Комментарий | 0

Nostalgia dell’infinito

 
 
 
 
 
 
 
***
 
В первозданно простом оголенном квадрате окна,
растворенном в нечистые формы глухих площадей,
в небе, протертом до дыр, дождями испитом до дна,
белый клин проскользнул по запястьям считанных дней.
 
Черной каплей повисла минута молчания и сорвалась
в водосточную ржавчину, как в пересохший Стикс,
по ступеням подъезда устало душа поднялась
и, вздохнув, против каждой впечатала в твердь обелиск.
 
И ботинки отторгли подошвы — им надоел тротуар,
и когда я на голую стену взглянул — захотели взлететь,
я подумал тогда: ведь с солнца никто не снимает нагар,
но упорно оно ясным пламенем силится тлеть.
 
Эшафоты подмостков пустели в квадрате стекла,
в их печаль несусветную нежность вносил тихий свет,
и в стекле мера действа в бессмысленный срок истекла,
за чертою оседлости вычертив новый завет.
 
Откололась птица от клина, выронив цель,
(не отбившись от стаи, дальних путей не искать) —
на соленое озеро, смятое болью, — мою постель
неприкаянный лебедь спустился со мной куковать.
 
2022
 
 
 
 
***
 
От высоты оглашенного неба звенит в ушах,
ненастоящего времени сипло стонет дуда,
потусторонним составом в пространство стучится душа,
из ниоткуда скачущим зайцем летит в никуда,
 
освистанный ветер в окно — усталый стучит лицедей,
и в набившей оскомину пустоте сквозит
десяток-другой монологов, чуть больше людей
да маленьких тихих трагедий обыденный реквизит.
 
Нам здесь всю беспутную ночь кого-то искать и звать,
из дыма бумажным журавликам вить терема
да в чаще обтрепанных слов нескладно петь, пировать,
пока из вагона в вагон вселенская ходит чума.
 
2022
 
 
 
 
***
 
                     Scenderemo nel gorgo muti
                                                       C. Pavese
 
Качнулся гнилой помост над хлипкою пустотой —
и я отпадаю от тела, как тень от оглохшей скульптуры.
Случайный минутный луч, напруженный мертвой звездой, —
тупая иголка в стогу божественной акупунктуры.
 
Играет в молчанку под занавес круговорот небес,
Квадрат Пегаса в красном углу блестит как награда,
декораторы судеб спускают в мир бесконечный отвес,
дабы на глаз измерить склонение ада.
 
А я, отбросив и тень, скольжу под крутым углом
сквозь бархатный вакуум волн к открытому настежь пределу —
смертельный (и дохлый) номер, своеобразный прием
в развязке на совесть туго сплетенного в жгут удела.
 
В финале, свалясь с помоста под хохот и свист планет,
пригоршней тающих атомов в чьей-то ладони исчезну:
не так, не просто смолкнув, — ты был не прав, поэт, —
на полуслове
мы сходим в бездну.
 
2022
 
 
 
 
Сети
 
Инородное тело асфальта в саду придорожных камней
окунает пальцы безветрия в пустоты ущербной луны.
В загадках небесных рыб, в ребусах звездных сетей
линяют сны.
 
Окурки истлевшего вечера — опавшая гаснет листва,
холодный вонзается шепот на свет навостренных бритв.
Как воздух, легки костей туго стянутые покрова,
шорох молитв.
 
Закинут тяжелый невод в толщу ночей бытия —
шарады отмерших звезд, вонючей их чешуи,
и перед мертвой вечностью голые камни стоят
как холуи.
 
В ракушку обычного сна бездомный отшельник истек,
и ускользает ко дну искомый ловцом новый свет,
с обветренных губ на ладони сорвался последний срок
и тьмы ответ.
 
Ничто. И в нежном безветрии тает ущерб луны.
А там, на илистом дне, загадка лежит без ключа.
Так мелко дробленой участи сквозь бегущие складками сны
мелькнет свеча.
 
И только. Пустая горсть. В стены глухие крик.
Полчашки густой пустоты среди ослепленных камней,
в ней тонет исконного ужаса бледный, неверный блик —
в нем навсегда разрываются
узлы сетей.
 
2020, 2022
 
 
 
 
***
 
Тридцать монет блеснули на дне дождевого колодца.
Босиком на косом бордюре встречи с Пилатом ждала Мария,
и звонким сосудом из рук ее выскользнул хрупкий Мессия,
чтоб о бесплодную плоть тротуара в ночи расколоться;
круговою порукой скрещенных над ней проводов
замороченный, свет фонарей предвкушал новый цикл распятий;
твердь земли и небес заперев на бетонный засов,
им прохожий на ухо шепнул: не рыдай мене, мати.
 
Ибо гроб — это вовсе не гроб, а ночь, такси, легкий ветер.
Ибо смерть — это вовсе не смерть, а так, переезд в новый город.
Видишь, неба загаженный птицами холст и над ним распорот
гвоздями диодных лучей: Хесед, Гвура и Кетер.
И так же, сошествие в ад возвещая, железные всхлипнут врата,
там, где разбитые окна гложут пустырь, как бойницы,
и в недрах дорожного щебня вызревает, растет пустота,
и под кровлей билетной кассы лишь тень гнездится.
 
Не рыдай. В этот город всю жизнь я искал дороги.
Но с косою в руке мне навстречу шагает Мария,
и чуть слышно хрустит и дробится разбитый Мессия,
ей краями осколков босые царапая ноги:
вслушайся в цокот колес — где-то бросили пару костей,
тридцать монет зазвенели в ладонях бескровной суши,
ты покупаешь билет, но меняется карта путей,
ибо утром твой новый город будет разрушен.
 
2021, 2022
 
 
 
 
Гамлет
 
Один, в плаще сомнений возвращаюсь в Эльсинор —
моей слепой тоски возлюбленный застенок,
котел постылых лицедейств и верный слепок
сердец, изрытых темнотой крысиных нор.
Развязка и наследье плоти — Эльсинор.
 
Бреду к реке сквозь мысли камыша.
(Прощай, Офелия — плавучий сгусток боли.)
Качнет веслом двойник, и стебли прошуршат:
«Взгляни же в зеркало реки: ты шут, ты спутал роли».
И хриплый смех — сквозь мысли камыша.
 
Я извлекаю память из воды...
Я знал его, Горацио? Не может быть. Едва ли...
Спрягая «быть или не быть» на все лады,
мы друг о друге слишком редко вспоминали...
И тает память на поверхности воды.
 
Другого не дано — вернуться в Эльсинор.
Сейчас другая драма засосет меня, как омут,
но я сведу отчаянье к нелепому излому,
пустившись в фарс трагедии в укор.
Я дважды тенью возвращаюсь в Эльсинор.
 
2020, 2022
 
 
 
 
Финал
 
Все роли сыграны: вступает пустота.
Окоченелые тела — долой с подмостков.
Конечное число зверей скостила хлестко
уничтожающего света семихвостка.
Сквозь дыры занавеса дразнит нагота:
нетронутых вселенных зреет гроздка.
 
Игра: найди мне точку в этой пустоте
да выдерни, как зуб, клещами вдохновенья,
в мишень ее небытия мечи смятенье,
как дротики бросай упрек и тень сомненья.
Задерни взгляд, когда сверкнут, не долетев,
перемахнув периферию зренья.
 
Как знать, откроешь цель за этой пустотой
или затишья перед действом скоротечность,
когда как кровь сочится кукол человечность
да, сбитый дротиком, твой мир ныряет в вечность,
и верно бьет любовь ответною стрелой
в сосущую под ложкой бесконечность.
 
2022
Последние публикации: 
Три шага (21/11/2022)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS