Комментарий | 0

Судьи (2)

 

 

 

 

Недоверчивый Гидон (Гедео́н) - Иерубаал (Иероваал)

 

            Следующий рассказ ещё более сложен. Вместо кратких двух первых частей (первая: сыны Израиля творят зло — Он предаёт их в руку врага; вторая: вопль Израиля — Господь ставит судью) встречаем развёрнутые, по меркам ТАНАХа весьма обширные, описания. Новый враг Израиля — Мидьян (мадианитяне) находится на юго-востоке, это племена, кочевавшие  к востоку от Эйлатского залива и распространявшиеся на север.

 
1. Творили сыны Израиля зло в глазах Господа,
отдал их Господь на семь лет в руку Мидьяна.
 
Тяжела была рука Мидьяна над Израилем,
сыны Израиля делали себе от Мидьяна норы в горах, пещеры и укрепления.
Со скотом поднимались, с шатрами приходили во множестве, как саранча, им и верблюдам числа нет,
приходили в страну — губить (6:1-2, 5).
 
2. Обнищал Израиль из-за Мидьяна,
к Господу сыны Израиля возопили.
 
Было, когда возопили сыны Израиля к Господу
из-за Мидьяна.
 
Господь послал сынам Израиля человека-пророка,
сказавшего, что так Господь Бог Израиля говорил: Я вывел вас из Египта, вывел из дома рабов.
 
От руки египтян вас избавил, от руки всех угнетателей,
изгнал их от вас, вам отдал их землю (там же 6-9).
 
3. «Покоилась земля сорок лет в дни Гидона» (8:28).

 

            Новый судья, новый спаситель Израиля напрямую сравнивается, едва ли не идентифицируется с самым великим спасителем Израиля во все времена — с Моше, тем самым обретая особое измерение.

Редактору-составителю Судей уже не надо беспокоиться об излишней усложнённости повествования: читатель прошёл не только начальную школу, но и прочёл рассказ о Дворе и Бараке, победивших Явина и Сисру.

На этот раз спаситель представлен вместе с Господним посланником, в отличие от Дворы, избравшей пальму, сидящим под дубом. В это время Гидон сын Иоаша (Иоас) «в давильне молотит пшеницу, чтобы скрыть от Мидьяна» (6:11). В давильне? Их обычно вырубали в скале, в них давили виноград или маслины. Опасаясь грабителей, Гидон молотит пшеницу в необычном месте, что подчёркивает ненормальность положения, в котором находился Израиль.

Гидон — первый судья, с которым Всевышний говорит напрямую. В начале рассказа спаситель Израиля в образе Моше «растворяется». Вот и в этом диалоге посланник Господа «растворяется»: вместо него слышен голос Господень, обращённый к Гидону, поражённому миссией, возложенной на него. Подобно Моше, избранник Господень отнекивается: ведь он из  беднейшей тысячи в колене Менаше (Манассия), одного из самых малых в Израиле, он  младший в доме отца своего. В своё время подобные слова мы услышим из уст первого израильского царя Шауля (Саул) из Биньямина, самого малого колена Израиля.

Прочитаем, обратив внимание, как «уходит» посланник Бога, и слышен голос Всевышнего, и как снова является.

 
Явился ему Господень посланник
и сказал ему: «Господь с тобой, доблестный муж».
 
Сказал ему Гидон: «Мой господин, если с нами Господь, почему нас такое постигло?
Где все чудеса, о них рассказывали отцы, говоря, что Господь из Египта нас вывел? А теперь Господь нас покинул, отдал в руку Мидьяна».
 
Обратился к нему Господь и сказал: Иди, силой своей от руки Мидьяна Израиль спаси,
Я тебя посылаю.
 
Сказал ему: «Мой господин, чем я Израиль спасу?
Моя тысяча у Менаше беднейшая, я младший в доме отца моего».
 
Господь сказал ему: Я буду с тобой,
ты Мидьян поразишь, как одного человека.
 
Сказал ему: «Если нашёл я милость в твоих глазах,
дай знак, что ты со мной говоришь.
 
Не уйди отсюда, пока не вернусь, вынесу дар, перед тобой положу»,
сказал: «Я останусь до твоего возвращения».
 
Пошёл Гидон, приготовил козлёнка, из эйфы муки — лепёшки, положил мясо в корзину, влил похлёбку в горшок,
вынес ему под дуб и подал (там же 12-19).

 

            Беря пример с праотца  Авраѓама (Авраам), Гидон подлинный пир приготовил. Во-первых, козлёнок, во-вторых, лепёшки из целой эйфы муки. Эйфа — древняя мера сыпучих тел и/или жидкостей. Точный эквивалент современным мерам не известен. Предположительно около 22 литров, что, согласитесь, не мало.

            Что идёт Гидон приготовить? Сказано: дар, это можно понять и как жертвоприношение Богу и как угощение посланнику Его, явившемуся в образе человека, как три посланника Господа праотцу Авраѓаму. Господень посланник с даром так велит поступить: «Возьми мясо, лепёшки и положи на эту скалу, вылей похлёбку». Концом посоха посланник касается лепёшек и мяса — огонь их пожирает, а он скрывается, в своей истинности убеждая Гидона, воскликнувшего: «Горе, Властелин Господи! Лицом к лицу видел я Господня посланника». Отвечает Господь: «Мир тебе, не страшись,// не умрёшь» (там же 20, 22-23).

            Подобно праотцам, строившим жертвенник Господу, отмечая место, где им Всевышний являлся, Гидон построил жертвенник, назвав его «Господь — мир» (там же 24). Никто об этом жертвеннике, кроме самого Гидона, не знает. Его соотечественники как поклонялись, так и продолжают поклоняться Баалу (Ваал), влиянию культа которого были подвержены ещё до прихода в Землю обетованную. Во время скитаний в пустыне они поклонялись Баал-Пеору, вкушали от заупокойных жертв и участвовали в культовых оргиях. Как поклонялись, так и продолжают поклоняться Ашере (Асират), которая в языческом пантеоне Кнаана была женой главного бога, богиней плодородия. В честь Ашеры сажали деревья в месте служения, рядом с жертвенником.

            Господь говорит Гидону взять двух быков у отца, жертвенник Баала разрушить, дерево, символизирующее Ашеру, срубить, построить жертвенник Богу на вершине скалы, на которой посланник Господень явился и где услышал он голос Всевышнего, и на дровах Ашеры вознести всесожжение. Это Гидон ночью, втайне и совершает.

            Встав утром и увидев совершённое святотатство, стали жители города дознаваться, кто его совершил. «Разыскивали, искали, сказали: 'Гидон сын Иоаша натворил'» (там же 29).

 
Сказали жители города Иоашу: «Выведи сына — умрёт он:
жертвенник Баала разбил, Ашеру при нём срубил».
 
Сказал Иоаш всем перед ним стоящим: «Вам за Баала бороться? Спасать его вам? До утра умрёт борющийся за него!
Если он бог, за себя будет бороться: разбит его жертвенник».
 
Назвали его в тот день Иерубаал, сказав:
«Будет с ним бороться Баал: его жертвенник он разбил» (там же 30-32).

 

Изначальный смысл имени Иерубаал: страшитесь Баала. Обстоятельства наречения объясняют иронию, заключённую в этом имени.

Мидьян с присоединившимися к нему Амалеком (Амалик) и сынами Кедема (сынами востока), соседними и дружественными на тот момент племенами, переходят границу с Израилем. «Дух Господа окутал Гидона», он трубит в шофар, израильтян, у которых нет постоянного войска, на войну созывая, посылает гонцов к своему колену Менаше и соседним коленам, и главное — обращается к Богу: «Ты спасёшь моею рукой Израиль, как говорил?» (там же 34, 36) Гидон — человек недоверчивый, он просит Господа дать явственный знак.

 
«Вот, я кладу шерсть стриженую на гумне,
если роса лишь на стриженой будет, а на земле сухо, пойму, что в моей руке спасенье Израиля, как Ты говорил».
 
Так и было, встал назавтра и стриженую отжал,
выжал росу из стриженой, полную чашу воды.
 
Сказал Гидон Богу: «Да не возгорится Твой гнев на меня, но и в этот раз я скажу,
лишь в этот раз по стриженой испытаю: пусть будет сухо на одной стриженой, а на всей земле будет роса».
 
Сделал Бог так в эту ночь,
было сухо на одной лишь стриженой, а на всей земле была роса (там же 37-40).

 

            Гидон и «весь народ с ним» (7:1) разбивают стан, северней стан Мидьяна. Этим замечанием начинается и заканчивается повествование о сражении. Далее — великолепный рассказ о чуде победы, в нём четыре тесно связанных друг с другом фрагмента. Первый о том, как из всего немалого войска остаётся лишь триста; второй — о проникновении Гидона во вражеский стан (подвиг, повторённый Давидом); третий — о приготовлении звуком шофаров, огнём и мечом сразиться с врагом, заставляющее вспомнить, как Израиль звуками шофаров обрушил стены Иерихо (Иерихон); четвёртый — о смятении во вражьем войске, где друг на друга меч обратили. 

            Так было в Иерихо при Иеѓошуе бин Нуне:
 
Закричал народ, затрубили в шофары,
было: когда народ голос шофары услышал, закричал народ криком могучим —
пала стена города на месте своём, взошёл народ в город, каждый со своей стороны, город они захватили (Иеѓошуа 6:20).
 
            Что движет Гидоном? Его недоверчивость. Но уверовав, что Господь с ним, сомнения он не испытывает. Не испытывает — и побеждает.
 
Сказал Гидону Господь: Велик с тобою народ — Мидьян в их руки отдать,
как бы надо Мной не вознёсся Израиль, сказав: «Моя рука вызволила меня».
 
А теперь возгласи в слух народа, скажи: «Трус и боязливый, вернитесь, на горе Гилад [Галаад] поверните»,
двадцать две тысячи из народа вернулось, десять тысяч осталось.
 
Сказал Гидону Господь: Ещё велик народ, сведи их к воде, там тебе отберу,
о ком скажу: с тобою пойдёт, тот с тобою пойдёт, о ком скажу: с тобой не пойдёт, тот не пойдёт.
 
Свёл народ он к воде,
сказал Гидону Господь: Каждого воду лакающего языком, как лакает собака, особо поставь, и каждого, пить ставшего на колени.
 
Триста человек было число лакающих ртом с руки,
весь остальной народ пил воду, став на колени.
 
Сказал Гидону Господь: Тремястами лакающими спасу вас, отдам Мидьян в твои руки,
а весь народ уйдёт, каждый на место своё.
 
Взял народ в руки припасы, шофары, весь Израиль он отослал, каждого в свой шатёр, триста человек оставил,
а стан Мидьяна под ним был, в долине.
 
 
В эту ночь сказал Господь: Встань, спустись в стан,
его в твою руку Я отдал.
 
Если боишься спуститься,
с Пурой [Фура], своим слугой, сойди в стан.
 
Услышишь, что они говорят, — руки твои окрепнут, и в лагерь сойдёшь,
спустился он и Пура, его слуга, к краю вооружённого лагеря.
 
Мидьян, Амалек, все сыны Кедема в долине лежат, их много, как саранчи,
нет числа их верблюдам, как песок на морском берегу, множество их.
 
Подошёл Гидон, и — сон один другому рассказывает,
говорит: «Сон я видел: испеченный хлеб ячменный катится станом Мидьяна, до шатра докатился — ударил, упал тот, верхом опрокинувшись, свалился шатёр».
 
Отвечал другой, говоря: «Это только одно — Гидона сына Иоаша, израильтянина, меч,
Бог отдал в руку его Мидьян и весь его стан».
 
 
Услышав рассказ о сне и его толкование, распростёрся Гидон,
вернулся в стан Израиля и сказал: «Вставайте, стан Мидьяна отдал в ваши руки Господь».
 
Триста человек на три отряда он разделил,
дал каждому в руку шофары, пустые кувшины и факела внутри кувшинов.
 
Сказал им: «На меня смотрите и делайте то же,
к краю стана я подойду, как сделаю я, так делайте вы.
 
Затрублю в шофар я и все, кто со мной,
и вы в шофары трубите вокруг всего стана и говорите: 'За Господа и Гидона!'»
 
 
Подошёл Гидон и с ним сто человек в начале средней стражи [ночь обычно делилась на три стражи, начало средней приходилось на полночь] к краю стана, сторожей только поставили,
затрубили в шофары, разбили кувшины, которые в их руках.
 
Затрубили три отряда в шофары, разбили кувшины, факела взяв в левую руку, в правую руку — шофары, трубить,
закричали: «Меч за Господа и Гидона!»
 
Вокруг стана стояли, каждый на месте своём,
и весь стан побежал — неслись и орали.
 
Триста шофаров трубили, обратил Господь в стане один меч на другой… (7: 2-22).

 

            Так триста израильтян многочисленных врагов победили. Таков чудесный рассказ о чудесной победе, но им повествователь не ограничился, рассказав об изнанке победы. Понятно, нашлись и обиженные — люди колена Эфраима (Ефрем), стоявшие в стороне, когда Гидон войско своё собирал, и объявившие об обиде своей после победы.

            Преследуя врага, Гидон просит жителей двух городов о хлебе для воинов, а получив отказ в успехе его не уверенных, обещает после полной победы «колючками пустынными и терновником» тела их измолотить, что исполняет, старейшин одного города действительно так наказав, а жителей другого города перебив (8:7, 14-17).

Напоследок повествователь, ещё раз напоминая о чудесной победе, говорит, что триста гидоновых воинов преследовали пятнадцать тысяч врагов уцелевших, а «павших — сто двадцать тысяч меч обнажающих». Не удивительно, что великому спасителю, Богом руководимому, израильтяне предлагают стать их царём: «Властвуй над нами и ты, и сыновья твои, и сыновья твоих сыновей,// ибо от руки Мидьяна ты спас нас». Ответ Гидона: «Не буду над вами властвовать, и не будет над вами властвовать сын мой,// Господь властвовать будет над вами» (там же 10, 22-23).

Что может быть замечательней такого ответа? Но! Гидон просит дать ему малость — по серьге от добычи. Разостлали накидку, на которую бросил каждый серьгу. «Был вес золотых серёг, что просил, тысяча семьсот золотых [около двадцати килограммов],// кроме полумесяцев, подвесок, пурпурных одежд царей Мидьяна, кроме ожерелий на шеях верблюдов».

 

Из этого сделал Гидон эфод, поместил его в своем городе Офре, а после него там совратился Израиль,

было это Гидону и дому его ловушкой (там же 26-27).

 

Сделав эфод, подобный части облачения Великого коѓена (Имена, Исход 28:6), служивший для вопрошания Господа о будущем, Гидон нарушил запрет Учения, согласно которому эфод должен быть в Храме, в месте, Господом избранном.

О дальнейшей судьбе Гидона сообщается: у него было семьдесят сыновей, «ибо у него было множество жён», что наложница в Шхеме (Сихем) сына ему родила, его нарёк Гидон Авимелех (Абимелех, дословно: отец мой — царь), что «в седине доброй умер Гидон сын Иоаша» и был похоронен в гробнице отца своего (там же 29-32).

Повествователь сообщает также, что после смерти Гидона совратились сыны Израиля чужими богами, Господа Бога, «от всех врагов вокруг их спасавшего», Израиль не помнил, «дому Иерубаала, Гидона милости не оказывали» (там же 33-35).

Гидон стал последним, вплоть до Шимшона (Самсон) судьёй, в рассказе о котором чётко прослеживается повествовательная модель. Читатель, наверно, привык? Потому повторять её ни к чему? Или просто последующие рассказы иного характера, более свободного от изначально заданной схемы?

(Продолжение следует)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS