Комментарий | 0

Давид (8)

 

 

 

8

Диалог

 

 

                         Господь, Тебе подобного нет, нет Бога, кроме Тебя,
                         о чем слышали мы ушами своими.
 
                        Утвердится и возвеличится имя Твое вовеки, и скажут: 'Господь Всемогущий —                    Израиля Бог, Израилю Бог',
                        а дом раба Твоего Давида пред Тобой будет крепок
                                                                                                       (Повести лет 1 17:20,24).

 

 

Давид всегда, в любых обстоятельствах обращается к Богу. Но, как и любой человек, всего настойчивей он ищет Всевышнего в дни беды, печали и скорби: «Боже, голос скорби услышь,// от страха перед врагом жизнь охрани» (Восхваления 64, 63:2); «Боже, спаси меня,// Господь, на помощь спеши» (там же 70, 69:2); «Своей праведностью спасешь и вызволишь,// приклони ко мне ухо, спаси», «Будь мне// утесом, обителью — приходить,// всегда заповедовал Ты спасать,// Ты скала, крепость моя (там же 71, 70:2-3); «Ведь Ты — надежда моя,// Владыка, Господи, с юности упование» (там же 5); «Ты явил// много бед и несчастий,// верни, оживи,// из бездн земли возврати, подними» (там же 20); «Внемли молитве, Господь,// выслушай голос мольбы. В день беды воззову,// Ты ответишь» (там же 86, 85:6-7).

А эти восемь стихов, возможно, были дорожной молитвой скитальца Давида.

 
Песнь ступеней.
Поднимаю глаза к горам,
откуда помощь придет?
 
Помощь от Господа,
создающего небо и землю.
 
Не даст пошатнуться ноге,
твой хранитель не дремлет.
 
Не дремлет, не спит
хранитель Израиля.
 
Господь — твой хранитель,
Господь — тень твоя справа.
 
Днём солнце не поразит,
ночью — луна.
 
От любого зла Господь охранит,
сбережет твою душу.
 
Господь охранит твой уход и приход
отныне — вовеки
(там же 121, 120).

 

Исключительную роль в жизни Давида играют уста Бога — пророки. Их трое. Ими, как сказано в Повести лет (1 29:29), дела Давида описаны. Но в книгах Шмуэль и Цари они — персонажи, там повествует другой — не летописец, и он рассказывает о Давиде иначе. 

Шмуэль по слову Господа нашел юного рыжего пастуха и помазал на царство. Шмуэль — воплощенная воля Господня. Натан и Гад — пророки придворные. Натан объявляет Давиду волю Господа: Храм построит не он. Натан сообщает Давиду о гневе Господа за гибель Урии. Натан участвует в церемонии воцаренья Шломо. Гад возвещает Давиду о наказании за исчисленье народа. Слово Натана и Гада Давиду — упрёк, обличение, приговор.

Давид ищет Господа. В своей близости к Богу он может сравниться лишь с праотцами и рабом Божьим Моше. Вся жизнь Давида — диалог со Всевышним, диалог Всемогущего Господа и Давида-героя, диалог Бога-царя и царя-человека.

Повествователь всё время поблизости, рядом с Давидом, может быть, где-то мельком даже рисует себя — только не распознать. Он рядом с Давидом даже тогда, когда тот говорит со Всевышним.  

Можно лишь сожалеть, что взгляд повествователя настолько «давидоцентричен», что другие персонажи Давидова цикла интересны ему лишь постольку, поскольку связаны с главным героем. Многое мы бы узнали и о Давиде, если б они по-настоящему заговорили, не склоняя головы, ниц не простираясь и не целясь копьём.

Многое о Давиде рассказали бы Ионатан и Шауль, Урия, Иоав, Бат Шева и Авшалом. Чтобы не приходилось гадать, каковы были истинные отношения Ионатана с Давидом. Чтобы не приходилось взвешивать чего больше в душе Шауля ненависти к сопернику или любви к покоряющему душу воину и музыканту. Чтобы не приходилось раздумывать, кем был Урия, воином, царю преданным беззаветно, в постель к царю честь свою бросившим, или же простаком. Чтобы не доискиваться ответа, почему гордый Иоав верно служит Давиду, но, нарушая приказ, становится виновником смерти Авшалома и не поддерживает царя, когда тот избирает наследника. Чтобы не сомневаться: не намеренно ли Бат Шева царя соблазнила, не могла ведь не знать, что с царской крыша ее дома видна. Чтобы не ломать голову над вопросом, как сын руку мог поднять на отца.

В Тексте есть лишь один диалог абсолютно ясный, совершенно честный, прямой — диалог Господа и Давида, преследующих друг друга вопросами, часто похожими на ответ, и ответами, часто похожими на вопрос.

Бог обращается к человеку во сне, в видении, в слове пророка. Человек Богу возносит молитву. Бог может ответить на вопрошание, дать знак или оставить человека с молитвою не отвеченной, оставить наедине с ужасом неуслышанности.

Из всех героев ТАНАХа наряду с праотцами и рабом Божьим Моше Давид самый услышанный: его молитвы, его Восхваления Господа достигают. Божьи жизнетворящие Давида ответы ему внятны, желанны, как вода путнику, бредущему безводной пустыней. Давид обращается к Господу, и Господь слышит его, «новую песнь» Давиду даруя.

 

Надеялся на Господа, уповал —
Он склонился ко мне, вопль мой услышал.
 
Поднял из ямы ревущей,
из грязи и трясины,
на скале ноги поставил,
стопы упрочил.
 
Дал в уста новую песнь,
восхваление нашему Богу…
(Восхваления 40, 39:2-4)
 

 

8.1. «Проверь, Господи, испытай»

 

В отличие от Шауля, которому только пророк сообщает волю Господню, Давид сам слышит Всевышнего и непрестанно к нему обращается. Слово Давида, обращенное к Богу, искренне, его голос то звонок, то хрипловат, но всегда Давид полон веры: слово не затеряется, не будет заглушено шумом, голосами чужими. Вера Давида во всемогущество Бога чиста, непорочна, поколебать ее ничто не способно.

 

Давида.
Суди меня, Господи,
я ходил в непорочности,
на Господа уповал,
не согнусь.
 
Проверь, Господи, испытай,
почки и сердце очисть.
 
Ведь перед глазами верность Твоя,
по Твоей правде хожу я.
 
Со смертными лживыми не сидел,
к таящим зло не пойду.
 
Сборище преступных я ненавидел,
со злодеями я не сяду.
 
Дочиста руки омою
и жертвенник Твой, Господь, обойду.
 
Голосом возблагодарить
и поведать обо всех Твоих чудесах.
 
Господь! Полюбил я обитель, Твой дом
и место обиталища Твоей славы.
 
Не соединяй с грешными душу мою
и жизнь мою — с кровожадными.
 
В руках у них блуд,
и мздой десницы полны.
 
А я буду идти в непорочности,
вызволи, сжалься.
 
Прямо встала моя нога,
в собраниях буду Господа благословлять
(Восхваления 26, 25).

 

Повествователь с самого начала убедил читателя в том, что перед каждым важным делом Давид обращается к Господу, и Всевышний ему отвечает. Обычное Давидово вопрошание: выступать на войну или нет. Но на этот раз, когда царь с многочисленными жёнами, наложницами и детьми живет в своем доме, а «от всех окрестных врагов Господь покой ему даровал» (Шмуэль 2 7:1), он обращается к Всевышнему через пророка Натана, говоря, что он живет в доме из кедра, а ковчег под завесами, т.е. в шатре, обитает.

            И было слово Господне пророку. Со дня, когда вывел Он сынов Израиля из Египта, в шатре странствовал Он, не сказав ни одному из судей Израиля: «Почему дом из кедра Мне не построили?» Господь велит Натану-пророку передать Давиду, которого взял «от овец» быть правителем народа Израиля, что Он был с Давидом везде, всех врагов его уничтожая, что Он сделал его имя великим, «из величайших имён на земле». Господь обещает Давиду, что Израиль «будет жить на месте своем, более не тревожась», что «не будут больше, как прежде, теснить его негодяи» (там же 7-10).

 

Когда исполнятся дни твои и ляжешь с отцами твоими, поставлю после тебя семя твое, что из недр твоих выйдет,
его царство упрочу.
 
Он дом построит имени Моему,
престол его царства утвержу Я навеки (там же 12-13).

 

            Обетование Господне исполнится, когда Шломо, преемник Давида, используя приготовленное отцом, построит дом Господу и освятит его, обратившись к Богу с молитвой — услышанной. Давиду же обещано крепкое царство и прочный престол: «Но милость и верность Свои не отберу,// как отобрал у Шауля, которого перед тобою отверг Я». Восхваляя Всевышнего, Давид обращается к Богу: «Кто я, Господь, мой Господин, и что дом мой, что сюда меня Ты привел?» (там же 15,18) В его благодарности-восхвалении звучат важнейшие мотивы: единственность Всевышнего — Бога, избравшего Израиль народом Своим.

 

Истинно, велик Ты, Господи Боже,
Тебе подобного нет, нет Бога, кроме Тебя, о чем слышали мы ушами своими.
 
Кто подобен Твоему народу Израилю, народу одному на земле?
Бог пришел его вызволить — народом Себе; сотворив Себе имя, вам великое сделать, чудеса в стране Своей, перед  народом Своим, который Себе от Египта избавил, от народов, богов их.
 
Себе народом Своим Израиль Ты утвердил — народом навеки,
Ты, Господь, Ты стал им Богом.
 
Теперь, Господи Боже, слово, что Ты сказал о рабе Своем и доме его, навек утверди,
сделай, как говорил.
 
Возвеличится имя вовеки, и скажут: 'Господь Всемогущий Бог над Израилем',
а дом раба Твоего Давида пред Тобой будет крепок (там же 22-26).

 

Изгнанник, преследуемый беглец, Давид, «остановившись», дает обет, пока не найдет место, обиталище Господу, странствовавшего вместе с ним, не оставлявшего Давида в его долгом бегстве, дает обет не успокоиться.

 

Песнь ступеней.
Вспомни, Господь, Давида,
все мученья его.
 
Господу он поклялся,
дал обет Могучему Яакова.
 
В шатер, дом свой не войду,
на ложе, постель свою не взойду.
 
Не дам глазам своим сна,
дрёмы — векам своим.
 
Пока место Господу не найду,
обиталище — Могучему Яакова.

 

            И получает ответ — клятвенное обетование Всевышнего: Им навеки избран Сион.

 

Истинно поклялся Давиду Господь:
От нее не отступлю,
из плода чрева твоего
на твоем престоле поставлю.
 
Если будут твои сыновья хранить Мой союз
и свидетельство, которому научу,
а также их сыновья навеки,
будут они на твоем престоле сидеть.
 
Господь выбрал Сион,
троном его пожелал.
 
Это покой Мой навеки,
здесь буду сидеть, его пожелав.
 
Еду его, благословляя, благословлю,
нищих хлебом насыщу.
 
И коѓенов его спасением облеку,
и будут, ликуя, ликовать его верные.
 
Там рог Давида взращу,
светильник помазаннику Моему установлю.
 
Позором врагов его облеку,
и венец на нем засверкает
(Восхваления 132, 131:1-5,11-18).
 

 

8.2. Песнь Давида

 

В древности авторы любили влагать в уста своих героев речи, обращенные к народу и воинам. Повествующий о жизни Давида делать это тоже не прочь. Но более всего он любит молитвы. Надо признать, они удаются.

Одна из завершающих глав второй книги Шмуэля — песнь, воспетая Господу, благодарение за спасение «от руки всех врагов его и от руки Шауля» (22:1). Повествователь отступает, давая без посредников слово Давиду.

В песни, занимающей всю 22-ую главу, говорится о спасении от бед и победе. Эта глава и 18 (17)-ая глава Восхвалений почти идентичны, разве что, по мнению большинства комментаторов, текст в книге Шмуэль больше «привязан» ко времени и событиям, а характер главы Восхвалений более молитвенный и вневременной.

            В этой песни, своеобразном завершении диалога Давида с Творцом, в этой молитве множество прямых перекличек с Учением и другими главами Восхвалений. Так, в 3-ем стихе появляется устойчивое выражение «рог спасения». Рог — символ мощи. О Иосефе читаем: «Как у первородного быка — великолепие, рога его — рога буйвола, во всех концах земли ими будет народы бодать» (Слова 33:17). А картина, нарисованная в 8-ом («Затряслась, задрожала земля,// вздрогнули гор основания…»), повторяясь в ТАНАХе, восходит к описанному в Именах (19:16,18).

 

На третий день было: утро настало, и были громы и молнии, и тяжёлое облако на горе, и звук шофара могучий,
содрогнулся весь народ в стане.
 
Гора Синай вся дымилась: Господь сошел на нее в огне,
дым поднялся, как дым из печи, могуче гора содрогнулась.

 

В 11-ом стихе Господь представляется оседлавшим керува (в русской традиции: херувим). При первом упоминании керувов в Тексте определена их главная функция — святое от профанного охранять. Они появляются в Переносном храме (Имена 37:7-9) и в постоянном (Цари 1 6:23), множество раз в видениях своих узрит их пророк Иехезкэль (Иезекииль).  Царь Хизкияѓу (Езекия) назовет Господа Восседающим на керувах (Цари 2 19:15, Иешаяѓу, Исайя 37:15).

В основе картины, нарисованной в 16-ом стихе, рассказ о переходе через Ям Суф (Красное море, Чермное море): «А сыны Израиля прошли в море по суше,// вода им стеной справа и слева» (Имена 14:29); «Воды от гневного дыхания Твоего взгромоздились,// стеной стали потоки,// бездны в сердце моря застыли» (там же 15:8). А описанное в 17-ом восходит к обстоятельствам спасения Моше: «Вырос ребёнок, к дочери Паро его привела, стал он ей сыном,// Моше его назвала, сказав, что из воды вытащила его» (там же 2:10).

 
Произнес Давид Господу слова этой песни
в день, когда Господь спас его от руки всех врагов его и от руки Шауля.
 
Сказал. Господь — скала и утёс, мой Спаситель.
 
Боже — твердыня моя, на Тебя полагаюсь,
щит, рог спасения, опора моя, убежище, спаситель мой,
от насилия избавляющий.
 
Восхваленным Господа нареку,
от врагов Он спасет.
 
Когда валы смертные охватили,
бед потоки сокрушили меня.
 
Муки преисподней меня обступили,
впереди смерти капканы.
 
Взываю в беде: «Господь!» К Богу взываю!
Из чертога услышит мой голос, в ушах Его — мой призыв!
 
Затряслась, задрожала земля,
вздрогнули небес основания, затряслись от гнева Его.
 
Дым восходит от носа Его и пожирающий огонь изо рта,
угли  от Него запылали.
 
Небеса наклонил — и сошел,
и мгла — под ногами.
 
Оседлал керува — взлетел,
на крыльях ветра явился.
 
Мрак кругом Себя поставил шатром,
скопище вод, тучи небесные.
 
Из сияния пред Ним
угли огненные запылали.
 
Господь с небес возгремел,
Всевышний голос возвысил.
 
Выпустил стрелы — рассеял их,
молнию —  испугал.
 
Обнажились русла морские, оголились основания мира
от окрика Господа, от ветра — Его носа дыхания.
 
Из выси протянул — меня взять,
из великих вод меня вытащить.
 
От могучего врага Он спасет,
от ненавистников сильнее меня.
 
В день беды они упредили,
но Господь был опорой моею.
 
На простор меня вывел,
вытащил, меня пожелав.
 
Господь по праведности воздал,
по чистоте рук наградил.
 
Ибо пути Господни хранил,
не был злодеем пред Богом.
 
Ибо все уставы Его передо мной,
законы от себя не отклоняю.
 
Был я пред Ним непорочен,
хранил себя от вины.
 
По праведности моей наградил,
по чистоте пред глазами Его.
 
С верным будь верным,
с непорочным воином будь непорочен.
 
С чистым будь чистым,
а с порочным будь криводушен.
 
Ты народ несчастный спасаешь,
Твои глаза на гордецов —  унижаешь.
 
Ведь Ты светильник мой, Господи,
Господь мой мрак озаряет.
 
Ведь с Тобой забор перепрыгну,
с Богом стену перескочу я.
 
Бог, Его путь непорочен, речение Господа чисто,
Он щит всем на Него уповающим.
 
Ведь кто кроме Господа Бог?
И кто утёс кроме нашего Бога?
 
Мой оплот храбрости — Бог,
делает путь непорочным.
 
Как газели, ноги дает,
ставит меня на высотах.
 
Руки для боя мои обучи,
длани — лук медный натягивать.
 
Даешь мне щит спасения Твоего,
Твой клич укрепляет.
 
Сделай шире мой шаг,
и ноги мои не согнутся.
 
Погонюсь за врагами и догоню,
пока не уничтожу, не ворочусь.
 
Уничтожу, поражу, и не встанут,
под ноги мне упадут.
 
Храбростью меня препояшь,
на меня восстающих повергни.
 
Ты затылок врагов мне обратил,
я ненавистников погублю.
 
Призовут — нет спасителя,
к Господу — не ответит.
 
Как прах земной их истолку,
как грязь дорожную, разотру, растопчу.
 
Ты спасешь меня от распрей народа,
охранишь быть главою народов,
народ, который не знал, мне будет служить.
 
Чужеземцы будут передо мной лебезить,
ухо услышит — мне будут послушны.
 
Чужеземцы иссохнут,
от оков охромеют.
 
Жив Господь, благословен мой утёс,
вознесен Бог, утёс спасения моего.
 
Бог, мне дающий отмщение,
народы подо мной низвергающий.
 
Уводящий меня от врагов, от восстающих на меня возносящий,
от злодея меня избавляет.
 
Потому, Господь, среди народов Тебя возблагодарю,
имя Твое воспою.
 
Он создает великое спасение царю Своему и творит милость помазаннику Своему
Давиду и потомству его навеки.
 

 

8.3. Последние слова

 

Если песнь Давида о настоящем и прошлом, то его «последние слова» обращены в вечное будущее.
 
Это последние слова Давида;
слово Давида сына Ишая, слово мужа, поставленного высоко, помазанника Бога Яакова, певшего песни Израиля.
 
Дух Господа во мне говорит,
на языке моем — Его слово.
 
Бог Израиля мне говорил, Утёс Израиля мне сказал: Властитель людей — праведник, властитель — Бога страшащийся.
 
Как свет утра — солнце сияет,
утро без туч, от сияния, от дождя — трава из земли.
 
Не таков дом мой у Бога,
Он дал мне вечный союз, согласный во всём и хранимый, спасенье мое и жажду не Он ли взрастит?
 
Как колючку, унесет негодяев,
в руку ее не возьмут.
 
Уничтожить — железом и древком копья вооружиться,
на месте будет дотла сожжена
(Шмуэль 2 23:1-7).

 

Поэт-царь? Подлинные поэты с настоящими царями обычно враждуют. Царь: здесь и сейчас. Поэт: везде и всегда. Поэт прям. Царь коварен. И многое иное. А тут вражда в едином духе и в теле едином. Но Давид не двоится, сознание его не раскалывается. Музыка поэта Давида смиряет Давида-царя, давая голос Бога услышать.

(Окончание следует)

 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS