Комментарий | 0

Лету вброд перейти

 
 
 
 
 
 
 
По-над бездной по узкому краю
 
Диалоги немых и глухих,
Состязанье слепых и незрячих,
Кочевых-притяженье-бродячих,
Удалых-тяготенье-лихих.
 
Всё со всем: искупление-грех,
Каждый с каждым: ничто не разъято,
Всё едино: греховно-и-свято,
Всё одно: и-позор-и-успех.
 
Пядь-за-пядью, шажок-за-шажком
По-над бездной, по узкому краю,
Погребальный костер, догорая,
Машет дыма сигнальным флажком.
 
Но ведь мёртв! Ведь от жизни отъят!
Ведь от плоти дыханье отъято!
Жизнь-и-смерть. Небо дымом объято,
И над бездной край узкий объят.
 
 
 
 
Они пошли. Ногами грязь месилась
 
Ногами, расходящимися вкось,
Месилась грязь. От влаги изнывая
И властвуя над целым светом, злость
Вперед вела, отставших зазывая.
 
Измученно сбивалися в толпу
Враг к недругу, друг к другу незнакомцы,
Словно на площади к позорному столбу,
Жались к пророку светлых дней питомцы.
 
Все ждали слова: горький приговор,
Все ждали истово: жребий отважно брошен,
Все ждали: судия и страж, и вор,
Все ждали так, как нищий жаждет гроша.
 
Дождались, огорошенно мыча.
Тем временем, жирея, тьма сгустилась.
Пророк немотствовал безмолвием меча.
Они пошли. Ногами грязь месилась.
 
 
 
 
Это сорное слово любовь
 
Это сорное слово любовь,
Озорной прочерк птицы узорный,
Скрип зазорностей тех же, что кровь,
Затихает вордсвортно, озёрно.
 
Это сорное слово любовь,
Эти скользкие сизые скалы,
Вознесённости не прекословь,
Не злословь ни величье, ни славу.
 
От любви, от сумы, от тюрьмы
Зарекаться язык не велит нам,
И кумира не сотвори
Хоть из рифмы, хоть из верлибра,
 
Хоть из самых небесных стихов,
Олимпийски пьянящих нектаров,
Хоть из увещевающих снов,
Одаряющих душу недаром.
 
Принимая, всю плату сполна
За любовь и за скалы отдашь ты,
Шелестящая смоет волна
Всё, что мнилось нездешне незряшным.
 
Всё, что вызрел, и всё, что презрел,
Всё, что было случайно и вечно,
Взвизги пуль и визжание стрел,
Всё, чем путь поднебесный размечен.
 
Всё! На скалы скользи, восходя,
За соринку любую цепляясь,
Быль пропавшего в пропасти дня,
Вслед за ним уходя, восславляя.
 
 
 
 
Половина пути, половина любви, половина начала
 
Половина пути, половина любви, половина начала,
Половина, о большем мечтать не дано,
Чья б мычала корова, а чья бы молчала,
Тоже вовсе не важно, молчит ли, мычит, всё  равно.
 
И не всё ли равно, кто любви половину долюбит,
Кто пройдет половинный повинный остаток пути,
Кто остаток начала случайно пригубит,
Кто осмелится в дом твой без спроса войти?
 
Разве так это важно, неужели имеет значенье,
Кто оставленный знак твой невольным движеньем сметет,
Тень твою не увидит и не заметит знаменье,
Всё, что ты не свершил, непременно превратно поймет?
 
Пуповину порвав, на оставшуюся половину
Он бездумно в святой простоте посягнет,
И, верша половинную явку с повинной,
Словно в воду, в бесхозную жизнь сиганет.
 
Что ему делать там, разбираясь с чужими делами,
С непонятной любовью, с неясной мечтой?
С тем, кого в доме нет, подружиться домами?
Иль пустою судьбой оплатить свой постой?
 
 
 
 
Сойдем с ума по-своему, вдвоем
 
Сойдем с ума по-своему, вдвоём,
С ума сводя, безумье сочиняя,
Вначале молча, а потом споем.
О чем? Хоть о грозе в начале мая.
 
Или чернилах слёзных в феврале,
О роще, в октябре лист отряхнувшей.
Да мало ли, хоть о добре и зле,
Сигналу вняв: спасите наши души!
 
Сойти с ума! О, дерзостный соблазн!
Опасный вызов! Да еще на пару!
Во лбу у каждого мерцает третий глаз,
Как будто пары глаз на брата мало.
 
Да это что! Безумья скромный знак!
Еще не то нас ожидает, брат мой!
Неведомый взрастим мы миру злак,
Смелем зерно и возведем опару!
 
Наш хлеб — безумный выбор вопреки,
Наперекор благоразумью улья.
Сколотим плот. Мерцание реки.
Исток. Пробел. Плеск волн. И просверк устья.
 
 
 
 
Лету вброд перейти
 
Лету вброд перейти
под конец уходящего лета,
в середине пути,
на исходе вечернего света,
 
Озираясь назад,
в память жизни вминая остаток,
колкий стрекот цикад,
утверждающий мира порядок,
 
И тоску по нему,
и острые листья осоки,
и влеченье к огню,
и звоном слепящие сроки
 
Завершенья пути, 
вброд по Лете, до дна обмелевшей,
чтобы, весть упредив,
дотянуться до музыки вещей
 
На ином берегу,
где возникнуть не броско, не ярко,
завершая строку
без помарки.
 
 
 
 
Перелеплетенье тел деепричастно
 
Переплетенье тел деепричастно,
Влечения безудержный глагол
Плоть тащит за собою неотвязно,
Всевластно. За смятеньем — частокол
 
Нелепостей, случившихся напрасно.
Гол как сокол, или силен, как вол,
Любовь вершит невыносимо ясно,
Словно вбивая глухо в землю кол.
 
Соитие, совластье, совращенье?
Слепой порыв, незрячая судьба?
Союзничество или же борьба?
Проникновенье, превращенье, мщенье?
 
Глагольная настойчивость волшебна,
Жаль, существительность глагольности враждебна.
 
 
 
 
И жизнь одна, и смерть одна
 
И жизнь одна, и смерть одна, однако
Ты столько раз, рождаясь, умирал
И столько, умирая, воскресал,
Так перепутал знаки зодиака,
Что до смерти всех парок испугал.
 
Им париться, распутывая нить
Судьбы на вид вполне благообразной,
Но чуть копнешь — ужасно несуразной,
Тебе-то что, а им в мученьях вить,
Страдая от трудов своих злосчастных.
 
Причастны напрямую к судьбам тех,
Которых изначально невзлюбили,
Которых живо криво-косо свили
То ли для подвигов, то ль для пустых утех
Из нитей тех, что под руку сложили.
 
Подручные сырье  им нанесли,
И вот, плети и в ворохе копайся,
В оба гляди, в судьбе не ошибайся:
Кого убили, а кого спасли,
Тот просто чмо, а этот — гой еси!
 
А если нить прокрутится не так?
Инакомысленно, прокрустово совьется?
К истоку жизнь от устья развернется?
Задуман мудрецом, да вот — дурак?
А смерть рождением внезапно обернется?
 
 
 
 
На ты не перейдя, барьер не протыкая
 
 
На ты не перейдя, барьер не протыкая,
Продолжим путь без мёда и обид,
Чтоб согласиться: это блажь такая,
Ее никто из нас не победит.
 
Блаженным блажь — благословенье Божье,
Тебя мне ублажать, при мне тебе блажить
И жарким ветром по холодной коже
Напоминать, что так прекрасно жить.
 
И по земле ступать  отныне кротко,
Чтоб чуткий под землёй не чуял крот,
Кратко писать, шагать бесповоротно,
За поворотом видя поворот.
 
Куда нас занесет? Куда укажет ветер?
Какой возьмем барьер? Куда свернем, зачем?
Какой знак предпочтем? Какую из отметин?
Какую разрешим из теорем?
 
Что дале? Терем? Терпкий вкус изгойства?
Тюремный холод? Недостаток слов?
Познание невиданного свойства
Зыбуче исчезающих основ?
 
Тогда на ты? О, Господи, зачем же?
Без мёда и обид продолжим прежний путь?
Ну, оглянись, пыля, за нами чешет
Чеширский кот. Однако! Не вспугнуть!
 
 
 
 
Бесстрашье пауз, страх бессмертных уз
 
 
Бесстрашье пауз, страх бессмертных уз,
Рай узок, ад обширен, тело смертно,
Мгновенье длительно, невыносимый груз,
День легкомыслен, ночь жестокосердна.
 
Как безглагольность цепкая тверда,
Постыдно каменна, постыло нестерпима,
Не проворонив, донести до рта,
Не выронить, не пронести бы мимо.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS