Комментарий | 0

Ко Дню космонавтики

 

 

    В 1966-68 годах именно на транспорте «Иргиз», судне обеспечения Черноморского флота, проводились тренировки по отработке поиска и подъема, приводнившихся в море, космических кораблей «7К-Л1» «Союз», № 9 - «Зонд-5», на них были первые живые существа Земли, черепахи.  За это время на борту нашего судна, побывал весь отряд Советских космонавтов: Ю.Гагарин, В.Николаев, В.Комаров, В.Быковский, Г.Титов, Б. Волынов, А. Леонов, В. Кубасов, В. Лазарев, О. Макаров, А. Губарев, Г. Гречко, П. Климук,  В. Севастьянов, В. Горбатко, П. Попович, В. Жолобов, Ю. Глазков, В. Джанибеков, Ю. Малышев, Ю. Романенко. В.Терешкова, и ещё пять женщин-космонавтов. В космических скафандрах они плавали в открытом море, транспорт подходил к ним и поднимал космонавтов на борт судна. Тренируясь, наши космонавты также совершали погружения и на подводной лодке «С-69». В 1968 году во время ремонта в мастерской 1020, на нашем буксире «МБ-23», поставили новую грузовую стрелу, и специальную поисковую радиоаппаратуру. После ремонта мы вышли в море для отработки задачи по поиску и подъему на борт космических кораблей приводнившихся в море. Обычно это происходило следующим образом. С вертолета сбрасывали макет космического корабля. Наш буксир под управлением капитана Колнобрицкого Василия Леонтьевича, подходил к нему левым бортом, и мы ловили макет специальной сетью, затем поднимали на борт нашего судна. При подходе к объекту я обычно стоял на руле. Иногда тренировки происходили прямо в Севастопольской бухте. В 1968 году мы на нашем «МБ-23» под командованием Афанасия Ивановича Базанова обеспечивали пуск ракет с подводной платформы в Мраморной бухте. 

 

***

13 января 1972 года транспорт, вспомогательного флота «Иргиз», вышел из Севастополя и взял курс на Босфор. В трюмах судна находилось продовольствие для советских кораблей, находящихся на боевом дежурстве в Средиземном море. Пройдя пролив Босфор, вышли в Мраморное море. 17 января в 02 часа 14 минут, вдруг раздался сильный скрежет, судно накренилось на правый борт. От сильного толчка многие члены экипажа катапультировались из своих коек. Транспорт сел на мель между островами Асмалы и Мармара. Оказывается вахтенный штурман, перепутал плавучие навигационные огни. Получив многочисленные пробоины, судно начало тонуть. Капитан Савельев Олег Иванович, принимает решение – экипажу покинуть судно. За борт спустили шлюпку.

Несколько человек, во главе со старпомом М. Шалуповым, высадились на турецкий остров Мармара. Они завели швартовый конец за камни острова. Команда судна начала высадку на берег. К утру большая часть команды и сопровождающие груз офицеры, оказались на острове. Дул сильный северный ветер, было очень холодно. Матросы разожгли костры. На судне осталось 13 человек во главе с капитаном. Согласно приказу Главкома, вспомогательному судну запрещено подавать сигнал «SОS» открытым текстом. Радист Александр Коптев по приказу капитана связался с Севастополем. Стали радировать открытым текстом «Сели на мель, сильно бьёт о скалы, нужен буксир». Затем радист, согласно директиве, начал уничтожать секретную документацию и радиоаппаратуру.  

В Севастополе, приняв радиограмму, выслали спасательный буксир и танкер «Золотой рог». Несколько часов на судне ещё работал вспомогательный двигатель, потом и он заглох, отключилось электропитание, вода залила машинное отделение. Часть команды сидела у костров на острове, согреваясь спиртом, остальные находились на борту, дожидаясь спасателей. Днём к потерпевшим кораблекрушение пришли турецкие пограничники и настойчиво начали требовать, чтоб их пустили на судно. Капитан не дал им добро. Флаг не был спущен: как известно, любое Советское судно это территория СССР.

Первым к ним подошёл танкер «Золотой рог», затем «СС-21» и "СС-26"("Эпрон") под командой В.И. Коптяева. Замерзшая команда перешла на танкер. Со спасателя подали буксирный конец, водолазы начали заваривать под водой пробоины. «СС-26», несколько раз пытался стащить «Иргиз» с камней, два раза обрывался буксирный трос. И только когда подошёл буксир "Посейдон", 30 января, они, наконец-то смогли стащить транспорт на воду.

Два буксира стали по бортам судна, заведя на него швартовные концы. С буксиров подали электропитание и водоотливные средства. Спасатели взяли курс на Босфор, поддерживая аварийное судно с двух сторон, как раненого бойца. Через двое суток, когда прошли Босфор отключились помпы. Положение спас заместитель командира 409 ОДАСС по спасательным работам капитан 2 ранга Н. Ф. Игнатьев. Вскоре подошли к порту Варна, где «Иргиз» поставили в док. На днище оказалось 42 пробоины. Пока сварщики заваривали пробоины, команда начала выгрузку подмоченного продовольствия. В трюмах вода была сладкой от сахара. Мука в мешках сохранилась, только сверху покрылась коркой. Все очень огорчились, когда начали выгружать подпорченные деликатесы из офицерского буфета.

Простояв в доке 45 суток, транспорт вернулся в Севастополь, затем стал на ремонт в порту Жданов. После ремонта мы вернулись в Севастополь и вскоре вышли в свой первый рейс в порт Николаев. Я тогда работал третьим помощником капитана. В открытом море у нас загорелась труба. Искры попали на брезент, закрывающий спасательные шлюпки. Начался пожар. Сыграли пожарную тревогу. Через час мы потушили пожар и пошли дальше.

Перед швартовкой в военной гавани Николаева у нас опять начался пожар. Наш славный капитан А. Горякин спокойно отдаёт команду: «Сначала швартуемся, а потом займёмся пожаром». Ошвартовавшись, мы спокойно потушили пожар, а уже потом начали выгрузку. На следующий день мы вышли из порта и взяли курс на Севастополь.

Днем зашли в порт Очаков. Вечером команда во главе с капитаном пошла в Дом офицеров, именно в нем до революции был суд над П. Шмидтом. После танцев, ночью, на нас напала толпа местных жителей. И что интересно, наша команда из 14 человек под предводительством 3-го механика Юрия Кулинского сумела обратить в бегство банду из 30 очаковцев. Так мы, отступая к нашему причалу, отбили две атаки. Утром мы снова вышли в море. По пути у нас вновь случались всякие приключения, но мы уже привыкли к несчастьям и не обращали на них никакого внимания. Придя в Севастополь, стали к Угольному причалу. Ночью, на моей вахте у нас затопило баталерку.

 

 

«МБ-23» всегда выполнял и до сих пор на отлично выполняет все поставленные перед ним задачи.

Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS