком сердце его с Господом Богом, как сердце Давида, отца его (Цари 1 11:4).

 

            «Пошёл Шломо за Ашторет» [Астарта], языческой богиней плодородия, «за мерзостью Амона Милкомом» (Молех, Молох, верховное языческое божество, Милхом), построил ему и «мерзости Моава Кемошу [Хамос]» «на горе у Иерушалаима возвышение». «Так сделал для всех своих жён-чужестранок,// своим богам жертвы приносящим и воскуряющим». «Разгневался Господь на Шломо:// отвернул он сердце своё от Господа Бога Израиля, дважды явившегося ему. Повелел ему не идти за богами чужими,// но, что Господь повелел, он не исполнил». И последовало тяжёлое наказание.

 
Сказал Господь Шломо: За то, что это было с тобой, союз Мой и законы, которые повелел, не исполнял,
царство от тебя отниму, отторгну и рабу твоему его Я отдам.
 
Но в твои дни это не сделаю ради Давида, отца твоего,
от твоего сына его Я отторгну.
 
Не всё царство отторгну, одно колено твоему сыну отдам
ради Давида, раба Моего, ради Иерушалаима, который избрал Я (там же 5-13).

 

Наказание суровое, однако, не такое, какое было Шаулю, которому Шмуэль (Самуиил) говорит: «Оторвал сегодня Господь от тебя царствование над Израилем,// отдал ближнему, который лучше тебя» (Шмуэль 1 15:28). Ближний лучше Шауля — это Давид, без которого любой разговор о царе невозможен.

Относительная несуровость наказания Шломо — не ради него самого. Ради Давида! Наказание Шломо — это, так сказать, наказание будущим, а тем временем «поставил Господь врага перед Шломо — Ѓадада из Эдома [Адер Идумеянин],// из потомков царя Эдома». (Эдом — ближайший сосед Израиля, его территория находилась к востоку и югу от Солёного — Мёртвого — моря.)  

Снова мёртвый Давид хватает живого Шломо. Текст напоминает, что некогда «шесть месяцев Иоав и весь Израиль» находились в Эдоме, «пока всех мужчин Эдома не истребили». Тогда, спасаясь от гибели, уцелевшие мужи Эдома бежали в Египет. Ѓададу оказал покровительство «царь Египта Паро», который дал беглецу дом, хлеб и землю, а также «сестру жены своей, сестру Тахпенес-царицы [Тахпенеса] дал ему в жёны». Услыхав о том, что «лёг Давид с отцами своими и умер Иоав, военачальник», просит Ѓадад Паро его в «землю свою» отпустить (Цари 1 11:14-21).

            Ѓадад был не единственным врагом царства Израиль. Но и он, и Резон сын Эльяды (Разон, сын Елиады), и главное — «доблестный воин» Яровам восстанут уже на наследника царства. Основные проблемы с врагами Израиля и единства страны достанутся не царю мира Шломо, а его преемнику Рехаваму, ни отцовской мудрости, ни его миролюбия не унаследовавшему. И до и после Шломо — войны, вражда, его же царствование — остров мира в истории, его Господь наградил покоем и благоденствием.

            Сообщением о врагах самого мирного из царей Израиля и завершается рассказ о Шломо: «Другие слова Шломо и всё, что он сделал, мудрость его// записаны в Книге деяний Шломо» (там же 41).

            Интересная книга! Представим.

Бедуинский мальчик прибегает к отцу: «Тятя, тятя!» Вход в пещеру после землетрясения приоткрылся, в пещере сосуд глиняный обнаружился, в нём свиток, временем почти не испорченный, вдруг открылся и перед учёными взорами сам собой развернулся.

Да и с чего ему портиться? Сухо, ни людей, ни мышей. Научные реконструкторы развернули и всё прочитали, мелкие лакуны без особого труда быстро заполнили.

И?

Всё подробно, со знанием дела, с великим множеством деталей описано. Строительство Храма, дворца, даже конюшен, счета аккуратно приложены.  Сотрудничество с Хирамом подробно изложено, даже письма друг к другу приводятся. Список жён (семьсот — вовсе не шутка) и наложниц (триста — и это не просто). Подробно освещены визиты не только царицы Шевы, но и других царей и цариц, которые дивились обилию блюд на столе и дворцовым порядкам, даже павлины описаны. И про мудрость кстати, вскользь упомянуто, мол, там-то читайте и там-то интересуйтесь. Бессобытийное, бессюжетное время — что, кроме деталей, можно добавить? А завершалась та книга точно так же, как наша:

 

Срок царствования Шломо в Иерушалаиме над всем Израилем — сорок лет.
 
Лёг Шломо с отцами своими, в городе Давида, отца своего, он похоронен,
вместо него воцарился Рехавам, его сын (там же 42-43).

 

Столько же, сорок лет царствовал и Давид.

Дерзнём предположить. Похоже, Господь Шломо восторгался, как отец первенца своего, Давида любя.

(Окончание следует)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS