Комментарий | 0

Почему национализм всегда побеждает интернационализм!?

 

 

 

Как известно, термин «национализм» исходит из термина “natio” (племя. народ). Под последним подразумевается общность группы индивидов на определенной территории, связей между ними разного рода, в которых используются те или иные средства коммуникации, какие-то традиции, характерные особенности, вызванные местоположением, климатом, более или менее агрессивными соседями, верованиями того или иного рода.

Поскольку указанные признаки сообществ всегда отличаются более или менее, постольку национализм подразумевает особость данного сообщества, которую можно сравнивать с другими известными сообществами, желательно, в свою пользу.

В чем же состоит отличие, например, стаи обезьян, от человеческого племени, если первым свойственно то же самое, даже верования, поскольку они всегда боятся того, чего не понимают, и стараются уклониться от него?

Естественно также, что стая обезьян всегда старается защитить свой ареал обитания имеющимися у нее средствами, и опасается соседей, возможно, готовых вытеснить их стаю из привычных мест.

Что же тогда, и у обезьян имеется своего рода национализм?

Конечно, имеется, но его по аналогии можно назвать стайностью, имея в виду, как минимум, защиту места своего пребывания и, как максимум, захват новых территорий в силу инстинктивной эгоцентричности самих себя, отторгающей, как правило, мешающих жить соседей.

В свою очередь, термин «интернационализм» исходит из терминов “inter” (между) и “natio” (народ), подразумевающих ту или иную форму сотрудничества, что так же характерно для многих сообществ живых существо, получающих выгоду от подобной кооперации, например, сотрудничество акул и рыбок-прилипал.

Отметим при этом, что эгоцентризм, внешним выражением которого является стайность, характерная устремленностью к выживанию стаи, воспроизводству и улучшению существования, существенно преобладает над кооперацией, которая носит характер, подчиненный эгоцентризму, являясь лишь вспомогательным средством ради выживания и достижения тех или иных преимуществ.

Значит, в этих определениях упущено то главное, что отличает сообщества людей от сообществ иных живых существ, и это нечто усугубляет особость и степень сотрудничества сообществ людей настолько, что национализм приводит их к перманентным и разрушительным войнам, а интернационализм старается укротить национализм всеми возможными средствами, но безуспешно, как это показывает вся история нынешней цивилизации.

На наш взгляд, это главное отличие человеческих сообществ от прочих сообществ состоит в деструктивно-созидательной сущности действий первых которые осознанно меняют свое окружение для достижения собственных целей, не всегда утилитарных, руководствуясь, тем не менее, в первую очередь, групповым эгоцентризмом, к которому добавляется еще и осознание своей особости, но только вперемешку с доставшейся в наследство от приматов адаптивностью собственной деятельности, свойственной всем остальным живым существам.

Иначе говоря, в человеческих сообществах, исключая некоторые из них за последние несколько сотен лет, коллективистское сознание, включающего эгоцентричное природное сознание и эгоистичную составляющую самосознания, превалировало как над альтруистичной составляющей самосознания, так и над его индивидуалистичной составляющей животной части сознания.

Более того, добровольное согласие на сотрудничество определяется возможностью усиления собственной особости, как правило, одной из сторон. В противном случае, «интернационализм» в форме, например, глобализма, достигается обманом в сочетании с силовым воздействием, о чем, например, говорил Наполеон, подчеркивая, что он захватывает страны Европы исключительно ради установления в ней вечного мира.

Таким образом, национализм и интернационализм являются внешним выражением коллективистского сознания каждого сообщества, которое, подобно сознанию любого человека, двойственно, являясь наследием приматов с одной стороны (животная составляющая сознания), и, с другой, будучи вновь приобретенным свойством осознания себя в мире текущего времени, которое можно в определенной степени изменить в свою пользу в течение существования сообщества.

Естественно, у этих форм сознания должен быть источник, который, в свою очередь, тоже должен на что-то опираться.

Такой опорой для всех живых существ является информационный поток.

Информацию можно определить как сведения о состоянии материальных объектов, которые каким-то образом воспринимаются и распознаются для последующего использования.

К подобного рода расшифровке и использованию информации способны только живые существа, то есть не предметы, а субъекты реальности, которые имеют средства для выделения информации, то есть понятных для себя сведений из собственного окружения.

А чтобы понимать, нужны тебе какие-то сведения или нет, надо обладать хоть каким-то соображением, то есть отделять нужное от ненужного хотя бы для собственного удержания в имеющемся окружении.

Другими словами, информация возникает только в сознании посредством имеющихся у него, точнее, у носителя сознания органов чувств и центра или центров обработки данных, а также формообразующих способностей, но не иначе, являясь распознаваемой в той или иной мере живым существом вполне материальной копией объекта или объектов, доступных через ощущения для сознания, то есть доступных для их последующей переработки в конкретное окружение живого существа.

Информацию невозможно квалифицировать как нечто нематериальное и независимое, поскольку она является выделенными и расшифрованными сознанием, точнее, носителем сознания, копиями сведений об объектах из окружающей сознание необозримой среды.

Сознанием эти дешифрованные копии материальных объектов посредством соответствующего центра (центров) так же перерабатываются в образы, смыслы, чувства. Они тоже являются вполне материальными составляющими сознания, влекущими последующие действия носителя сознания. На их основе вкупе с памятью он каждое мгновенье своего «настоящего» взаимодействует с окружающими объектами.

Таким образом, все взаимодействия существа, обладающего сознанием, осуществляются в данном сквозном процессе только при условии поступления в его сознание соответствующих порций информации, каждая из которых обрабатывается, укладываясь в определенную длительность, составляя ряд последовательных мгновений от рождения до смерти носителя сознания.

И если все объекты, кроме живых, являются пассивными фиксаторами данных из окружающей среды, взаимодействие с которой  для них сводится к реагированию на нее изменением собственных свойств вплоть до распада и возникновения в новом качестве, правда, не хаотично, а по непонятно кем установленным правилам в известной нам реальности, которые констатируются учеными, то есть, если эти неодушевленные объекты не проявляют никакой собственной инициативы (активности), то живые объекты способны, благодаря соответствующей обработке поступающих сведений сообразить, как полученной информацией можно воспользоваться, внося те или иные изменения для собственной выгоды в свое окружение и соответственно меняя свое поведение.

Естественно, все живые существа прежде всего желают удержаться в информационном потоке, который они способны воспринять и уразуметь – каждое на уровне имеющегося у него сознания, - отличая себя от ничего не понимающих вещей тем, что пользуется ими для собственной выгоды и сохранения, конкурируя в этом с прочими живыми существами.

Поэтому все живые существа активны, то есть они используют на инстинктивно-рефлекторном уровне сознания окружающую среду для поддержания себя в действии (питание и метаболизм), стремясь оттеснить от пищи конкурентов (доминирование), в том числе копируя себя так или иначе (размножение) для дальнейшего распространения во времени и пространстве.

Тем самым конечность собственного существования, которое они, кроме человека, не понимают, но ощущают по ухудшению функционирования тех или иных частей организма, живые существа преодолевают продолжением рода (передача собственного генома) всеми возможными способами, вплоть до почкования, что требует особой программы роста и развития как индивидуального, так и общего (родового).

Чтобы удержаться в информационном потоке, создающем для живого существа ощущение присутствия через его органы чувств в текущей реальности, которая непрерывно меняется, каждому живому существу приходится бороться с аналогичными существами за место и пищу.

Любая остановка или промедление в этой борьбе за жизнь (ощущения) в меняющемся окружении означает смерть, что означает исчезновение ощущений, чего ни одно существо лишаться не желает.

Поэтому каждое живое существо вынуждено во избежание застоя, а значит, гибели, пополнять собственную базу данных новой информацией, не удовлетворяясь той, которую имеет.

Отсюда понятно, что базовое свойство активности любого живого существа состоит в неудовлетворенности его сознания и собой, и окружением, трансформирующееся в стремление к лучшей позиции или хотя бы к удержанию имеющегося.

Иначе говоря, без неудовлетворенности невозможно не только развитие и потребление тем самым более приятных и более разнообразных ощущений, но и обычное выживание.

Сознание в каждом живом существе реализует себя через органы чувств и центры обработки сведений (интеллект), поставляемых имеющимися органами чувств, а также оно реализует себя посредством программы на белковом носителе в каждой клетке организма (геном), отчасти проявляющей формообразующие способности существа на основе органов чувств и имеющегося интеллекта.

Таким образом, потребление информационных потоков ограничено прежде всего имеющимися органами чувств и их возможностями.

Однако стремление к изменению собственного положения к лучшему, то есть, помимо просто выживания, - к более приятным ощущениям, в частности, и через размножение, а не только благодаря увеличению комфорта и улучшения питания, безгранично, и проявляется всегда, а естественной помехой этому стремлению является конкуренция прочих организмов с аналогичными стремлениями.

В результате, образуется достаточно устойчивая среда живых существ с разнообразными нишами, составляющими определенную иерархию, которая, правда, непрерывно обновляется, но структурно сохраняется.

Тем самым, неизбывное стремление каждого существа в своей активности к лучшему положению в собственной конкурентной нише существования можно определить термином «неудовлетворенность», внешнее выражение которой довольно многогранно, поскольку активность живого существа не может удовлетвориться только выживанием и размножением - оно всегда стремится к большей сытости и разнообразию питания, более приятным внешним условиям (теплее, безопаснее, организованнее).

В частности, одним из внешних отражений неудовлетворенности сознания человеческих сообществ является национализм, требующий подчеркивания особости собственного сообщества, а также, по мере появления соответствующих возможностей, занятия более выгодного положения в имеющейся структуре общества.

Другими словами, состояние неудовлетворенности сознания собой как в качестве отдельного живого существа, так и сообщества живых существ, претворяющееся в выработку способов собственного изменения путем воздействия на наличное бытие с учетом его противодействия, предоставляет им ту или иную степень свободы как реализацию стремлений к лучшему, выражающуюся в изменении им окружающей среды в соответствии с формирующимися запросами с использованием имеющихся средств.

То есть неудовлетворенность сознания всегда требует большей степени свободы, что дает живому существу больше возможностей для получения наиболее приятных и разнообразных ощущений.

Посмотрим, какими средствами может воспользоваться неудовлетворенность сознания существа для улучшения собственного существования с учетом того, что рамки этого улучшения ограничиваются только выживанием, питанием, размножением, комфортом, а также тем, что способствует оттеснению соперников от всего этого (доминирование).

К примеру, если обратиться к таким, не совсем уж примитивным существам, как животные, то эти средства, которыми может воспользоваться неудовлетворенность, могут быть довольно разнообразными.

Одни из этих средств, способствующие непосредственно выживанию и доминированию, невозможно устранить из сознания – это эгоцентричность, агрессивность, стремление к уничтожению соперника, захвату его территории. При этом, для большей эффективности эти средства сочетаются во многих случаях с кооперацией живых существ. например, в виде колоний или стай.

Тут свобода завоевывается подавлением соперников.

Однако, как нам известно, не столь уж в природе всё однозначно. Например, муравьи не уничтожают, а используют тлей для дополнительного питания.

Кроме того, улучшить условия своего существования живое существо может и поиском перспективы для более выгодного, а значит, приятного существования в более или менее отдаленном будущем.

Поэтому неудовлетворенность может попытаться реализовать себя через центр обработки информации (мозг у млекопитающих), который у достаточно развитых животных способен к формированию виртуальных образов определенных объектов, их перебору и извлечению на основе уже прошедших и отложившихся в памяти событий, благодаря чему эти животные, например, оказываются способными предвидеть опасность и могут уклониться от нее.

В частности, дикий скот собирается в стадо, сводя угрозу нападения хищников к минимуму, самки птиц в определенное время начинают строить гнезда, люди готовятся к наступлению холодов, прикидывая собственные возможности для сохранения тепла в жилищах и т. п.

В этом представлении более или менее отдаленного будущего неудовлетворенность каждого достаточно развитого существа уже способна посредством интеллекта собственного носителя материализовывать информацию ментально-образно для воображаемого выхода из настоящего в будущее, используя для этого резервы собственной памяти, вследствие чего его шансы избежать застоя или гибели значительно повышаются.

Таким образом, основную роль в информационном контуре представления будущего у достаточно развитых существ может играть воображение, которое проявляется не как «плотная» реальность (бытие), а как «тонкая» материя – виртуальная реальность - в ряде образов, которые основаны на знании протекших событиях прошлого.

Правда, создание образов будущего у животных настроено в соответствии с программой собственного генома только на адаптивность в отношении окружающей среды.

Однако, данные, поступающие через органы чувств, превращающиеся после их обработки в соответствующих центрах организма в информацию (понятные сведения), могут быть недостаточными или неточными для понимания ситуации, либо живое существо оценивает их превратно, тем более что каждое живое существо, исключая человека, может использовать только свой генетический и личный опыт, собственную память и оно не способно более-менее точно прогнозировать и корректировать свои действия, поскольку не ставит себе целей развития и усовершенствования, а довольствуется только приспособлением к среде.

Поэтому все эти существа вынуждены действовать по методу проб и ошибок, где основную роль играет случайность. Именно этим вызвано столь медленное эволюционное развитие живых существ по сравнению с ускоренным движением человеческой популяции в сторону технического и культурного прогресса.

То есть неудовлетворенность существ мира природы всегда наталкивается на в своем стремлении к более приятному на ошибки, но преодолевает их в поколениях не только за счет стремления к наиболее комфортному устроению в своей нише обитания, не только за счет накопления генетического и личного опыта, но и благодаря проявления своей способности всё время обращаться к новому в форме любопытства, поддерживая это стремление своей настойчивостью в соответствии с сопротивлением окружающей среды.

Само выживание всякого организма зависит от качества получаемой информации в меняющемся окружении.

Поэтому удовлетворение нынешним, приводящее практически к нежеланию искать и потреблять новую информацию, ведет в итоге к вытеснению этого организма из занятой им ниши, деградации, и в итоге – к гибели.

Но каждый организм хочет выжить, раз уж он появился и стал получать ощущения, а не пустоту ничтожества. Значит, он не должен удовлетворяться тем, что есть, а стремиться к чему-то иному, что может способствовать не только удержанию его в существовании, но и сможет способствовать улучшению его существования, сделав жизнь более сытной, комфортной и безопасной, что ассоциируется с приятным.

Таким образом, каждый организм должен быть неизбежно активным в отношении получения дополнительной и, желательно, новой информации о происходящих изменениях, если он стремится к выживанию, а любая активность характерна неудовлетворенностью потому, что постоянная удовлетворенность лишает существо самостоятельного стремления к изменению как своей позиции, так и к собственному изменению, то есть существо превращается в пассивное, равнодушное, что равноценно смерти, поскольку в сообществе живых существ потеря стремления к изменению в соответствии с меняющейся средой, то есть утрата своевременного приспособления к среде, означает неминуемую гибель.

Это же относится и ко всем человеческим сообществам, поскольку их коллективистское сознание не только столь же конструктивно в своей активности, но оно еще и дополнено осознанным стремлением изменить собственное окружение для себя так, чтобы усилить активность собственного сообщества ради его особого процветания.

Вместе с тем, усиление отдельных сообществ, а также появление наднациональных структур вызывает обратный эффект - проявление в них чрезмерной неудовлетворенности, которая уже замахивается на мировое господство или глобализацию, внешне выражаясь в интернационализме, то есть фактическом подчинении себе всех остальных сообществ в форме государств.

Всем известны такие попытки, начиная с экспансии Александра Македонского и заканчивая намерением нынешней наднациональной олигархии подмять мир под себя, оцифровав население и многократно сократив его для экономии ресурсов планеты, то есть сделать из относительно свободных людей, в сущности, послушных насекомых, опустив их на уровень ниже животного.

Естественно, все эти попытки потерпели или потерпят крах вследствие таких коренных причин, как преобладание во всех человеческих сообществах в форме государств эгоцентричности их коллективистского животного сознания и их коллективистского самосознания, противодействующих эгоистичному компоненту самосознания отдельного человека или группы людей, который препятствует проявлению неудовлетворенности отдельных человеческих сообществ, ввергая их в застой, что влечет их к биологической гибели. В предельном случае, то есть при настойчивости той или других сторон произойдет их взаимное уничтожение всем нам известными средствами.

В дополнение к отмеченному имеет смысл обратить внимание также на следующее.

Как было обозначено выше, в основе активности живых существ всегда заложена неудовлетворенность имеющимся, которая для наиболее удобного устроения в окружающем как для самых примитивных организмов, так и для человека, ведет к постоянному и наиболее выгодному для существования приспособлению к окружающему, и утрата неудовлетворенности означает быструю и неминуемую гибель с предшествующей деградацией.

Подобное стремление к выживанию и по возможности к наиболее приятным ощущениям в каждом организме должно поддерживаться, чтобы не угаснуть.

И эта инстинктивная поддержка обусловливается непременной активностью живого существа, усиливающейся с ухудшением его положения, то есть с ростом подсознательной неудовлетворенности его носителя сознания собой и ситуацией, и ослабевающей с улучшением положения существа, когда ситуация восстанавливается или улучшается – своего рода отрицательной обратной связью сознания со средой, непосредственно выражающейся в его неудовлетворенности сложившимся положением, которая через интеллект дает команду действующим «механизмам» организма, в частности, усилить свое сопротивление негативным воздействиям среды в данный период. Хотя обратная связь может обратиться и в положительную при недостаточном противодействии среды организмам, что, например, прослеживается бесконтрольным размножением ряда водорослей при отсутствии врагов, поедающих их.

Инстинктивное усилие, понуждающее живое существо действовать в соответствии со своими стремлениями, можно было бы назвать подсознательной настойчивостью, либо упорством, поскольку оно не позволяет действию затухнуть до окончания.

Таким образом, подобный отклик на воздействие среды можно охарактеризовать соответственно большей или меньшей подсознательной настойчивостью организма в сопротивлении ей, или иными словам - природным устойчивым влечением существа к наилучшему приспособлению к окружению в своем стремлении к выживанию и созданию наиболее подходящих условий для размножения и пропитания, закодированном в геноме.

Поэтому с изменением условий само существо автоматически пытается измениться не в худшую сторону вследствие всегдашней собственной активности, следуя способности поглощать и выдавать информацию в рамках закодированной в его геноме программы роста, развития, размножения и соответствующих им действий, чему способствуют мутации в геноме, хотя, с другой стороны, их роль как случайности может быть и гибельной.

Кроме подсознательной настойчивости, поддерживающей стремление организма к приятным ощущениям, для более развитых организмов, которые уже понимают разницу в качестве пищи и особенностях объектов противоположного пола, характерна такое внешнее выражение неудовлетворенности сознания, как стремление к новому в форме любопытства.

Кошка часто отворачивается от вполне съедобной, но невкусной рыбы, из любопытства узнав в свое время, что парное мясо намного вкуснее. То же любопытство в сочетании с инстинктами размножения и опытом помогает ей выбрать из полудюжины котов наиболее подходящего по репродуктивным особенностям.

Таким образом, любопытство помогает приятнее и удобнее жить, эффективнее размножаться, и занимать тем самым более высокое положение в собственной нише существования. Это свойство неудовлетворенности естественного сознания не обходит стороной и человека, как, отчасти, представителя животного мира.

То есть неудовлетворенность природного сознания всех живых существ, включая и подобную неудовлетворенность человека, как правило, направлена на то, что кажется ему лучшим, определяющемся имеющимся интеллектом, и которое отличается от прежнего более приятными ощущениями - для человека это лучшее представляется удовольствием, но не удовлетворением, которое есть лишь пауза перед стремлением к новым удовольствиям.

Такая непременная активность живого существа, при которой проявляется неудовлетворенность настоящим ради лучшего устройства в будущем, обеспечивает в целом восходящее изменение как самих существ, так и их окружения. То есть благодаря активности живых существ содержание флоры и фауны, а также окружающих их предметов (вещей) меняется, усложняясь и приобретая всё большее разнообразие. Иначе говоря, живые существа противостоят росту энтропии мироздания, которое, если посмотреть и с этой стороны, существовать без них не может в стабильном состоянии.

Эта активность живых существ со всеми ее атрибутами, главным из которых является неудовлетворенность, отличает их, например, от компьютеров, так как последние ищут и обрабатывают только те сведения, которые нужны их хозяевам, не понимая их смысл и цель поиска, действуя тем самым только на подхвате у этих хозяев по заданным программам, ничего не требуя взамен.

В заключение отметим, что активность живых существо, поддерживаемая их неудовлетворенностью в условиях конкурентной среды, в целом направлена на их развитие и совершенствование, пределом которого является человек в его сообществах.

Однако человек есть не более чем ограниченное существо в своей конечной биологической форме, как ее не дополняй любыми техническими средствами, например, искусственным интеллектом.

Поэтому каждая человеческая цивилизация неизбежно распадается, когда возникает несоответствие возможностей человеческого мозга, посредством которого принимаются окончательные решения, и захлестывающего его разнообразных информационных потоков, которые человек сам и вызвал, и они его поражают.

Рекомендую

20

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

Поделись
X
Загрузка