Комментарий | 0

Время как информационный продукт живого

 

 

 

Известен подход, в соответствие с которым вследствие непрерывного движения, понимаемого в широком смысле как перемещение в пространстве и развитие во времени, материальные объекты изменяют свои состояния. Состояния объектов изменяются и при взаимодействиях с другими объектами.

Отсюда вытекает, что время охватывает как простое перемещение объектов в пространстве практически без изменения их структуры, так и их структурные изменения, что проявляется во взаимодействиях различного рода и может восприниматься сознанием в виде распознаваемых им, или расшифрованных обозначений, сведений, следов, сигналов изменений материальных объектов, или информации, которая, в свою очередь, может передаваться другим сознаниям непосредственно или опосредованно.

Информация, или расшифрованные сведения, отображения, обозначения есть непосредственное и понятное в определенной степени для сознания отражение изменения состояний материальных объектов.

Например, наблюдение извержения вулкана формирует в определенных рамках непосредственное знание о воспринимаемом сознанием объекте и его изменении, а также информация может быть опосредованной, в частности, переданной в виде текстового описания того же извержения вулкана или в виде телевизионной картинки извержения в том или ином ракурсе.

Вкратце, информацию можно определить как сведения о состоянии материальных объектов, которые сознание способно распознать при сканировании им окружающего имеющимися в его распоряжении средствами. Инициатива в данном процессе принадлежит сознанию человека, а не объектам, окружающим его.

Например, текст на незнакомом языке будет для сознания просто «шумом», некими сведениями, а не обозначениями, которые поддаются расшифровке и осознанию. И если дешифровка текста невозможна по разным причинам: в частности, в силу невозможности расшифровать некоторые мертвые языки, то этот текст нельзя отнести к информации, поскольку никакого сообщения, в котором сознание могло бы найти смысл, он не несет.

Под сознанием в общем контексте имеется в виду не только сознание человека, но и сознание любого живого существа как некая структура, способная воспринимать те или иные фрагменты окружающей его действительности как интегрально, так и отдельно. Отбираются сознанием в виде сведений только те фрагменты, которые сознание способно распознавать и, далее, использовать эти расшифрованные сведения, или информацию для собственных нужд инстинктивно для низшего (животного) сознания и частично осознанно для человеческого сознания.

Информация, или дешифрованные сведения, обозначения, разъяснения и т.д. передаются от материальных объектов через материальные объекты, например, свет, к материальным объектам, например, приборам для конечного восприятия ее сознанием. То есть без материальных объектов, в том числе и самого сознания информация не существует. Она возникает только при выделении сознанием из общего «шума» тех сведений, которые сознание способно распознавать частично инстинктивно, частично осознанно для высшего сознания (самосознания).

Иначе говоря, информация возникает только в сознании посредством имеющиеся у него, точнее, у носителя сознания ощущений, но не иначе, являясь понимаемой человеческим сознанием вполне материальной копией объекта или объектов, доступных через ощущения для сознания. Информацию невозможно квалифицировать как нечто нематериальное и независимое, поскольку она является выделенными и расшифрованными сознанием копиями сведений об объектах из окружающей сознание необозримой среды, своего рода «шума». Сознанием эти дешифрованные копии фрагментов материальных объектов, в частности, перерабатываются в образы, смыслы, чувства, которые так же являются вполне материальными составляющими сознания, влекущими последующие действия носителя сознания. На их основе вкупе с памятью он каждое мгновенье своего «настоящего» взаимодействует с окружающими объектами.

Таким образом, все взаимодействия существа, обладающего сознанием, осуществляются в данном сквозном процессе только при условии поступления в его сознание соответствующих порций информации, каждая из которых обрабатывается, укладываясь в определенную длительность, составляя ряд последовательных мгновений от рождения до смерти носителя сознания.

Собственно, сознание и состоит из образов, мыслей и чувств, подкрепленных памятью, являясь в силу своей неощутимости, по-видимому, материальной копией локального разума некоего потустороннего, из иной материи, «закрепляющейся» в локальном носителе известного нам бытия, оживляя его и развиваясь вместе с ним в течение земной жизни.

Отличие высшего сознания живого существа от низшего заключается в его самосознании - способности не только осознавать свое собственное присутствие в мире как отдельного существа, но и способности сознательно менять этот мир как в соответствии со своими идеями, так и со своими чувствами, спонтанными желаниями, изменяя при этом и свою содержательную наполненность. Подобный процесс недоступен ни животным, ни роботам с любыми компьютерными программами в силу отсутствия у них осознания себя, а значит, свободы, выражающейся в стремлении к бесконечному развитию вследствие неизбывной неудовлетворенности собой.

Несимметричность при передаче информации от объектов к сознанию, в отличие от вещественных или энергетических взаимодействий объектов нашего бытия, объясняется отчасти тем, что сознание имеет иную качественную природу, не являясь материальным объектом трехмерного измерения нашей Вселенной. Поэтому оно не может непосредственно обмениваться веществом или энергией с объектами трехмерного измерения, но способно через ощущения носителя сознания односторонне, ограниченно, избирательно, но воспринимать копии пригодных для него сведений об окружающей среде и перерабатывать их соответствующими центрами своего носителя (живое существо) для собственных нужд или целей.

Иначе говоря, несимметричность отбора сознанием информации из среды, или получение сознанием информации без потери вещества и/или энергии источником информации объясняется односторонним сканированием сознанием через собственный носитель окружающей среды, в ходе которого сознанием как бы просматриваются объекты сканирования без их изменения благодаря только лишь копированию тех сведений о них, которые сознание способно расшифровать. В противном случае, если бы при получении сознанием информации происходил энергетический и/или вещественный обмен так же, как он происходит при обычных взаимодействиях материальных объектов, то обе стороны информационного взаимодействия разрушались бы, теряя свои первоначальные свойства, и жизнь в столь нестабильном мире не была бы возможна. Именно это происходит на уровне, не связанном с жизнью. В частности, при квантовых воздействиях прибора наблюдения на микрообъект, его первоначальные свойства становится невозможно определить в силу воздействия на него прибора.

Разница между человеческим сознанием и сознанием иных живых существ в отборе и обработке информации состоит в том, что человек часть информации понимает и использует не на рефлекторно-инстинктивном уровне как, например, животные. При этом он себя самого осознает в этом процессе, а часть полученных сведений использует сознательно, составляя из текущих и запасенных данных мысленные проекты в качестве самодеятельного субъекта, то есть субъекта, меняющего в соответствии с ними окружающую среду, а не только лишь приспосабливаясь к ней как все остальное живое.

Сама же складывающаяся каждое мгновение в человеческом уме суммарная и меняющаяся от мгновенья к мгновению картинка, воспринимается и понимается им как его настоящее, или текущее время. Оно притекает, как ему кажется, из какого-то неизвестного ему будущего, а утекает куда-то назад невозвратимо - в прошлое, и в этом времени проходит его жизнь.

Как бы то ни было, ясно, что настоящее обеспечивает взаимодействие человека с окружающим, или дает ему жизнь.

Однако прошлое и будущее существуют лишь в человеческом воображении, проявляющимся в настоящем мгновении. Грань между прошлым и будущим, представляющаяся людям невидимой, неосязаемой, нематериальной, является вполне материальным настоящим человека, создаваемым им самим. Это настоящее, или собственное время человека настолько настоящее, что заключает в себе всю его жизнь. Именно в нем он живет, а не прошлом и не в будущем.

Отметим при этом, что каждое из последовательных мгновений, составляющих время жизни человека, и которые заключают в себе его жизнь, есть вполне материальный процесс отбора, копирования, передачи подготовленных пакетов дешифрованных сведений об объектах, обработки этих пакетов, причем дискретность данного процесса обусловлена технической паузой, разделяющей мгновения собственного времени человека.

Пакеты информации, получаемые через ощущения, только в обработанном виде, то есть, преобразовавшись в образы окружающей среды, мысли и чувства, составляют вполне конкретное и различное по наполнению и длительности мгновение, поскольку объем поступающей информации может меняться в зависимости от состояния окружающей среды, от состояния самого сознания, от возможностей извлечения из памяти дополнительной информации. Каждое такое мгновенье, сливаясь в сознании с последующим и так далее, представляется человеку его настоящим временем жизни.

Отсюда следует, что не время «сваливается» откуда-то на человека, а человеческое сознание само формирует собственное время, которое поэтому сам же человек назвал настоящим.

Технические паузы между последовательными мгновениями проявления в сознании образов окружающего, а также сопровождающих их чувств и мыслей, сознанием не регистрируются.

Поэтому все последовательные мгновения сливаются в единую меняющуюся картину, которую человек как сознание в рамках носителя, то есть совокупный действующий субъект, может не только наблюдать, но и он может взаимодействовать с окружающим.

Для человека события происходят только в его настоящем, а прошлое и будущее возникают лишь в его воображении, проявляясь опять же только в его "теперь" в виде соответственно баз данных и проектов.

Он думает, что в действительности существуют прошлое и будущее, разделенные настоящим, поскольку не понимает механизм формирования настоящего и считает его продуктом общего временного процесса, в котором реально существуют будущее, настоящее и прошлое.

На самом деле, лишь одно мгновение составляет «теперь» человека.

Однако человеку, как, впрочем, и всем другим живым существам, сознание которых в силу физиологических особенностей каждого организма неспособно отметить и зарегистрировать паузу между этими краткими мгновениями, необратимая последовательность мгновений – обрабатываемых пакетов информации, следующих друг за другом через определенную паузу, -представляется течением времени, которое заключает в себе всю его жизнь, то есть все события, происходящие с ним от его рождения и до его смерти.

В каждом из этих мгновений идет интегральная выборка на всех уровнях сознания данных из окружающей среды, которые сознание способно распознать, и их обработка, составляя в конечном итоге понятный для сознания «кадр» на базе принятой информации с теми или иными поправками из уже накопленной информации в базах данных человека. Далее процесс повторяется. Процедура, тем самым, является по техники дискретной, но по восприятию ее сознанием - непрерывной.

Этот односторонний по направленности (асимметричный) процесс «притягивания» сознанием информации, или процесс получения копий окружающего, состоит, таким образом, из трех основных фаз: выделение фрагментов окружающей среды (оно производится сознанием человека частично осознанно, но, в основном, автоматическим сканированием, охватывающим и дешифрующим всё доступное сознанию из окружающего для составления очередного информационного пакета), от которых последует информация; копирование и перемещение полученных данных в соответствующие центры сознания человека; ее обработка, состоящая в преобразовании информационного пакета в образы, смыслы и чувства, в ходе которого производится мгновенная оценка данных, в результате чего часть информации отбрасывается или остается скрытой, а оставшаяся часть проявляется для сознания человека наподобие кинокадра, за которым следует аналогичный кадр с так или иначе измененным содержанием. Естественно, этот процесс идет под контролем единого сознания, поскольку каждое индивидуальное сознание есть неотъемлемая часть единого сознания, представляющего собой за «пределами» бытия голограмму [1].

Эти «кадры» сливаются в сознании в движущуюся картинку, так как промежуток между ними не фиксируется сознанием, и весь процесс кажется человеку непрерывным. Формирование отдельного «кадра» может сравнительно незначительно колебаться по длительности. Процесс идет от рождения до смерти человека, не прерываясь даже во время сна или обморока. Информация поступает как снаружи, так и от содержащихся в самом человеке органов и протекающих в них процессов.

Эта информационная процедура является дискретной, автоматической для всего живого. В результате, осуществляется приспособление всего живого к среде. Однако человек при этом способен еще и к целевому выделению информации, то есть к восприятию интересующих его объектов для их сознательного преобразования в соответствии с заранее намеченными проектами.

Настоящее представляется нам непрерывным процессом вследствие того, что оно подобно движению киноленты с последовательно распределенными кадрами с определенной скоростью. Тем самым создается целостное впечатление меняющейся среды в определенном порядке, которое может осмысляться и интерпретироваться различным образом, в зависимости от качества индивидуального сознания. Формирование настоящего, или собственного времени человека отличается от обычного восприятия тем, что последнее формирует отдельный чувственный образ по соответствующему заданию сознания, а остальное при этом отбрасывается. Настоящее же охватывает всё, что способно расшифровать и использовать для себя сознание в возможных для него пределах без фиксации только на чем-то одном. Процесс не прерывается даже во сне – сознание, «питающееся» информаций, функционирует в живом объекте всегда, черпая информацию изнутри и снаружи тела-носителя, покидая тело только после его смерти. Совокупность живых объектов на планете, формирующих однонаправленное перемещение информации, создает возможность для протекания информационного процесса по всем имеющимся каналам в расчете на общее потребление. Значимая информация в человеческих сообществах фиксируется так или иначе и хранится для гарантированного доступа.

Без подобного несимметричного действия бесчисленных сознаний в бытии однонаправленное «движение», которое мы называем настоящим временем, или временем жизни, не существовало бы в известном нам виде для каждого сознания.

При этом, только люди, в отличие от всех остальных объектов известного нам материального мира, в том числе и живых объектов, способны осознавать этот объективный процесс, хотя и очень часто в искаженном виде.

Результатом этого искажения является их представление о том, что переработанная информация, отложившаяся в их личной памяти, общих базах данных, а также та информация, которая была отброшена как ошибочная или ненужная, является их реальным прошлым, а поступающая информация – реальным будущим. Кроме того, настоящее представляется им неуловимым мгновеньем между прошлым и будущим, а совокупность этих неуловимых мгновений - текущим временем.

Если вернуться к рассмотрению формирования собственного времени человека как, в значительной степени, информационному процессу, то становится объяснимым известный факт ускорения и замедления времени.

Действительно, в сознании время может замедляться и ускоряться в зависимости от содержания мгновений. Например, практически не меняющееся содержание мгновений, или пакетов принимаемой информации (событий почти нет) создает эффект замедления времени – день тянется бесконечно; разнообразное содержание мгновений создает эффект ускорения времени – день проходит незаметно.

Таким образом, набегающие последовательно копии тех или иных сведений от материальных объектов, окружающих сознание человека, поставляют для него информационную «пищу», которую он постоянно «переваривает», осмысливая и эмоционально переживая её. Результат этой повторяющейся процедуры из трех указанных фаз в каждом мгновении и составляет собственное время жизни человека, в котором он видит, слышит, ощущает все остальное, мыслит, действует и которое является для каждого человека его «настоящим».

Если взять каждое мгновенье, точнее, протекающий за доли миллисекунды в нервных волокнах и нейронах мозга процесс формирования информационного пакета с его обработкой в сознании, то он является вполне материальным, и лишь представляется эфемерной границей между прошлым и будущим.

Возможно, кому-то это покажется парадоксальным, но именно эти дискретные, последовательные информационные мгновения, отражающие соответственно все внешние события, которые способно принять сознание, являются его истинным, собственным временем.

В этом настоящем времени и пребывает сознание в рамках внешнего, мирового времени. Настоящее время характерно только для живых существ. В этом дискретном по обработке настоящем времени только и может проявляться взаимодействие объекта со средой как жизнь. Причем отличие, например, амёбы, точно так же потребляющей и обрабатывающей информацию от окружающих её объектов, от человека состоит только в том, что человек осознает самого себя в этом процессе, отделяя себя от остального, в появляющихся у него, как результат, образах, мыслях, чувствах, а не просто автоматически реагирует на воздействие окружающей среды, приспосабливаясь к ней. Однако человек не ощущает дискретность этого информационного процесса. Как следствие, он не осознает независимость, отдельность этого процесса, возникающую из-за его асимметричности, необратимости в соотнесении с изменениями, происходящим с неживыми материальными объектами. Хотя, по существу, благодаря этой асимметричности он выпадает из ряда прочих материальных объектов и является живым, сознающим себя существом.

Поэтому обычный человек полагает себя находящимся только в реально видимом ему внешнем, мировом времени, которое течет для него непрерывно, условно деля его для удобства жизни на интервалы между какими-либо событиями, которые именует промежутками времени. Наиболее явны и значимы для человека промежутки времени, связанные с природными циклами: сутки, отражающие полный оборот Земли вокруг своей оси, а также ночь, день, времена года, сам годовой цикл, отражающий полный оборот Земли вокруг Солнца. Мировое время, внешнее для человека, по сути, в реальной жизни человека отражает периодические изменения материальных объектов. В этом отношении оно существует объективно, точнее, в его относительных единицах, например, можно оценивать изменения материальных объектов и до возникновения живых существ на Земле.

На самом деле, внешнее время – это ощущаемые человеческим сознанием изменения материальных объектов, на которые оно никоим образом повлиять не может. Однако человек может выделить, распознать и зафиксировать в своем сознании, помимо независимого от него, и остальные объекты собственного непосредственного окружения. Тем самым, он может формировать собственное время, отражающее все доступные его ощущениям изменения. Это время он вынужден соотносить с чем-то устойчивым. Этим устойчивым и являются все независимые от него периодические изменения.

Однако реально все события происходят в собственном времени человека. Но в силу их текучести и вынужденного сопоставления этих событий с внешним временем, в человеческом сознании производится автоматическая привязка их к внешнему времени.

Там, куда человеческая мысль не проникает, события, как таковые, отсутствуют – их некому фиксировать – можно только предполагать, что там происходят как обратимые, так и необратимые изменения материальных объектов. Да и эти предположения основываются только на том, что мы можем представить и понять, то есть заключить во время. Конечно, можно обозначить эти изменения временем, так как кажется, что они должны иметь длительность, но эту длительность, как справедливо заметил Аристотель, некому отсчитывать. Кроме того, неизвестно, что представляет собой бытие вне человеческого сознания. Парменид, например, полагал «бытие чистым настоящим, неподвижным, однородным, совершенным…» [2]. Мы его воспринимаем и представляем одним, для других существ оно может оказаться иным. А то, чем оно является на самом деле, не представляется возможным определить вследствие его бесконечного разнообразия, а также взгляда на него изнутри. Можно только выделить с помощью сознания как бы собственную часть бытия, то есть то, что сознание человека способно распознать в бытии, и считать эту часть меняющимся миром. Эти изменения бытия сознание уже может заключать во внешнее по отношению к нему время и, тем самым, определять их длительность.

Сделать превращения, изменения полностью необратимыми для себя способны только живые существа. Как только они появляются, всё происходящее с ними становится необратимым. Возникает их собственное, необратимое время, параллельное в течение их жизни внешним циклическим изменениям, наблюдаемым ими, которые они, в лице человека, считают внешним и единственным видом времени, в котором они вынуждены находиться.

Это собственное, однонаправленное время является объективным, так как оно связано с материальными объектами, в том числе и с самими живыми объектами, и внешним временем, не существуя без них и вне их. То есть, оно не существует без живых существ, которые, собственно, его и «вырабатывают» в виде событий.

В последовательности этих событий собственного времени все живые существа и живут в рамках внешнего времени, не замечая собственного времени своей жизни.

Однако в качестве человека они не только мыслят, не только чувствуют и действуют в соответствии с происходящим, приспосабливаясь к нему, но и вмешиваются в него, тем не менее, соразмеряя его с внешним временем. Это сознательное вмешательство в события является результатом мыслительно-чувственных процессов на базе получаемой информации в собственном времени человека, но, вместе с тем, целенаправленно меняя окружающий мир и, бумерангом, себя вместе с ним, человек в значительной степени самостоятельно и сознательно производит собственную жизнь во всех ее оттенках. Однако за эту полнокровную жизнь, каждое мгновенье обновляющуюся, приходится платить необратимостью и завершаемостью всего, в том числе - и собственной жизни. Смерть есть конец собственного времени человека, или его «настоящего». Однако, так же как одно мгновенье жизни для сознания сменяется другим, одна жизнь сменяется другой для того же сознания.

Таким образом, собственный «кусочек» бытия каждое живое существо выделяет самостоятельно на базе имеющихся у него ощущений, то есть, распознавая доступные ему сведения, копируя их и доставляя для обработки сознанием последовательно в виде отдельных информационных пакетов. Этот процесс их скрытой обработки представляются человеку следующими непрерывно друг за другом мгновениями жизни, сливающими в поток, в котором он является не статистом, а действующим персонажем. Так происходит вследствие того, что эти последовательные мгновения включают в себя не только образы окружающего, но в них последовательно формируются собственные мысли, чувства человека, претворяющиеся в его действия в рамках этих текущих мгновений.

Всё это не только аккумулируется в памяти отдельного человека, но и предоставляется остальным людям, создавая интегральное сознание и интегральную жизнь в виде сообществ. То, что человек пока не способен в окружающем его мире распознать и превратить в информационные пакеты, не попадает в его собственное время, хотя и может находиться рядом или даже в нем самом. Однако это, пока неизвестное, с накоплением информации, а значит знаний, умений, как у человека, так и у всего сообщества людей, постепенно переходит в разряд распознаваемого. Иначе говоря, реальный процесс познания идет не только в виде накопления знаний, но и сам характер отбираемой человеком информации постоянно обогащается всё расширяющимся набором сведений, которые можно распознать, если, конечно, человек сам этого пожелает, то есть не закроется от них.

В результате, жизнь человека всё больше становится зависимой от него самого, он всё более освобождается от гнета обстоятельств, от чистого приспособления к окружающему, от устоявшегося порядка, то есть его свобода растет.

Необратимость этого процесса для всех живых существ доказывает фундаментальную инаковость даже чисто рефлекторно-инстинктивного сознания в сравнении с обратимыми, по-видимому, большей частью процессами обмена веществом и/или энергией в ходе превращений и взаимодействий материальных объектов.

Необходимым условием существования живых объектов является необратимость их существования во времени, тогда как, по-видимому, большая часть известных нам процессов, происходящих с материальными объектами нашего плотного измерения Вселенной, обратима. Иначе говоря, при взаимодействии, как правило, объекты меняются, не сохраняя свое начальное (до взаимодействия) состояние, в том числе меняются и тела людей, но сознание не участвует в этом «натуральном» обмене, оно лишь снимает копии с объектов, не разрушая их, сохраняя тем самым естественный ход наблюдаемых процессов. В результате, оно не вносит в мир нестабильность и не разрушается само. То есть жизнь возможна только в условиях одностороннего информационного воздействия одного объекта на другой без разрушения последнего с приобретением первым данных от второго или при взаимном обмене данными без собственного разрушения. На такое взаимодействие, кроме обычного энерго-вещественного обмена, способны только живые существа.

Отсюда вытекает, что условий для самопроизвольного возникновения живых объектов и, соответственно, протекания в них информационных процессов, заключающихся в распознавании одними объектами в других объектах сведений, которые можно было бы расшифровать, или превратить в информацию для собственного использования, и, тем самым, жить в собственном настоящем, или истинном времени, не существует в нашем измерении.

Поэтому единственным правдоподобным объяснением существования жизни в бытии, то есть реализации одностороннего информационного процесса, приводящего к формирования самого времени в обеих его формах, а также присутствия программы роста и развития существ, формирующих время, в форме генома, является некое потустороннего образования, в котором отсутствует время в известном нам виде, но благодаря которому существует само бытие в скрытом взаимодействии с этим потусторонним благодаря живым существам.

Возможность подобного альянса более детально показана в работе «Человек как голограмма» [1].

Сознание в бытии, то есть в живых существах тем самым получает своего рода многоканальную систему для бесконечного развития. Оно последовательно фиксирует доступные ему изменения материальных объектов, часть которых накапливает, запоминая для возможного применения, и использует при необходимости.

При этом процесс отбора сведений об объектах, их расшифровка и обработка полученной информации является, с одной стороны, объективным, поскольку идет автоматически в рамках мирового времени и не имеет отношения к фантазиям. С другой стороны, сознание, в частности, человека способно целенаправленно воспринимать ряд объектов и распоряжаться частью информации так, как ему хочется и нравится, можно сказать, «как Бог на душу положит», то есть не мотивированно. В этом отношении высшее сознание, хоть и является составляющей бытия, умудряется преодолеть его порядок, стать выше остальных компонентов бытия. Оно само находит свое настоящее и изменяет его в соответствии с собственными проектами. Это настоящее для человека продолжается сравнительно недолго, зато человек, в отличие от неживого, его ощущает, а в отличие от остального живого, в значительной степени, сам распоряжается им.

Отсюда следует, что сознание, находясь в рамках бытия, может быть в своем высшем выражении относительно свободным в своих проявлениях, тогда как остальные живые существа отбирают информацию из окружающего только вынужденно, приспосабливаясь к среде обитания.

Таким образом, в жизни человек, точнее, его сознание находится в собственном времени, или «настоящем». Оно как бы вложено во внешнее, или мировое время. Внешнее время для человеческого сознания отражает независимое от него течение внешних процессов, к которым оно вынуждено применяться из-за меняющихся вместе с ними условий жизни: зима, лето, ночь, день и т.д., но ход внешнего времени изменить оно никак не может, в отличие от собственного времени, которое оно может ускорить или замедлить.

Интуитивно человеческое сознание представляет собственное время в виде настоящего для него, потому что за ним в ходе внешнего времени следует прошлое, а перед ним должно находиться будущее. Настоящее же как бы скользит калейдоскопом событий, который, на самом деле, само же сознание последовательно для себя формирует при обработке порций поступающей отовсюду информации каждое мгновение, складывающихся в жизнь в этом «настоящем». Как мы, вкратце, уже указывали выше, это информационное собственное время может замедляться или ускоряться в зависимости от плотности информационного потока.

Например, время сна для человека проходит в один миг, хотя занимает 6-8 часов внешнего времени потому, что во сне практически отсутствует поступление внешней информации. Сознание за эти часы сна переключается на обработку накопленной и просмотренной за день информации, что не создает для него новизны: нет событий, нет и времени. Кстати, этот факт доказывает, что для человеческого сознания более существенным является не мировое время, а его собственное время.

Ускорение «настоящего» времени, но другого знака, проявляющееся не вследствие отключения сознания от внешнего, а от поступления в течение дня каждый миг практически не повторяющихся по содержанию порций информации, производит эффект незаметно пролетающего времени: утро тут же сменяется вечером.

Любопытно, что аналогичный процессу ускорения собственного времени человека процесс происходит и с иными объектами, в определенной степени сознающими свою деятельность и так же организующих себя через потоки информации. Например, подобным объектом является земная цивилизация. В ходе её развития, то есть не только роста населения, но и изменения сознания в сторону расширения круга распознаваемых им сведений, их накопления, происходит сокращение по закону регрессии исторических циклов.

В 1994 году на это явление обратил внимание историк И. М. Дьяконов: «Нет сомнения, что исторический процесс являет признаки закономерного экспоненциального ускорения. От появления Homo sapiens до конца I фазы прошло не менее 30 тысяч лет, II фаза длилась около 7 тысяч лет, III фаза - около 2 тысяч лет, IV фаза - около 1,5 тыс., V фаза около тысячи лет, VI - около 300, VII фаза - немногим более 100 лет, продолжительность VIII фазы пока определить невозможно. Нанесенные на график, эти фазы складываются в экспоненциальное развитие, которое предполагает в конце концов переход к вертикальной линии или вернее, к точке так называемой сингулярности. По экспоненциальному же графику развиваются научно - технические достижения человечества…» [3].

Этот явный факт до сего времени никто не мог объяснить, его только констатировали, тогда как в рамках данного подхода для любого сознающего себя материального объекта время ускоряется с ростом потребляемых им информационных потоков. Любопытно, что в точке сингулярности интервал времени, отпущенный нынешней земной цивилизации, завершится согласно упомянутому закону экспоненциального ускорения довольно скоро, что означает ее распад или преобразование в совершенно иное образование.

Естественно, кроме ускорения настоящего времени может происходить и его замедление. Обычно – это результат поступления однообразной информации или слабого притока новой информации. Например, для человека, сидящего в темнице, и видящего два-три раза в день только подаваемую ему пищу и воду, время замедляется настолько, что он теряет его ощущение. Подобное наказание считалось ранее одним из самых суровых и люди, попадающие в такие условия, часто сходили с ума. Без притока свежей информации человек чувствует оскудение жизни, ощущает потерю ее смысла и поэтому стремится занять себя хоть какой-то деятельностью, хотя бы и собирая марки. Любая, даже нелюбимая работа требуется человеку не столько для физического поддержания жизни, сколько для ее наполнения и оживления хоть какими-то информационными потоками.

Собственное время замедляется так же и для сообществ, которые сознательно ограничивают себя в притоке информации. Это могут быть целые религиозные течения, например, мусульмане, секты, проповедующие идею ухода от мира, целые народы, отделенные от прогресса. Например, таким архаичным народом были русские до Петра Первого, отставшие в развитии по разным причинам от Европы на несколько сотен лет.

Таким образом, настоящее можно представить потоком переменчивого времени в рамках стабильного внешнего времени, непосредственно не производящего события в настоящем.

Как мы указывали выше, своё настоящее в значительной степени человек формирует сознательно сам, поскольку, во-первых, из внешних сигналов он отбирает в основном те, которые способен понять или прочувствовать после их расшифровки для того, чтобы разобраться в окружающем его, во-вторых, часть из осмысленной информации его сознание отбрасывает просто потому, что она для него не интересна и не может составить его жизнь. Сознательное формирование условий собственной жизни уникально и присуще из всех известных живых существ только человеку.

Понятно, что все живые существа не находятся, а именно живут в том или ином времени, - собственном настоящем, которое для них необратимо, поскольку «настоящее» асимметрично по приему информации, формируясь живыми существами из «шума». Но в этом настоящем» только люди осознают себя и свои действия, а остальные живые существа – нет. Но и те, и другие нарушают закон неубывающей энтропии.

Все материальные объекты, соприкасающиеся теми или иными своими сторонами с сознанием человека через его ощущения, точнее, сведения об этих сторонах материальных объектов, которые человеческое сознание способно расшифровать, существуют объективно во внешнем времени, и попадают в наше сознание в виде копий непосредственно или опосредованно.

Остальное остается скрытым и как бы несуществующим для человеческого сознания. Это скрытое, тем самым, выпадает из собственного времени человека: его нет в настоящем человека, то есть - в истинном времени человека, оно не участвует в его жизни. Хотя реальное существование этого пока скрытого не подлежит сомнению.

История наглядно демонстрирует данный факт изменением человеческих представлений о предметах мира и о самом мире: то, что отсутствовало ранее, появляется теперь и появится впоследствии, изменятся представления об очень многом. Хотя то, что недоступно нашим ощущениям вместе с соответствующими им представлениями и соображениями, останется скрытым навсегда. Этим, кстати, ограничиваются познавательные способности человека.

Парадоксально, но большинство людей на Земле до сих пор полагает, что Солнце вращается вокруг Земли, а не наоборот. Папуас, никогда не видевший поезд, глядя впервые на него, кричит, что он живой. И он для него действительно живой. Поэтому каждое собственное время есть во многом искусственная, неполная, искаженная картинка, проверить и исправить которую часто не представляется возможным.

Любые материальные объекты, попадающие в поле зрения сознания, кажутся ему именно такими, а не иными только вследствие его возможностей по распознаванию сведений о них. И только через имеющийся в сознании цельный образ какого-то предмета как совокупной переработанной информации о нем, человек может воспользоваться этим предметом. Этот образ как бы стоит между ним и реальным предметом. Причем для разных сознаний, различных способов переработки поступающей информации формируемый образ предмета, как и всё окружающее, может быть разным.

Многие животные, например, видят или ощущают то, что человеку недоступно, в частности, магнитное поле для птиц - вполне реальный объект, и они им пользуются для ориентации при дальних перелетах. Для слепого человека не существуют заря и радуга, для глухого – музыка, для глупого, точнее, ограниченного человека не существуют наука, искусство в целом. Если подойти к данной проблеме несколько иначе и допустить, что человек обладал бы способностью видеть предметы насквозь как прозрачное стекло, то он не смог бы ориентироваться в пространстве. Иначе говоря, человеческое сознание представляет окружающее только так, как оно на это способно с точки зрения обработки информации об этом окружающем.

Мы, например, знаем из научных исследований, что любой предмет является практически пустым - составляющие его атомы занимают в нем ничтожное пространство. Представьте себе, что произошло бы, если мы это были способны ощущать. Кроме того, основную часть действий человек проделывает без всяких размышлений, автоматически: внутренние процессы - от пищеварения до мыслительных операций в собственном мозгу - человек никак не контролирует. Более того, недавние научные эксперименты показали, что и сам мозг работает как приемник сигналов и не способен сам по себе думать.

Всё, что окружает любое живое существо определенного вида, не только ощущается им по-своему, но и является объективно для него иным по сравнению с существами другого вида. Происходит это потому, что материальные объекты мира настолько многогранны, настолько много имеют различных уровней, которые могут восприниматься живыми существами, что мир, окружающий каждое такое существо – свой для него. Он не похож на мир другого существа иного типа, пересекаясь с ним только в плоскостях совпадающего интегрального восприятия.

Если вернуться к формированию окружающего конкретным человеком, то оно, ко всему прочему, зависит от уровня его сознания, образования, общей подготовки, уровня развития общества, в котором он живет и т. д.

Мир любой из цивилизаций, которая соседствует с христианской, будь то буддийская или мусульманская, оказывается чуждым христианской цивилизации.

Что же касается роли науки в жизни человека, то опытная проверка, дополнительные исследования, наблюдения, адекватные советы и прочее дают крайне ограниченный результат, поскольку люди не сразу отказываются от собственных заблуждений, а часто сознательно упорствуют в них в течение всей своей жизни.

Тем не менее, работа сознания на обоих уровнях – рефлекторно-инстинктивном и, собственно, сознающим себя; формируемое сознанием посредством поступающих отовсюду информационных пакетов «настоящее», или собственное время человека, позволяет людям жить практически в любых условиях не только на Земле, но и в космосе, применяясь к ним или меняя их по своим возможностям.

Собственное время, или настоящее человека, а на самом деле, дискретный по механизму процесс получения и обработки информации в сознании, объясняет непонятный до сего времени факт проявления в ребенке сознания и сохранение сознания человеком в течение жизни.

Нам из практики известно, что у ребенка сознание не проявляется в случае отсутствия общения с ним в детстве других людей. Действительно, общение в виде подачи ребенку поначалу довольно быстро распознаваемой им речевой и знаковой информации, связанной с приемом пищи, прогулками, развлечениями и т. п., постепенно формирует у него способность понимания окружающего и способность действовать в соответствии с этим пониманием. Для этого ему поначалу даже не надо разговаривать. Главное – это то, что он на примерах от взрослых учится отбирать из окружающего только те сведения, которые может расшифровать и осмыслить. Если подобный информационный канал отсутствует, то ребенок не может «попасть» в человеческое настоящее и остается во времени живого существа, не обладающего высшим сознанием, для которого характерны действия, основанные в основном на инстинктах и рефлексах.

Известно, что человек, длительное время остающийся в совершенном одиночестве без притока информации, довольно быстро дичает или, как говорят, «сходит с ума». Происходит это опять же потому, что его «настоящее» формируется копиями одного и того же внешнего. Для его сознания остается только информация, получаемая им изнутри в виде некоторых воспоминаний и инстинктивно-рефлекторных реакций. В результате, «настоящее», или течение собственного времени затормаживается, что проявляется в фактической остановке времени для него, и человек постепенно дрейфует к существу, обладающему лишь первичными рефлексами и инстинктами.

Вопрос о том, как может использоваться информация при сознательной деятельности, на пользу или во вред, остается открытым, поскольку зависит от уровня развития конкретного сознания. Однако, поскольку сознательная деятельность отличается обдуманностью и может непрерывно корректироваться самим сознанием, то процесс развития сообществ сознательных индивидуумов, в данном случае людей, в целом, является поступательным до определенного предела, когда позитивная переработка информации становится невозможной из-за неадекватной фильтрации ее избыточного количества.

Чтобы несколько более детально разобраться с отношением сознания и информации и проникнуть в смысл как этого отношения, так и самого сознания, и информации, необходимо дополнительно обратиться к некоторым фактам и выводам из них.

Известно, что при взаимодействиях материальных объектов происходит обмен веществом и/или энергией, то есть, если один объект теряет вещество или энергию, другой - приобретает. В этом случае проявляется симметричность взаимодействий материальных объектов трехмерного мира, или известного нам измерения Вселенной. В отличие от подобного взаимодействия информационное взаимодействие объектов не симметрично. Эта несимметричность выражается в том, что один объект получает информацию от другого, но источник информации потери при этом не испытывает.

Объяснения это явление не находит. Поэтому информация в настоящее время квалифицируется как нечто нематериальное, что само по себе ничего не объясняет и является нонсенсом.

Возникает вопрос, почему появляется столь кардинальное отличие взаимодействия не отмеченных жизнью материальных объектов как симметричного, а информационного воздействия на материальные объекты – как несимметричного и характерного только для живого?

Надо полагать, что это отличие можно объяснить тем, что информационный процесс протекает только при деятельности сознания. В частности, человеческое сознание отбирает из окружающего его разнообразного и многочисленного «шума» то, что ему соответствует, что ему нужно или то, к чему его вынуждают, в соответствии с возможностями имеющихся у человека ощущений. Именно те фрагменты «шума», которые сознание способно расшифровать и в дальнейшем перевести в смыслы и образы, есть информация. Неживые объекты такой способностью к подобному подбору не обладают, осуществляя только энергетический и/или вещественный обмен при тех или иных контактах. Носитель сознания, вместе с тем, так же как и любые материальные объекты, способен и к энерго-вещественному обмену.

Важнейшей особенностью информационного воздействия на объекты является его односторонность, или несимметричность. Сознание непосредственно или через приборы копирует только те сведения, которые оно способно расшифровать, превращая их, тем самым, в информацию, которая ему необходима для жизни. В дальнейшем эта информация может быть либо сразу переведена в образы, мысли или чувства, либо помещена в память для последующей обработки и использования. Сам же оригинал так и остается в источнике информации, никуда не перемещаясь. Этот несимметричный процесс необыкновенно важен для развития сознания, поскольку, с одной стороны, новая информация меняет сознание, обогащая его понимаемыми им знаниями и опытом, а с другой стороны, окружающая сознание реальность, исследуемые или затрагиваемые в этом процессе материальные объекты не разрушаются, окружающая среда остается относительно стабильной, то есть в ней можно жить. В противном случае, гиперболизируя, можно сказать, что только один ненавидящий взгляд мог бы просто испепелить объект ненависти.

Конкретное сознание воздействует не только на неживые материальные объекты, черпая из них информацию, но оно взаимодействует и с подобными ему сознаниями в человеческих сообществах. Из практики известно, что ребенок становится человеком, то есть приобретает действующее сознание только в результате общения с окружающими его людьми. И вообще, известно, что люди в любом возрасте так же могут развиваться только в общении с другими людьми, или, по крайней мере, при условии предоставления им информации. Это происходит по той причине, что взаимный обмен информацией и соответствующее пополнение базы данных каждого сознания в человеке в силу своей несимметричности не разрушает обменивающиеся информацией сознания, а напротив, обогащает их.

Таким образом, в силу подобной несимметричности человеческое сознание без ущерба для всего окружающего его может взаимодействовать с этим окружающим в целях собственного развития, которое идет с большим ускорением, чем в остальной живой природе за счет присутствия у человека самосознания.

Все остальные известные объекты живой природы, в отличие от человека, не обладают самосознанием. Между ними и неживыми объектами информационный контакт осуществляется хотя и аналогичным образом, но только на инстинктивно-рефлекторном уровне, что является основной программой жизни как для бактерий, так и для высших млекопитающих.

Отсюда понятно, что сознание имеет два уровня: один из них, низший, с программой воспроизводства, обмена и т.д. присущ всему живому, другой, высший уровень, означает присутствие у живого существа самосознания. По-видимому, сознание на высшем уровне обладает дополнительной самообучающейся программой, возможностью самопроизвольного выбора и всегдашним стремлением к изменению себя. Тем самым, человек, благодаря собственному сознанию, имеет возможность совершать произвольные поступки, проектировать, запоминать, корректировать свои действия не только под влиянием окружающей среды, но и по собственным, часто немотивированным желаниям, что обозначается им как свобода воли.

Обе эти программы, точнее, соответствующие им геномы по теории вероятности не могли самособраться в нашем измерении практически за любые вообразимые сроки. Но, раз уж есть живое, в том числе и человек, то попасть в наше измерение эти программы могли в готовом виде только из другого измерения с помощью копирования и передачи их на соответствующем носителе в наше трехмерное измерение, поскольку все измерения связаны между собой. Программа, скопированная и наложенная на белковый носитель (геном), послужила основой для формирования первичного уровня сознания, то есть для образования и развития живых организмов при возникновении подходящих для жизни условий на той или иной планете нашего измерения. В нашем трехмерном измерении сознание не может действовать непосредственно в силу его качественного материального отличия от материальных объектов нашего измерения. Но оно может действовать через известный нам носитель, например, в виде человеческого тела, которое является всего лишь телом высшего млекопитающего, сформировав, тем самым, своего рода симбиоз обоих образований. А появиться сознание может оттуда, где есть условия для его «непосредственного существования».

Блокировка самосознающей части человеческого сознания превращает человека в зомби. В частности, подобная блокировка на определенное время может быть осуществлена в процессе гипноза. В этом случае незаблокированная часть сознания способна воспринимать и обрабатывать информацию от гипнотизера только подобно роботу-компьютеру или дрессированному медведю, выполняя соответствующие команды, но не способна к самостоятельной деятельности, поскольку самообучающаяся программа отключена. Свобода воли тут, как таковая, не присутствует.

Это пример показывает, что прием информации отнюдь не равноценен для просто живого и для существа, обладающего самосознанием и способностью сознательно менять как себя, так и окружающую среду.

Для сознания важным является адекватность принимаемой им информации, отсутствие ее искажения. Например, в развитых цивилизациях финансовый рынок, предоставляющий наиболее легкий и быстрый способ зарабатывания денег, стремится оторваться от реального производства и услуг, производя различные деривативы в виде финансовых опционов, форвардных контрактов, процентных свопов, валютных свопов, фьючерсов. С течением времени результаты действий этого финансового рынка начинают все больше отклоняться в сторону превышения от объема реально производимых товаров и услуг. Подобное сознательное искажение информации, поступающей от реальных объектов, показывает низкий уровень сознания субъектов, управляющих финансовыми структурами, уклонение их от адекватных стратегий, и является признаком начала разрушения сложной системы цивилизации.

Отдельный человек и вся нынешняя человеческая цивилизация являются конечными образованиями. Поэтому для того и другого существует предел в существовании.

Для каждого отдельного человека этот предел, по-видимому, заложен в его жизненную программу, связанную с его генетическими особенностями, условиями существования, а также с процессом обработки им массива информации, который, возрастая с течением времени жизни, в определенный момент начинает превышать возможности человеческого мозга, который, к тому же, постепенно разрушается из-за сбоев в процессе информационного взаимодействия со средой.

Для цивилизации, которую составляют люди, этот объективный предел достигается тогда, когда поступающая через мозг в сознание человека информация начинает превышать возможности мозга, с помощью которого сознание принимает решения по управлению всеми системами цивилизации. В связи с этой перегрузкой и невозможностью адекватной фильтрации информации, лавинообразно поступающей через Интернет и другие источники, люди, ответственные за принятие адекватных управляющих решений перестают различать немногие параметры и структурные изменения, к которым сложные цивилизационные системы чувствительны и которые обычно не самоочевидны. Но без задействования этих ключевых параметров устойчивость системы не сохраняется.

В такой ситуации, когда случайные симптомы принимаются за причины, человек в лице управляющих органов направляет свои усилия, как правило, на устранение симптомов, но при этом истинные причины остаются незатронутыми. Такое действие либо неэффективно, либо приводит к ухудшению ситуации. Фактически единственным методом упорядочения лавинообразного потока информации становится ее фильтрация, как правило, по сомнительным критериям. Это ведет к дестабилизации системы и к прекращению ее нормального функционирования. Наступает информационный коллапс, который угрожает не только стабильности и нормальному функционированию информационного пространства, но и практически полностью зависимых от него сложных, многоуровневых подсистем цивилизации. Они теряют жизнеспособность, и цивилизация разрушается: ускоренное развитие сознательных сообществ достигает своего предела, при котором, образно выражаясь, центробежные силы начинают превалировать над центростремительными.

В заключение следует отметить, что, судя по рассмотренным особенностям информационного процесса, как такового, существовать он может только в привязке к сознательной деятельности, доставляя сознанию не только сведения о природных и общественных процессах, но и формируя его собственное время, которое вне сознания отсутствует. Само же сознание, присутствующее в любом живом объекте нашего трехмерного измерения, по-видимому, следует рассматривать как информационную копию сознания другого измерения, точнее, неотъемлемую часть единого сознания в форме голограммы вне пределов бытия [1], развивающуюся и меняющуюся совместно с телом, которое оно как бы покрывает в течение всей жизни этого тела.

 

Библиография

 
1. Низовцев Ю.М. Человек как голограмма. 2016. [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.litres.ru
2. Лебедев А. В. Парменид. Новая философская энциклопедия. Институт философии РАН. М., Мысль. 2010. 978-5-244-1115-9.
3. Дьяконов И.М. Пути истории. От древнейшего человека до наших дней. КомКнига. Москва. 2007г.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS