Комментарий | 0

Апрельская скамейка

 

 

 

Мельком глянул из окна кухни: молодой, девятнадцатилетний, недавно впервые появилась компания…

Во дворе на детской площадке одиноко на скамейке сидел отец…

Недавно похоронивший мать, то есть бабушку, отношения с которой, мягко говоря, оставляли желать лучшего, он сидел понуро, ссутулившись, и… то ли задремал…

 Сын обожал отца: почти всегда, кроме того самого периода, как у него появилась компания.

Сын обожал отца, но боли его не чувствовал тогдашней: был молод, девятнадцать лет, не предполагал, что через несколько месяцев папы, с которым столько говорили, гуляли, так философствовали, какой значил так много – не будет…

 

Пожилой сын, спустя 35 лет сидит на скамеечке – на другой, не там.

На той, где, бывало, сиживали с мамой, с которой прожили вместе всю жизнь: со старенькой мамой отдыхали, когда ходили гулять.

Он пожилой сын, седобородый, в очках…

Он – крошечный ребёнок, оказавшийся одиноким на лютом онтологическом ветру жизни…

Он плачет: вернее слёзы сами текут.

Он видит спортивную площадку, где мальчишки гоняют в футбол, наливающиеся почки апрельских кустов, двух дам, выгуливающих маленьких, пушистых собачек.

Он слышит своё сердце, которое будто разорвано.

Он потерял маму, потеряв с ней вселенную, и он, сквозь слёзы, путаясь в воспоминаниях, словно заново видит отца, сидевшего на скамеечке во дворе.

Он понимает теперь, как разрывалась душа папы.

Он понимает, чувствуя, что повторит его судьбу – не переживёт мать – поскольку без неё: нету сил, нет, нету…

 И апрель вершит свои расцветные труды.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS