Комментарий | 0

"На сыром ветру..."

 
 
 
 
 
 
И в апреле яблоки звенят...
 
Всё вот так – снаружи и внутри  –
Стонут белым стоном фонари.
И грозится алая тоска
Чёрной кровью прямо у виска.

Белые решетчатые дни
Ты в себе тоскою сохрани.
Белым дымом прожитых дорог.
Всем, чем никого сберечь не смог.

За решеткой глупою зари
Ты себя забытым сохрани...
Чтобы луноликая тоска
Не прикрыла веки на века.

Да я знаю – есть и рай, и ад,
И в апреле яблоки звенят.
Есть и пестрокрылый оболвень,
Что минует темноту и тень.

Только ты меня не укори
Трупным ядом выцветшей зари.
И беда, и горе, и тоска... –
Всё ж не на года, не на века.

Посмотри на зелень и сирень,
Что поют леесную дребедень.
Дребедень весенних мыслей, чувств.
Но опять в ночи печаль и грусть…

 
 
 
Усни...
 
Бесконечным листопадом
Заштриховывая дни,
Осень сыростью крылатой
Нашептала мне: «Усни!»

Принимай болотный север,
Как облатку, по утрам,
Где бессмертие рассеял
Ветер, друг семи кострам.

И тоска твоя, и люди,
Перетлевшие внутри,
Не забудут, не осудят
Сон твоей лесной зари.

Не осудят ничего, лишь –
Сам себя не осуждай!
Скажут: «Ты чего изволишь –
Виски, кофе или чай?»

Ничего не отвечая,
В вену прошлое плесни,
Ничего не различая,
Успокойся и усни.

 
 
 
Будущее – лекарство...
Видел печали зим.
Видел радости вёсен.
Мир был порой незрим.
Мир был порой несносен.

Тонко звенела струна.
Белое было белым.
Был в королевстве сна,
Грешным и онемелым.

Грешно цвела заря
И колосились блики
Истиной ноября,
Сумрачной и великой.

Было всегда – ничто:
Солнце, леса, болота...
Был я всегда – никто.
Буду, быть может, кто-то...

Липкие январи.
Великосветность мая...
С ночи и до зари  –
Верил во что:
Не знаю...

Но времена прошли
По моему пространству:
В мыслях – и тень, и блик.
В чувствах – непостоянство.

Тени глухи, слепы.
Свет непорочен, ярок.
Будущности столпы -
Это судьбы подарок.

Глуп, как всегда, смешон, –
Лучик в болотном царстве...
Чёрное – страшный сон.
Будущее – лекарство.

 
 
 
В сердце сгорел миндаль...
 
Лучше всего молчать.
Это судьбы печать.
Звонкое "всё равно"  –
Будущего звено.

Лучше подальше быть
От похвальбы, обид.
Сумрачно бытиё.
В нём лишь простор – моё.

Осени календарь.
В нём беспробудна даль –
В окна плеснёт волной...
Свет мой всегда со мной.

Призрачные круги.
И не видать ни зги...
Будущее ничто.
В прошлом моём никто.

Но... тростникова даль.
В сердце сгорел миндаль.
В сердце сгорает день.
Бьётся крылами тень.

 
 
 
 
Эпизод из детства
 
Помню: мальчик светлый, трепетный и милый
Ранним вешним утром – где блестит роса –
Видел, как над лесом солнце восходило,
И сверкали счастьем синие глаза.

А кругом туманы, тёплые, седые
В незабудках рыли будущего след.
А над старым лесом солнцем восходило.
И плясали мошки, и пестрел букет.

Годы миновали, но забыть не в силах
Ту картину прошлого, слёзы не тая, –
Как над старым лесом солнце восходило,
Мальчика счастливого – самого себя.

 
31. 01. 2004 г.
 
 
 
Синеокая чистота!..
 
Синеокая чистота!
Моя ласточка! Канареечка!
До чего ж ты мила, проста!..
Улыбаешься на скамеечке...
 
У тебя голубые глаза  –
Голубыми смеются озёрами.
Как мила мне твоя слеза
Под каштановыми узорами!
 
Ты меня подняла из глубин:
Твоё сердце – оно такое!..
И теперь я уже не один.
Нас с тобой теперь – двое.
 
07. 01. 2004 г.
 
 
 
 
На сыром ветру...
 
На сыром ветру дрожанье медленных огней.
Поздних вёсен обнищанье в застеколье дней.

     "Это ты моя дилемма? – знаю наизусть!.."
      – Я твоя тоска и тема, боль твоя и грусть.

Бродит сумрак по орбитам солнечной свечи,
По лесам, полям, обидам в векторной ночи.
Бродит, бродит, бродит молча похоронный звук
Зябкою походкой волчьей – севером разлук.

Кто-то шепчет постоянно:
       – Я твоя весна!
         Странно всё, что было странным
         В снежном царстве сна.

         "Снова ты, моя дилемма? боль моя и грусть!"

         – Да, я снова неизменна! Помни наизусть

         Все мои слова и знаки, всю мою печаль,
         Однодневной жизни накипь, прошлой жизни даль!
         И оранжевое детство, юность на крови –
         Помни, помни, не бездействуй, позднее лови!

         Чтобы больше не исчезнуть, чтобы там сверкать,
         Где лучи цветут над бездной, где чернеет гать...

 
 
 
Во тьме потерь...
 
Не доверяя свечению детства, во тьме потерь,
И обходя предначертанность судеб тропой ошибок,
Неторопливо, без горьких последствий, поверь – проверь,
Что повторений, конечно, не будет, что мир не гибок.

Что безысходность, по сути, являет последний шанс
Не обратиться фигурой, творимой рукою ловкой,
И по-другому всегда открывает простор пространств,
Отображая беду обратимой, предельно лёгкой.

Там, где кончается выбор, даются стена и цель.
Там, где разрушены стены, сквозь щели сквозит свобода,
А на свободе нелепо толкутся в тоске недель
Выбор творящие мысли без цели, и нет исхода…

 
Рекомендую

22

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS