Комментарий | 0

У самых черных ям...

 

                                

Владимир Проскуров

 

 

 

 

Погляди

 

Погляди я здесь и где то,
Погляди… я всюду…
Я рожден суровым веком,
Славлю меч и Будду.
И в букет вплетаю розы,
Мокрые… ночные…
На страницах тьмы лью слезы,
В россыпь звезд… скупые.
Я обучен темным фразам,
Там… в провалах грусти…
Все еще я здесь… анфасом…
Грешник в захолустье…
Из себя я выгнал словом,
Видишь… вдох и выдох,
Погляди я здесь… и снова...
Вышел из зарытых…
Я бессмертен среди смертных!
Согбенный годами!
Погляди… в словах я медных…
Созданных мечтами.
Я возглавил словом вещим…
Ночь и дни пустые,
Погляди… они как клещи,
Всюду и отныне.
Сине – черно! Громогласно!
Как в алмазном струге!
Я приклеен не напрасно,
К небу в черной вьюге…
Погляди на крышу неба,
Я великодушен!
Пусть в камнях немых… без хлеба…
Здесь… и не послушен.

30.7.20 – 2.8.20, Киев, хутор Отрадный, карантин.

 

 

 

В вязах придорожных

 

Вязы придорожных берегов,
Жалобно визжат и плачут грязью,
И противны мрак и свет домов,
Что вдали потеряны за вязью.
Я стою на голой вышине,
Я совсем один, кругом все пусто…
Сочтены все дни, даны что мне,
В очереди этой как то грустно.
Я молюсь, мой голос не дрожит,
На часах дежурят мои мысли,
А над старым вязом вьют стрижи,
С колесницы облаков и вЫси.
И над кручей теплятся кресты,
С колоколен храмов одиноких,
Одичали Боги… и пусты…
В придорожных вязах и убогих.
Ищешь что! В пыли моей судьба!
Вскормленная на большой дороге…
Что опять ты хочешь… от меня…
Ты бери скорей… я твой в остроге…
Ты плыви, плыви в моей ладье,
Ты плыви, куда несут потоки,
В поздний день победы… на скамье…
На алтарь остывший у осоки.
Все на ощупь пробуя вперед,
Долго одинОчествуя в мире,
От не правды… правды… и щедрот…
Я уже устал на этом пире.
Ни живой, ни мертвый… и ни чей,
Остаюсь я в придорожных вязах…
Немота холодная ночей…
Мне ложится в путь… в последних фразах…

 

30.6.20 – 1.7.20, Киев, хутор Отрадный, карантин.

 

 

 

Я родился у синего моря

 

Я родился у синего моря,
А над морем родилась весна,
Где собаки – шторма с небом споря,
В пене лаяли зло на меня…
Там шагал раньше воздух бессонный,
Приоткрыв мое небо в цветах,
Был я вороном черным… и вольным…
В язык ветра я верил в мечтах.
Я был сердца добрее и хлеба,
Как запретный прохладен был сад…
Я на пустошах мира жил слепо,
Шел по желтой листве наугад.
Каждый день я хотел быть веселым,
Я не знал, что у жизни есть… кисть…
В виде дикого волчца… с тяжелым,
Огнекрасным названием… жисть…
А теперь на закате кошмара,
У руин я поставил шатер,
Мой последний оплот от… хазара…
Недобитой зари мой костер.
Жду кровавые сгустки рассвета,
На куски разорвав свою грудь,
Вырвав собственный голос… в куплетах…
Разом вместе с гортанью… чуть чуть…

28.5.20 – 29.5.20, Киев, хутор Отрадный, карантин.

 

 

 

Иногда по пустынной дороге

 

Иногда я теряю решимость,
Моя воля свернувшись в клубок,
Накричавшись… во сне просит милость,
Отрывая с цепи мой челнок…
Я творю по ту сторону поля,
Моя черной петлею ладонь…
Опускается вниз, как и воля…
Без огня… иногда на огонь.
Вот опять смертный час обозначен…
И судьбою написан роман…
Я из тех, кто уйдет… не иначе,
Пересытившись верой в туман.
Переплавилось боли не мало,
Мне не снятся великие сны,
То ли темень в моих глазах стАла…
То ли просто устал от весны…
Яркий свет у меня за плечами,
Впереди лишь пылающий… рот…
Насмеялся я сам… над мечтами,
Над собой… у последних ворот.
Умирающий или бездомный,
В караване из синих камней,
Над останками хлеба… укромный,
Уголок все ищу без людей.
С двумя тучами в собственной туче,
Иногда как огонь под золой,
Я теряю себя в общей куче…
На пустынной дороге домой.
Иногда дни тасуя и числа,
Взвесив тяжесть доски гробовой,
Я не вижу в себе… дальше смысла…
Все убито… во мне… тишиной.

23.4.20 – 25.4.20, Киев, хутор Отрадный, карантин.

 

 

 

Воск надежды

 

Дуга улетевшего голубя,
Видна мне в часы ожидания,
В тифозной горячке… из прОрубя…
Воды ледяной… выживания…
Как солнце на землю упавшее,
Я жду воск надежды… неистовый…
И пусть мое сердце уставшее,
И голубь, какой то… таинственный.
Он зЕрна склевАл БуйносхОжие!
Как песня в заре прозвучавшая,
Ушел в небо… в радуги Божие…
Перо мне оставив… вещавшее…
О солнце упавшем на голову,
О черной пустыне грядущего,
БесцвЕтные жизни… всем поровну,
Незрячим всем нам… без ведущего.
Надежда, как птаха пугливая,
Все кружит и кружит за стенами,
В стране трижды мертвой… ранимая…
С раздавленным носом и венами…
Как жизнь короткА бестолковая!
В надежде на изгородь времени…
В тумане мечтаний… лиловая…
В немом нетерпении к темени.
Где мрак восхищаясь невежеством,
В лиловых прыщах… и припудренных…
Меня награждает… увечеством…
В намордниках мне же прикупленных.
ГоспОдне копье вечно пОднято,
Над свежей могилой рассыпчатой…
В часы ожидания… холода…
Но с верой, надеждой улыбчатой…

14.4.20 – 16.4.20, Киев, хутор Отрадный, карантин.

 

 

 

Заголодалый

 

Зажав в стальной кулак,
Цветущий шар земной,
Беда дает мне знак…
Восстать любой ценой.
У самых черных ям,
И даже у могил,
Надеждой я упрям,
Пусть из последних сил.
Смотреть я буду в день,
Как в небольшую жизнь,
И даже на сирень,
В саду последних вишнь.
В горячий пар тревог…
И может в пасть земли…
Не дай погаснуть Бог!
Моей искре в пыли.
Пусть смотрит смерть в лицо,
Умерших и живых,
Стучит в окно венцом…
Днем снятым у святых.
ЗаголодАлый я…
Бью смерть внутри себя,
КазнЯщий Бог меня…
Дай мне еще огня.
Не с рощами крестов,
В стране за пеленой,
Дай звон колоколов,
В затмении… весной…
Чтоб умирая… смерть…
Я смог опередить…
Вернуться в сад успеть,
И день еще… пожить…

28.3.20 – 30.3.20, Киев, хутор Отрадный.

 

 

 

Перекрестясь

 

ПерекрестЯсь на звон колоколов,
Я на пороге зАла, как в лакЕйской,
Им поклонюсь одной из всех… голОв…
ОщЕрив зубы стиснутые дерзко.
Тяжелый звон из треснувших могил,
Заполнит льдом звенЯщее кадИло…
И тихий треск свечЕй, что я хранил,
РаздУет вены мне осточертЕло…
ПерекрестЯсь в обОчину нырну,
Нырну в закат неласковый и длинный,
КолоколОв пусть плачет медь… во всю,
Я все равно нырну в ее глубИны.
УтЕшусь водкой, библией на миг,
И пусть фокстрот оплАкивает землю,
Я слишком пуст… и грУстен мой родник,
И зной, и дым… и сон густой под тенью.
Ни верю я! Ни гриму! Ни слезам!
ПерекрестЯсь! Как дым табачный выйду!
И вновь вернусь в мир роз пунцОвых… храм,
Желая лечь в готовую могилу.
Как призрак сброшу Родину с себя…
ПерекрестЯсь прощУсь безлИчно, тихо,
И голод Бог… а жажду… сатана…
Простят мне всхлест за прОйденное лИхо.
ПерекрестЯсь в ту сторону ворОт…
Отдам Ему… поклон шутливый, легкий…
И мне в ответ задУет правдой… свод…
С тяжелым дУхом хлЕва, теплой водки.
Я пережил угрюмые часы!
Я эту жизнь люблю… и очень… нагло…
Но свЕет прах у ног ее косЫ…
И я на звон перекрещУсь украдкой.

25.1.20 – 30.1.20, Киев, Отрадный.

 

 

 

Я могу

 

РазличАя деревья и птиц,
Я могу прочитать в небе ветер,
С тишиною предвЕчной зарниц,
Я сольЮсь и не буду заметен.
Где то в небе, в раю… далеко,
Распуская цветАстую радость,
В этих стрОках, немногих… рукой,
Быть превЫше небес могу мАлость.
Я могу распахнуть шире грудь!
В вышине обойти все земное!
Быть веселым пусть даже чуть чуть…
И в ночном кабаке… и пред боем…
Ветер мЫслей больших и страстей,
Я могу донестИ до могилы,
Жадно ветром дышать тополей,
И мечтать горячо… не вполсилы…
Я могу зажечь розу ветров,
Среди сумерек жизни телесной,
По привычке жить сердцем… готов…
ЗеркалАм улыбаясь любезно.
И в куплетах всю жизнь перерыв,
Пассажир никому я ненужный,
Свет и звон растарАнить в надрЫв,
Я могу… я могу… безоружным…

20.12.19 – 24.12.19, Киев, Отрадный.

 

 

 

Вино ностальгии

 

ДОма родного уЮтность,
Светлые пятна и лИца,
Детства услАды воздушность,
С шепотом неба мне снится.
В добром вине ностальгии,
Пьян аромат дней счастливых,
Где старики дорогие,
В мыслях остались незрИмых.
Из жестких лет и скрипучих,
С болью дрожит в сердце песня,
И скользит памяти лучик,
В озеро снов и созвездья…
Память плетет паутину,
Из навсегда дней ушедших,
Из снов различных… в картину…
И на висках поседевших.
Исповедь книга любая!
Синий, минУвших дым, вЕсен!
И ряд могил… у сарая…
Там позабытых у сОсен…
ДрЕмлет сном вечным былОе,
Вот срок и мой на исхОде,
Тень розы черной… в покОе…
Я на песке вижу вроде.
Рядом вино ностальгии,
Время течет молчаливо…
Вы! Небеса голубые!
Шепчете сны мне красиво.
Память как птица – синица!
Как песнь души, но немАя…
Над пустотОй крУжит в лИцах…
Там, где жилА раньше стАя.

13.12.19 – 18.12.19, Киев, Отрадный.

 

 

 

Когда стыдно молчать

 

Когда стыдно молчать, говорить тяжелее,
Мне бы совесть найти, в голосах мертвецов,
На могилах у них, стали розы чернее,
УгловАты часы, на стене из крестов.
Как морозный метал, звучит жесткое слово,
Прикрепляя к земле, свою тонкую нить,
Как же стыдно молчать, в темной хлЯби… сурово…
Только смерти легко, в полдень заговорить.
Не послушный язык, от молчания толстый,
На соленных губах, мысли будто в кровИ,
Я молчу… но пишу, свои стрОки как звезды…
Алый жгут затянУв, далеко от земли.
Среди пышных болот и вдали от дороги,
В моих стрОках молчит, покосИвшейся крест,
От стыда черный он и конечно же… бОги…
ПодмалЕванный рот, говорит им… и ест…
В дрЯни и лоскутАх, тлеют медленно буквы,
Тлеют и не горят, муравьями в листАх,
Мои буквы молчат… говорят только куклы…
Из куплетов немых, там где брЯцает страх.
ВЕтру мЫслей больших и страстЕй колоссальных,
Все труднее молчать, стыдно не говорить,
Лишь нуднА, горячА, брань в куплетах банальных,
И прямА как слепЕц, погребальная прыть.
Пьян! Изрублен! И дик! Тьмой задавленный голос!
В этот вечер твоя, где заглохшая тень!
Тебе стыдно молчать, тебя душит злой волос…
Ты убит тишиной, превратившись в мишень.

9.11.19 – 13.11.19, Киев, Отрадный.

Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS