Комментарий | 0

Судьи (1)

 

Саломон де Брей. Яэль, Двора и Барак. 1635 г. Утрехт.

(Яэль с молотком в руке, с помощью которого она гвоздём пробивает висок Сисру, Двора - в центре,  Барак - в воинском обмундировании.)

 

 

 

 

От автора
 
            Источник этой книги о судьях Израиля — исключительно книга Судьи из Пророков, второго раздела ТАНАХа, мною переведённого и прокомментированного на основе традиционных толкований и современных научных исследований. Прямая речь Всевышнего в переводе даётся без кавычек. Буквой ѓ передается отсутствующая в русском языке буква ה, звучание которой схоже с украинским «г». Сделано это для того, чтобы приблизить звучание имён собственных в переводе к оригинальному. Стихи традиционно делятся на полустишия, нередко — на большее количество интонационно выделенных частей; это почти всегда совпадает с характерной для русского языка интонацией. Названия книг даются в переводе с оригинала, а не как принято в переводах Библии на русский язык. При первом упоминании этих названий и всех имён собственных даётся традиционное русское название. Указание на текст Судей даётся без упоминания книги.
 
 
 
Предисловие
 
 
             Судьи (Книга судей) — седьмая книга ТАНАХа, вторая в составе Пророков. Она разделена на 21 главу, в ней  618 стихов. Судьи продолжает повествование о завоевании земли Израиля, о чём говорится в книге Иеѓошуа (книга Иисуса Навина), при жизни которого завоевание не было завершено, значительное число народов продолжало жить рядом с коленами Израиля. Период судей начинается со смертью Иеѓошуи, преемника Моше (Моисей) и сменяется периодом властвования судьи и Главного коѓена Эли (жреца Всевышнего, Илий) и судьи-пророка Шмуэля (Самуил), о чём речь идёт в Первой книге Шмуэль (Первая книга царств). Время их власти — своеобразное вступление в период первых царей Израиля. Не случайно, что рассказы о них не включены в книгу Судей.
Значение слова «судья» в контексте этой книги — правитель. По содержанию книга Судей чётко делится на три раздела. В первом, «географическом» (1-2:5), описывается заселение Земли обетованной, завоёванные и не завоёванные территории. Второй раздел, к которому мы обратимся, повествует о судьях Израиля — харизматических личностях из разных слоёв народа, их борьбе с врагами евреев. Третий раздел — рассказ о завоевании коленом Дана земель на севере и о гражданской войне из-за наложницы из Гивы.
            Из текста книги следует, что период судей длился 350 лет (семь «юбилеев»), в то время как исследователи полагают, что этот период составлял около двухсот лет, с 12 в. по 11 в. до н. э. Согласно традиции, автор книги — пророк Шмуэль. Некоторые судьи лишь упоминаются в книге, но большинство из них — яркие личности, оказавшие огромное влияние на ход еврейской истории, борьбу с язычеством, на утверждение религиозно-национальной самобытности евреев и формирование единого народа на большей части заповеданной Богом земли.
            Большая часть книги написана ритмизованной прозой, иногда переходящей в поэзию. Значительная её часть — это описание войн и отношений между отдельными коленами, а также с соседними народами.
Судьи — книга историческая, а еврейская история начинается с Исхода, поэтому в первом стихе второй главы книги появляется посланник Господа, забывчивым евреям напоминающий:
 
Я вывел вас из Египта, привёл в землю, о ней клялся отцам вашим, сказав, что не нарушу союз Свой с вами вовек;
            посланник Господа, в который раз предостерегающий:
 
И вы не заключайте союз с жителями этой земли, жертвенники их разрушьте,
но вы голос Мой не послушали, что сделали вы?;
            посланник Господа, объявляющий о наказании:
Говорю Я: не изгоню их перед вами,
будут они вам колючками, а боги их — западнёй (2:1-3).
 
            Период младенчества завершился. Господь привёл Свой народ в Землю обетованную, теперь ему самому её завоёвывать, ему самому себя от божеств чужих оберегать.
            Услышав эти слова посланника Господа, зарыдали евреи и, как всегда делали в случае важных событий, отметили это место на карте новым топонимом — Бохим (дословно: мы плачем), «Господу жертвы там принесли» (там же 5).
 
 
           
Отниэль (Гофониил), первый судья
 
Умер Иеѓошуа. Соединилось с отцами своими поколение, вошедшее с ним под рукой Всевышнего в Землю обетованную. Новое поколение, «не знавшее Господа», творило зло, «оставили Господа Бога отцов своих, выведшего из земли Египет, за другими богами пошли, из богов народов, их окружающих» (там же 10,12).
Гнев Господа на отступников разгорелся: «отдал в руку грабителей», «предал в руку врагов», «куда ни шли, рука Господа была им во зло», «очень плохо им было» (там же 14-15).
 
Господь судей поставил,
которые от грабителей их спасали.
 
Они и судей не слушали, с другими богами блудили, простираясь пред ними,
быстро сбились с пути, по которому шли их отцы, слушавшие заповеди Господа, не так они поступали.
 
Господь судей поставил, Сам Господь был с судьёй все дни судьи,
ибо жалел их Господь из-за их стонов от угнетателей и притеснителей (там же 16-18).
 
            В трёх этих стихах суперлаконичный Текст повторил дважды: «Господь судей поставил»: мол, подобно тому, как Всевышний был с Моше и Иеѓошуей, Он будет и с судьями. Важность этого утверждения совершенно понятна: судьи (новый вид власти) — от Бога, но то ли первые судьи не нашли управы на изменников-блудников, то ли их власть была слишком слабой и неопределённой, но приводится дополнительный аргумент: «Сам Господь был с судьёй все дни судьи».
            Ещё двумя особенностями примечательны эти стихи. Во-первых, в них, как и всегда, идеализируется предшествующее поколение, слушавшее «заповеди Господа», хотя из предыдущих книг ТАНАХа известно, что это, мягко говоря, вовсе не так. Во-вторых, если поставление судей было проявлением меры суда — власти Господней, то пребывание вместе с судьёй все его дни, непосредственное участие в жизни народа, это некая уступка, проявление милосердия: «жалел их Господь». Однако в главном Всевышний своё решение не изменяет: «Я никого перед ними изгонять больше не буду» (там же 21).
            Оставленные Господом «испытывать ими Израиль», узнать, исполняют ли евреи заповеданное «отцам их через Моше» (3:1,4), народы искушают брать своих дочерей в жёны, а их дочерей своим сыновьям отдавать, своим богам их служить. И сыны Израиля творят зло, Господа забывая. Таков сквозной мотив книги, вокруг которого по единой модели строятся рассказы о судьях, первый из которых — Отниэль сын Кеназа, младшего брата Калева (Халев), ближайшего сподвижника Иеѓошуи. На дочери Калева Отниэль был женат. Это родство обеспечивает преемственность поколений, чем озабочен любой танахический текст.  
            Рассказ об Отниэле весьма лаконичен. Кроме связи с предшествующей книгой ТАНАХа, его главная задача — определить структуру, модель всех последующих рассказов, чтобы в них, не отвлекаясь на повторение уже прописанных истин, говорить о человеке, избранном Богом, народом, историей на роль национального лидера. Итак, модель деяний судьи.
 
            1. Сыны Израиля творят зло, Господа забывая. Гнев Господа разгорается, Он предаёт их в руку врага (здесь царя Арама, арамеев).
            2. Вопль Израиля к Господу. Он ставит судью-спасителя (здесь Отниэль).
            3. Деяние судьи-спасителя, на нём дух Господа. В его руку Всевышний врага предаёт (здесь царя Арама).
            4. Количество лет, которое покоилась земля (здесь сорок лет); иногда имя преемника.
 
Рассказ о судье Отниэле свидетельствует: главная функция судьи не отправление правосудия. Он — спаситель, вымоленный грешным народом у милостивого Господа, спаситель, избавляющий избранный Всевышним народ.
 
 
 
Коварный Эѓуд (Аод)
 
 
Посмотрим, как в рассказе о втором судье заполняется матрица, оставив «пустой» третью, самую оригинальную часть — «деяние судьи-спасителя».
 
1. «Продолжали сыны Израиля творить зло в глазах Господа,// Эглона, царя Моава [моавитяне, народ, живший к востоку от Мёртвого моря], Господь сделал сильней Израиля, ибо творили зло они в глазах Господа»; «Служили сыны Израиля Эглону, царю Моава, восемнадцать лет» (3:12,14).
2. «Возопили сыны Израиля к Господу, и поставил Господь спасителя Эѓуда сына Геры сына Ямини [из колена Биньямина, Вениамин], левшу» (там же 15).
4. «Покоилась земля восемьдесят лет»; «После него был Шамгар сын Аната [Самегар сын Анафа], убивший шестьсот плиштим [филистимляне] воловьим колом» (там же 30-31).  
 
Даже эти, «общие» части модели, отличаются некоторыми деталями от представленной в рассказе о судье Отниэле. В отличие от Эѓуда, из какого колена Отниэль — неизвестно. Враг, от которого Отниэль спасает Израиль, на севере, а враг, от которого должен Израиль спасти Эѓуд, находится на востоке. Эѓуд более своего предшественника преуспел: завоевал мир на восемьдесят лет, в два раза больше, чем Отниэль. В отличие от «голой» модели рассказа о первом судье, названо не только имя преемника — Шамгар сын Аната; не только сообщено, что он убил  шестьсот плиштим; но и для чего-то сказано чем  — воловьим колом (рожном).
            Откупаясь от покорителя, сыны Израиля царю Моава дар посылают. «Сделал Эѓуд себе меч двуострый, в локоть длиной,// препоясал его под одеждой на правом бедре» (там же 15-16).
Для современников меч этот был красноречивей любого рассказа, а нам на помощь придут археологи, свидетельствующие: обычный меч периода судей был изогнутый, заточенный с одной стороны, предназначенный резать, а не колоть. Не случайно указывается в стихе и длина меча: локоть. Имеется в виду малый локоть, т.е. меч был короче обычного — тридцать-сорок сантиметров, чтобы его нетрудно было под широкой одеждой утаить от охраны, тем более на правом бедре: поди знай, что израильтянин — левша. Собственно, этим всё сказано. Осталось для любопытных и непонятливых поведать подробности.
            Поднёс Эѓуд дар царю Моава, о нём сказано: «человек очень тучный» (там же 17), и говорит:
 
«Слово тайное, царь, тебе у меня»,
«Тихо!», — сказал тот, и стоявшие при нём вышли.
 
Эѓуд подошёл, а он сидел в верхней холодной, что для него одного [в уборной], сказал Эѓуд: «Слово Божье тебе у меня»,
встал тот со стула.
 
Протянул Эѓуд левую руку, схватил меч на правом бедре
и воткнул ему в брюхо.
 
Вошла рукоять за остриём, жир покрыл остриё: из брюха меч он не вынул,
вывалилось испражнение.
 
Вышел Эѓуд на галерею,
двери верхней закрыл за собой и запер.
 
Он вышел, а рабы пришли и, увидев, что заперты двери верхней,
сказали: «Верно, в холодной комнате ноги он укрывает [эвфемизм: справляет нужду]».
 
Долго ждали, а он двери верхней не отпирает,
взяв ключ, открыли — их господин падает мёртвым на землю (там же 19-25).
 
Убив врага, убежал Эѓуд, в шофар (рог, который употреблялся для трубления, часто — символ войны и бедствия) протрубил, сказал: «За мной спешите, отдал Господь врагов ваших, Моав, в ваши руки», захватили броды через Ярден (Иордан), поразили Моав, «не спасся никто» (там же 26-29).  
            Автор рассказов о судьях Израиля (составитель, редактор, или всё вместе) читателя ведёт рукой опытной: от краткого, так сказать, «рамочного» рассказа об Отниэле через сюжет с убийством вражеского царя коварным Эѓудом к по-настоящему сложной двойной (прозаической и поэтической) конструкции с двумя главными героями: пророчицей Дворой (Дево́ра, Дебо́ра, Дево́рра), и Бараком (Варак, дословно: молния), её военачальником.
 
 
 
Двора, пророчица и поэт
 
 
1. «Продолжали сыны Израиля творить зло в глазах Господа,// умер Эѓуд»; «Предал Господь их в руку Явина [династическое имя], царя Кнаана [Ханаан], царствовавшего в Хацоре [Асор, один из крупнейших городов-царств севера, владевший окрестными городами],// Сисра [Сисара], военачальник его» (4:1-2).
2. «Возопили сыны Израиля к Господу,// девятьсот железных колесниц у него, жестоко он сынов Израиля двадцать лет угнетал» (там же 3).
4. «Покоилась земля сорок лет» (5:31).
 
Мерой двойной этот текст уникален. Во-первых, рассказано дважды: прозаическое повествование не дублируется, но восторженно повторяется песнью Дворы (дословно: пчела), которая считается древнейшим дошедшим до нас образцом древнееврейской поэзии и одним из древнейших мест в тексте ТАНАХа. Во-вторых, о Дворе не сказано, что судьёй над Израилем её поставил Господь: ни к чему, в первой же фразе заявлено о ней, что пророчица, значит, избрана Богом.  
Двора во всём ТАНАХе единственная женщина — лидер Израиля. Ближе всего к вершине власти была до неё Мирьям (Мариам), однако, лишь потому, что была сестрою Моше. Двора — первая, о которой сказано, что исполняла роль, прямо вытекающую из титула: «судила Израиль»; она сидела под пальмой, «и сыны Израиля к ней на суд поднимались» (4:4-5).  
У врагов Израиля девятьсот колесниц: огромная сила, самая современная армия. У евреев колесницы появятся лишь несколько столетий спустя при Шломо (Соломон). Двора призывает Барака встать во главе еврейского войска, она сама готова вывести к нему Сисру, военачальника Явина, отдав того в его руку.
 
Сказал ей Барак: «Если пойдёшь со мной — я пойду,
не пойдёшь со мной — не пойду».
 
Сказала: «Пойду с тобой, но на пути, по которому ты идёшь, не тебе слава будет: в руки женщины предаст Господь Сисру»… (там же 8-9)
 
«Господь вверг Сисру перед мечом Барака в смятение, все колесницы, весь его стан,// с колесницы Сисра сошёл, пешим бежал он». Барак преследует стан Сисры, уничтожает его: «ни одного не осталось» (там же 15-16). А Сисра бежит к шатру Яэли, жены Хевера-кени [Аиль, жена Хевера Кенеянина], между которым и Явином отношения мира. Мир миром, но Яэль и муж её — потомки Итро (Иофор), тестя Моше, что и объясняет, на чьей она стороне.
Яэль, выйдя навстречу, приветствует Сисру, в шатёр приглашает, укрывает его одеялом, выполняя просьбу напиться, молоко из меха ему наливает. Сисра просит Яэль встать у входа в шатёр и на вопрос, есть ли кто внутри шатра, отвечать, что нет никого. В ответ на это Яэль взяла «кол от шатра, молот в руку вложила, подойдя тихо, в висок кол вонзила» (там же 21). Когда преследующий врага Барак оказался рядом с шатром Яэли, та показала ему мёртвого Сисру.
Так сбылось пророчество Дворы, так сынам Израиля покорил Явина Господь. Осталось песнь воспеть в честь победы.
 
Слушайте, цари, внимайте, властители!
Я Господу буду петь,
Господа Бога Израиля воспевать!
(5:3)
 
Песнь начинается с традиционного торжественного обращения. Подобные встречаются в ТАНАХе 25 раз. Наиболее известное — из Учения (Тора, Пятикнижие), из песни Моше: «Внимайте, небеса, буду я говорить,// услышит земля речения моих уст» (Слова, Второзаконие 32:1); ср. также: Слушайте, небеса, и, земля, внимай! (Иешаяѓу, Исайя 1:2)
В Песни описано сошествие Всевышнего на гору Синай: «тряслась земля, небо сочилось,// облака изливались водою», «таяли пред Господом горы» (5:4-5). В этом сошествии, в даровании Учения, в избрании Израиля — его сила и право на эту землю, разорённую, опустошённую. «Караваны исчезли», прячась от разбойников, «прохожие тропами шли, путями окольными», «пропали селенья в Израиле, запропали,// пока я не встала, Двора, я, мать Израиля, встала» (там же 6-7).
О  тех днях говоря, пророчица задаёт вопрос: «щит видели и копьё// у сорока тысяч в Израиле?» (там же 8). Двора имеет в виду короткое, до метра-полутора, лёгкое копье с острым наконечником, которое вместе со щитом являются орудиями ближнего, наступательного боя, в отличие от лука и стрел, орудий защитных, дальнего боя. Из этого следует: сорок тысяч израильтян (родов или воинов, это не ясно), т.е., по сути, весь вооружённый Израиль не решался сражаться в открытом бою, а лишь защищался за крепостными стенами. Но это время прошло, поэтому
 
Вслед голосу командующих у колодцев,
там пойте спасенье Господне,
спасение селений в Израиле,
тогда народ Господень к воротам сойдёт
(там же 11).
 
Смысл стиха: у колодцев, общественных мест, будут собираться мужи, идущие на войну, где их распределят по подразделениям. В стихе описывается атмосфера мобилизации. Цель войны — спасение селений, населённых пунктов, не обнесённых стеной. В заключение говорится о народе, идущем к воротам, чтобы, выйдя за стены, напасть на врага.
 
Пробудись, Двора, пробудись,
пробудись, пробудись, песнь воспой!
Встань, Барак, в плен, сын Авиноама [сын Авиноамов], пленных возьми!
 
Уцелевшим из сильных Он народ подчинил,
Господь храбрых мне подчинил
(там же 12-13).
 
После этого призыва песнь обращается к коленам Израиля, вслед за чем следует заключительная часть — о Яэли.
 
Благословенна в жёнах Яэль, жена Хевера-кени,
среди жён в шатрах благословенна.
 
Просил воду — дала молоко,
в чаше знатных поднесла ему сливки.
 
К колу руку она протянула,
к молоту рабочего — правую руку,
пронзила Сисру, голову разбила она,
поразила, висок пронзила.
 
К ногам её склонился, упал и лежал,
к ногам её склонился, упал,
где склонился, там сражённый упал.
 
В окно вглядываясь, плача, в окошко мать Сисры смотрела,
отчего медлит прибыть его колесница,
отчего запаздывают колёса его колесниц?
 
Мудрейшие из знатных её утешают,
и она отвечает себе, говоря.
 
Верно, нашли, делят добычу,
на голову мужчины по бабе, по две,
цветная Сисры добыча,
цветная добыча, узорчатая,
цветная, в узорах узорчатая, на шею добыча.
 
Так сгинут все враги Твои, Господи, любящие Его — как мощь солнечного восхода;
покоилась земля сорок лет (там же 24-31).
 
(Продолжение следует)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS