Топос-Блог

ПЛОТЬ НЕТЛЕННАЯ. Эссе

Николай Корсаков (18/10/2020)

ПЛОТЬ НЕТЛЕННАЯ

 

эссе

 

 

Эта тема никак не может так захватить читателя, чтобы стать популярней темы плоти бушующей, которая активнейшим образом разрабатывалась во все времена, а в наше время, казалось бы, исчерпав все варианты хитросплетений судеб людей, свелась, если не к щекотке нервов криминальными историями, то к попыткам совместить с безнадежной скукой реальности сюрреалистические представления о окружающем мире авторов современного чтива.

Но мир-то вовсе не скучен и не однообразен, и по-прежнему каждый новый день наш требует от нас активных и осмысленных действий, которые не только решили бы проблемы наши, но и (очень хотелось бы!) вывели бы нас на ясно ощутимый нами более высокий уровень бытия. Вместо которого мы оказываемся в плену тех же проблем, что и наши отцы, деды, прадеды, получив, благодаря их трудам и жертвам, лишь небольшие форы, которые дают нам наука и техника, обеспечивая нам, с одной стороны, более высокий комфорт, а с другой стороны, нагружая проблемами ощутимо нарастающих угроз экологических катастроф.

Плодом острого и бескомпромиссного соперничества русско-еврейских и западно- еврейских физиков-ядерщиков явился военный паритет ядерных держав, который, оставив бесстыдно-кровожадному Западу возможности для ведения войн со странами третьего мира, казалось бы, навеки избавил землян от ужасов мировых войн... Но взамен этого коварный паритет этот наградил человечество угрозой полного уничтожения в ходе термоядерной войны, которая с каждой новой сменой президентов и премьеров Запада становится всё более неотвратимой, потому что эти основные фигуры мировой политики выглядят всё более неадекватными, в высказываниях своих не стесняясь обнажать перед всем человечеством свои помыслы и планы, воплотить которые им мешает только страх собственной гибели. Но вспомним здесь и о том, что печальный диагноз «рак головного мозга» не так уж редок, как среди кандидатов на высшие посты в государствах Запада, так и среди вышедших на пенсию политиков, совсем недавно делавших рискованные ходы на мировой шахматной доске.

Нужно ли нам учитывать эти факты, или правильнее будет, деликатно умалчивая о ещё одной смертельной опасности для человечества, предоставить разрешение этой проблемы воле случая?

Похоже, что ответа на этот вопрос нет ни у кого! Но если и найдутся ответы, то не возникнут ли новые вопросы? Ведь, выбираемый людьми путь плоти бушующей, - то есть тот выбор между Заповедями Бога-Отца и, вынужденно ограничиваемой лишь уголовным кодексом, полной волей, который люди совершенно сознательно оформили убийством уже двух Детей Бога, - не может не вести вначале этот выбор и этот путь человечество в лабиринт непрерывного сражения с воплощённой в образе Минотавра чудовищной собственной дикостью, а потом к полному самоуничтожению, ожидающему нас как главный итог развития цивилизации звериной злобы и жадности. Имеющей растерзание Озириса на о. Атлантида и распятие в Иерусалиме Иисуса Христа в своём активе! Если покажется вам, что я чересчур пересолил здесь, то придумайте иное будущее землянам, накопившим в несколько раз больше термоядерных бомб, чем нужно для уничтожения всей земли-матушки. Ну! Где ваша неуёмная фантазия? Которая совсем не случайно ограничивается либо схватками между собой суперменов, либо войнами злых и добрых волшебников, либо, что выглядит уже совершенно чудовищно, межзвёздными сражениями. Вывод здесь простой и ясный: бушующая плоть не может иметь созидательной цели.

А как же наши красивые города, как же великолепная наша техника? Разве это не есть пример созидательной мощи человечества? К сожалению, это — всего лишь достижения высокой степени самообслуживания, гонки за идеальным комфортом, на который мы легко промениваем не только чистоту, но и саму жизнь природы земли, получая непрерывный рост экологических проблем, из которых не решена до сих пор ни одна. А это неизбежно приведёт заблудшее человечество к той последней степени озлобления, возникшего из-за достижения предела загрязнения воздуха, воды, почвы и продуктов, что все кажущиеся сверхнадёжными предохранители, исключающие нажатие «красной кнопки в ядерном чемоданчике» каким-то одним лицом, перегорят от ненависти якобы правых одних к якобы виноватым другим. Хотя нельзя исключить, что такой концентрации злоба и ненависть могут возникнуть ещё и очень задолго до достижения этой крайней степени загрязнения среды, созрев и проявившись не столько даже из-за воздействия на психику людей комиксов, игр и фильмов, сколько из-за достижения земной цивилизацией полного тупика в сложнейшем лабиринте, созданном экономическими интересами мировых держав.

Однако все мрачные прогнозы и предостережения — звук пустой, если не найден тот путь, на котором все угрозы, созданные для себя самими людьми, отступят перед той формой созидания, с которой не только не совместимы кровавые войны, но и сама возможность убийства человеком человека предстаёт как полный абсурд.

Самое интересное заключается в том, что именно этот путь, ведущий заново создаваемое из земного дикаря человечество в космическое братство Высшего Разума, был 20 тысяч лет назад предусмотрен, как единственно возможный, для разумного человека на планете Земля. Однако, чтобы подробно рассказать о процессе создания на о. Атлантида человека разумного Детьми Бога, мне потребовалось бы около 400 страниц моего романа с тайнами поместить в это эссе… не будем же это делать!

Вместо этого вспомним, что философа Канта приводили в полное изумление две вещи — звёздное небо над его головой и нравственный закон в его душе. И надо заметить, что никому не удалось ещё связать в одно целое, - известное нам теперь уже гораздо лучше, чем во времена Канта, - устройство бескрайней Вселенной и тот нравственный закон, которому мы, к сожалению, не всегда следуем. А ведь эти «две вещи» — далеко не все плоды деятельности Плоти Нетленной, которые мы можем наблюдать вокруг себя и ощущать внутри себя тоже.

Без терминов и текстов из Ветхого и Нового Заветов мы никак не сможем обойтись, если захотим рассмотреть ту правду, стройное здание которой давно уже скрыто под разного рода домыслами людей, вынужденно — из-за недостатка у них интеллекта и знаний — исказивших несовместимую с их миропониманием истину. Прочесть древнеегипетские тексты так, как читали когда-то их греки, эфиопы, шумеры, вавилоняне и евреи, мы уже никак, к сожалению, не сможем, а то бы мы смогли получить совершенно ясную картину мироустройства, лишённую той мистической мути, которой заполняли терзаемые ими тексты древние переводчики. В этом коротком очерке я берусь разогнать мистический туман и дать читателю то мировоззрение, которое послужит ему твёрдой опорой в окружающем его океане дезинформации и лжи.

О каком же «космическом братстве Высшего Разума», о какой же Плоти Нетленной и о каких же Детях Бога-Отца поведу я здесь речь так, как-будто непознаваемая и таинственная часть мироздания оказалась полностью лишена скрывавших её покровов и предстала перед нами в том виде, какой нам давно пора бы уже осознать. Учитывая при этом, конечно же, всю сложность проникновения смертной суеты в глубины вечной жизни, пребывающей в бесконечном пространстве вселенной.

Нам известно, что Бог-Отец создал людей по своему образу и подобию, но что-то тут явно не досказано, потому что век человеческий короток, а Бог-Отец, Дети Бога и Дух Святой, нам известно, бессмертны и вечны. Трудненько будет это понять, если дать полный простор, как всегда это делалось, мистическому туману, но мы, как говорится, пойдём здесь иным путём! И прежде всего нам надо будет осознать, что образы древних легенд и мифов, в которых Бог-Отец создаёт в весьма короткий срок весь сущий свет и в нём человека, как царя природы, вылепив его из праха земного, появились от того, что научные тексты, литература и философские трактаты атлантов оказались после истечения долгих тысяч лет в распоряжении вновь возрождающегося, как птица Феникс из пепла, - прошедшего период полного одичания и в тот исторический момент обретшего вновь грамотность, - человечества, вернее, его грамотной верхушки, не имеющей ни одного шанса понять истины из попавших в их руки текстов. Поэтому всё непонятное переводчикам ещё более древних, чем они, текстов заполнялось ими поэтическими образами парящими в мистическом тумане, что давало, как это ни странно прозвучит, иллюзию опоры для жаждущего понять этот мир и своё место в нём человека. Однако в наши времена такая зыбкая опора угрожает нам полной катастрофой и очередным возвращением человека в то дикое состояние, из которого вытащили Дети Бога его 20 тысяч лет назад.

Само собой получается, что, как только хочу я объяснить все детали нашего создания из праха земного (действительно, тут невозможно найти более точный образ, чем лепка из грязи и пыли!), то вынужден погружаться в тонкости процесса создания солнечной системы, земли и дикого человека на ней (и сейчас ещё очень неохотно сосуществующего с развитой цивилизацией!), а затем описывать все трудности прививки на дикий земной подвой знаний и культуры внеземного Высшего Разума, что было сделано Детьми Бога на острове Атлантида. Поэтому не стану я здесь этим увлекаться, а займусь лишь раскрытием вам тех тайн, которые активно мешают нашему миропониманию.

Начнём же с самого сложного, - с выходящего за возможность полного понимания по причине своей грандиозности, но требующего сейчас, как никогда ранее, осознания хотя бы в первом приближении, если не можем мы ещё рассчитывать на вторую или третью степень, - с самого сложного, что только ни есть в мироздании — с образа Бога-Отца. Заметив при этом, что формула, определяющая роль и положение во вселенной Бога, была уже в распоряжении древних египтян, скажем тут прямо и совершенно определённо: Бог-Отец вечен, как вечна Вселенная, и создал ли Он вечную и бесконечную вселенную, как естественный ответ на своё бессмертие, или это Вечность создала Бога, как феномен абсолютной морали и могущества, имея целью: создание Им мира совершенных материальных форм, заселённых существами Высшего Разума, - этот очень не слабый вопрос оставим мы пока без однозначного ответа. Отметив лишь тут то, что именно отсутствие у человека вкуса к абсолюту морали мешает нам осознать нашу роль в планах Высшей Силы, мы должны понять, что вот эта подмена нами высшей цели праздной суетой как раз и является причиной нашей отчаянной пляски на острой грани срыва в пропасть термоядерного самоуничтожения. Одумаемся ли мы сейчас — вопрос жизни и смерти.

Из очень древнего текста нам известен очень трудно воспринимаемый сознанием суетного человека факт совмещения Богом- Отцом в себе одновременно мужского и женского начала, что определило рост из малого горчичного семени огромного дерева цивилизации Высшего Разума, на мощных ветвях которого размещаются и резиденция Бога — планета Престол, и множество других планет, заселённых как Детьми Бога, так и подобными нам людьми, созданными Богом и Его детьми с целью более быстрого заполнения безжизненных пока ещё звёздных систем бесчисленных(!) галактик высокоморальной и разумной жизнью. Таким вот образом, по Замыслу Бога-Отца — Разум и Мораль должны в конце-концов заполнить собой бесконечную пустоту Космоса, чтобы познать её суть.

Самое сложное здесь для человека — понять, что процесс создания звёздных систем и формирования из них галактик длится уже так долго, что вычисленный земной наукой срок в 4,5 миллиарда лет существования солнечной системы растворяется в этой очень трудно представимой нашим разумом вечности, как кристаллик соли в океане — без остатка и без какого-либо заметного влияния на этот вечный, и имеющий впереди опять-таки вечность, срок активной деятельности Бога-Отца, Его Детей и Духа Святого.

Так, что же это за Дух Святой, равноправно с Богом-Отцом и Его Детьми стоящий рядом в Святой Троице? Опять же, если попробуем мы здесь до какой-то определённой даты его создания Богом-Отцом докопаться в простирающейся тут перед нами вечности, то скоро убедимся в полном крахе этой нашей затеи, так как без Духа Святого видимые нам звёздной ночью результаты деятельности Святой Троицы оказались бы невозможны. Потому что сам процесс созидания на просторах Вселенной без Духа Святого не осуществим был бы в таких грандиозных масштабах. Дело тут в том, что каждый Дух Святой представляет собой — созданную Богом-Отцом в эфирно-электронном виде, копию одного из Детей Бога, и именно его полная бесплотность позволяет Духу Святому преодолевать пространство космоса, передвигаясь в нём со скоростью, влекущих Его, как парусник в море, частиц света. Одновременно каждый Дух Святой вмещает в себе знания, ум и индивидуальность каждого из Детей Бога. И вот это и позволяет Ему, находясь в неразрывной связи с Сыном Бога и Его Отцом, выполнять любые замыслы Святой Троицы!

Дух Святой обладает способностью получать из окружающего пространства энергию и концентрировать её в себе без какого-либо предела. Используя мощь этой энергии, Святой Дух может, манипулируя веществом, создавать любые формы материального мира. Конечно же, Он делает это не в одиночку — на выполнение грандиозных задач посылаются Богом Отцом достаточно большие отряды этих созидателей мира. Почему же, кстати уточнить тут надо, постоянно употребляю я поднадоевший некоторым и раздражающий скептиков термин «Святой»? Давно необходимо внести здесь определённость и уточнить, что именно Святыми называются Троица и Дух на Престоле, потому что их деятельность полностью согласуется с Заповедями Бога-Отца. И сама эта «святость» 20 тысяч лет тому назад была принесена на Землю Детьми Бога, и смысл святости, как таковой, был впервые растолкован Ими атлантам на острове Атлантида, а то, что «святость» пока никак не может стать массовой на Земле и раздражает лишь недостижимостью и полной абстракцией своей скептиков и материалистов, так это для живущего в «грехе» человека, вполне естественно, но крайне опасно для его ближайшего будущего. Ибо, крайне затянувшееся пренебрежение наше Заповедями Бога-Отца, ведёт нас (а это уже давно предрекают не какие-то полу-сумасшедшие кликуши, а очень компетентные учёные и философы) к «полной гибели всерьёз». То есть к полной перезагрузке всего земного проекта.

И тут вы можете упрекнуть не столько даже меня, как автора этого эссе, сколько... самого Бога-Отца, не вложившего в наши организмы ещё кое-каких важных ингредиентов для достижения нами полнейшего совершенства, легко, как мы почему-то считаем, достигаемого Им в других случаях. Но в данном случае мы только сами должны сложить себя из данных нам деталей сложного «конструктора». То есть Бог-Отец и Его Дети не хотят появления в космическом братстве искусственных созданий (хотя бы и совершенных, но созданных ими кукол), само появление которых было бы оскорбительным для Бога. ...А мы, как бы мы порадовались, если бы ни одного убийцы, хулигана, вора или взяточника, ни одного фашиста и международного гангстера не было бы и в помине, и не было бы маньяков, сумасшедших и больных, а была бы только одна, как представляет нам это религия, райская благодать! Но нет!!! Цивилизация должна сама создать себя из привитой на диком материале высшей культуры и не только вылепить себя из глины в совершенной форме, но и сделать добровольный, осознанный выбор между дикими инстинктами и полным выполнением Заповедей Бога-Отца. Все остальные пути ведут и будут вести нас к перезагрузкам и началу новых проектов с нуля.

А что же это за сложные детали, используемые Высшей силой в её нелёгком земном проекте? Что это за дикий, не имеющий шансов на самостоятельное развитие, местный дичок, на который можно привить культуру и получить совершенный плод? Недаром ведь в мифе о рае говорится о яблоке, как о плоде познания, от которого нельзя вкушать Еве и Адаму — только на привитой яблоньке созревают ароматные и вкусные яблоки. Но мы-то их едим без всякой опаски, выбирая ещё и самые приятные для себя сорта. Как же родился этот сложный образ? У какого, не оставившего своё факсимиле автора? Тот ли это самый автор, который когда-то написал: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог»? Ведь этот, раскрывающий нам наше начало, образ — того же уровня сложности, что образы мифа. Мне так даже кажется, что древние тексты, которые дошли до нас иногда и в очень искажённом неточными переводами виде, как раз и были первыми плодами, созревшими на привитом черенками местном материале. Который в виде «царя природы» несколько сотен тысяч лет назад был внедрён Богом-Отцом в фауну Земли. В отличии от неандертальцев, австралопитеков и прочих аборигенов, дикий человек обладал красотой, предприимчивостью и сообразительностью, развитыми им в процессе эволюции до такой степени, что дикарь был даже удостоен похвалы Бога перед лицом всего ангельского сословия. Для которого полным сюрпризом оказалось то, что Богом было создано когда-то существо очень похожее на них (и на Бога-Отца тоже…) внешне, но отличающееся не только сластолюбием и плодовитостью от ангелов, но, учитывая явное отсутствие у «царя природы» морали и интеллекта, делающееся больше всего похожим на злую Его карикатуру на своих детей, никак не достойных этого.

Конечно же, Бог предвидел такую реакцию значительной части обитателей Престола, когда показывал им Землю, но ориентировался здесь Он на другую часть Своих Детей, для которых Он и создал дикого человека на нашей планете, предвидя неизбежный приход когда-нибудь к Нему любимого сына Семаила и части его братьев с просьбой о разрешении Бога Отца на проведение эксперимента ими по созданию своих то ли детей, то ли братьев, на что, по мнению Семаила, у них уже вполне хватало умения и сил и что должно было несколько разнообразить существовавший к тому часу уже целую вечность миропорядок.

Далеко не всем детям Бога понравилась такая идея Семаила и его единомышленников. Мало того, что таким образом нарушался однажды и навсегда установленный Богом Отцом, а значит единственно верный, порядок во всей Вселенной, при котором только Святой Троице могла принадлежать созидательная роль в мире. И мало того, что это не могло не выглядеть, как сомнение в абсолютной верности всех решений Бога, но по просьбе Семаила в этот мир — пусть и только на одной лишь планете, локально и строго ограниченно — допускалось зло, так как трудно было надеяться, что вновь создаваемый из дикого существа человек вдруг сразу станет строго выполнять Закон Бога-Отца, а значит он неизбежно займётся насилием, войнами, жадным стяжательством и всем тем, что сам человек любит называть бредом сивой кобылы; отторгая всё-таки внутренне то, что, за исключением отдельных проблесков истины, окружает людей на протяжении всей их жизни.

Поэтому идея Семаила была осуждена большинством обитателей Престола, но Бог Отец, задолго до того обдумавший эту ситуацию, не отвергает желание части Своих детей не только потому, что считает его вполне законным, но и, скажем прямо, потому идёт навстречу желанию своего сына, что оно совпадает с Его планом более быстрого и активного заселения, безжизненных пока, строго соразмерных звёздных систем. И поэтому Он, вопреки воле большинства ангельского сословия, посылает многомиллионную экспедицию Семаила на Землю, что в очень-очень древнем тексте автор преподносит читателю, как «низвержение Семаила на Землю» с такой силой, что полёт его напоминает падение звезды.

И, действительно, к Земле направляется специально для таких полётов оборудованная малая планета, потому что в космосе со скоростью света летает только бесплотный Дух Святой, а Дети Бога никак не могут распасться на частицы, а потом собраться из электронов в конечном пункте прибытия, а поэтому неспешно летят внутри малой планеты, продолжая жить в ней так же, как и на родной планете. И хоть и занимает такое путешествие очень много времени, но надо учесть, что в распоряжении Детей Бога находится… вечность. Вот этот факт скорее всего и не мог понять переводчик первоисточника, заменяя домыслами своё недопонимание нюансов жизни на Престоле. Должен сказать читателю, что и все попытки наши понять Бога и Его детей, очеловечивая Их хотя бы и в очень малой степени, обречены на полный провал, и ничего не поймём мы ни в сути земного проекта, ни, тем более, в устройстве всего мироздания, если хоть на йоту сравним Их с собой в своих размышлениях.

Поверхность используемой в качестве космического корабля малой планеты, как и поверхность Плутона или Луны, совершенно безжизненна и уныла, но на глубине в сотни метров, в гигантских полостях, в которых и рощи шумят, и речки текут, и которые заполнены, конечно же, чистым воздухом, космические путешественники, чувствуя себя в безопасности, могут лететь, занимаясь научной работой и вовсе не спеша к намеченной цели. Несколько десятков миллионов астронавтов могут лететь так не одну тысячу световых лет, если послал их Бог-Отец в дальний уголок галактики, чтобы свили они там ещё одно гнездо на одной из ветвей горчичного дерева. О котором говорил ученикам Иисус Христос в своей притче. И вам предлагаю я подумать: мог ли Иисус в то время разъяснить людям устройство галактики и тонкости её освоения космическим братством Высшего Разума, и не к нам ли, узнавшим уже кое-что о мироустройстве, обращал Он на самом деле свои слова?

Представьте теперь картину полёта над Землёй десятков миллионов Детей Бога... и взмахи их огромных крыльев, и стремительные манёвры их ловких и сильных тел… Да! Они наслаждались полётом; купаясь в тугих струях чистейшего, напоённого ароматами цветущих лугов и деревьев воздуха и любуясь удивительной красотой земных пейзажей, они без устали восклицали: «Бог! Бог! Только Бог мог создать такое чудо!» Таким образом, и впрямь — «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог», и то, что Слово было у Бога, то есть было оно в устах Его, прямо вытекает из того факта, что все Дети Бога, начиная на земле свой эксперимент, становились, объединённым одной великой целью, коллективным Богом для преобразуемых ими дикарей.

Неприятнейшим сюрпризом для Детей Бога стало — что, если удалось им на первых порах, применив очень тонкое изменение генетического кода, пробудить в дикаре тягу к знаниям, то полученный новый вид разумного существа применял новую, обретённую им в процессе обучения, свою способность анализировать и мыслить исключительно в целях достижения превосходства над другими людьми и для стяжательства, полностью игнорируя все попытки астронавтов внушить ему основы морали. То есть весь проект сразу оказался в полном тупике. Но Бог-Отец, предвидевший, конечно же, такое развитие событий, посылает на Землю, вслед экспедиции астронавтов Духа Святого, который в сверхдревнем тексте разделён автором древнего первоисточника на светочеловека 1 и светочеловека 2, полетевшими на Землю порознь, друг за другом. Необыкновенную сложность истории создания разумного человека на планете Земля — истории, не имевшей никаких шансов на продолжение без помощи Своим детям Бога-Отца, пытался объяснить своим читателям Томас Манн в изумительном прологе к гениальному своему роману «Иосиф и его братья». На основе своей скрупулёзной работы с обширным историческим материалом, он показывает нам роль Бога-Отца, Семаила, ангельского сословия и светочеловеков настолько ясно, что, несмотря на нехватку некоторых деталей, перед нами развёртывается картина, которая когда-то была создана Творцом. Но почему же, писатель глубокой древности, прекрасно зная о неразрывной связи тела, души и духа, вводит в текст термин «светочеловек»? На мой взгляд — душа, сливаясь с телом в одно целое, должна была покорить его светом Небес, преодолев этим «светом» природную его дикость. Таким образом, душа в момент её посыла на землю становилась представительницей светлой святости Престола, имеющей конечной целью — полное слияние с телом человека. Но Бог-Отец, прекрасно понимая весь спектр соблазнов, получаемых душой в теле полудикого существа, посылает вслед ей такого же точно эфирно-электронного, но с совсем другими полномочиями, «второго посланца», который может даже отзывать из тела загулявшую душу, если забудет она о своём предназначении быть «светом» Бога-Отца в теле, а вместо этого потонет в море наслаждений. Теперь мы, наконец-то, можем понять, каким образом, разделившись на душу и духа, Дух Святой, которого Иисус назовёт позже Учителем и Утешителем, начинает принимать прямое участие в земном эксперименте, являясь внутренним, деликатным, глубоко индивидуальным контролёром и ограничителем всех желаний и необузданных порывов тела, в которое помещают его дети Бога.

Представляющая собой, как это нам уже известно, эфирно-электронную сущность, душа должна была, воздействуя на электрическую схему организма посредством слабых токов, способствовать некоторому ограничению проявления диких инстинктов, вызывая стыд и угрызения совести и заставляя вчерашнего дикаря задумываться о красоте своих поступков и о их последствиях, но при этом вступая во внутренний диалог с телом так ненавязчиво и тонко, что иногда индивид мог и вовсе не обратить внимания на укоры своей совести. Что происходило и происходит, как мы можем наблюдать, сплошь и рядом. Необыкновенная сложность непосредственного контакта Учителя и Утешителя с телом преобразуемого Богом человека требовала постоянного, но не заметного для человека, размещения эфирно-электронной сущности в организме. Душу астронавты поместили в затылки преобразуемых ими дикарей, и так как когда-то Дух Святой создавался Богом-Отцом для целей созидания и имел несколько больший, чем сейчас объём (несмотря на бесплотность, объём всё-таки имеется!), то пришлось хирургическим путём увеличивать затылочную часть атлантов. Вот поэтому в Египте археологи при раскопках находили черепа несколько удлинённой, по сравнению с обычной, формы. Это скелеты прямых потомков атлантов. Но, спустя некоторое время, дети Бога сделали более компактной душу, и потребность в таком удлинении черепа отпала навсегда.

Интересно, что даже переводчик древнего текста правильно уловил и в общих, естественно, чертах передал нам ту потребность придания каждому разумному человеку духа, что очевидной стала тогда из-за необходимости контроля за душой, которая могла бы, увлёкшись силой, необычностью и свежестью ощущений, получаемых ею в могучем теле человека, начать непосредственно и активно управлять его замыслами и поступками, добиваясь результатов, хоть и великолепных, но самим человеком не только не достижимых, но и явно противоречащих его уровню интеллектуального и духовного развития. Поэтому-то дух, витая непрерывно над телом, неусыпно контролирует душу, оставляя ей лишь функции Учителя и Утешителя, которые она может выполнять только с помощью неясных намёков и угрызений совести, полностью исключив тут прямые формулировки, побуждения к действию и любые другие подсказки. Даже в критические моменты жизни человека душа и дух лишь наблюдают за тем, как выдерживает он очередной экзамен, на который призывает его выбранная им стезя и который он сдаёт в непрерывной схватке своей с жизненными обстоятельствами, возникающими на поле взаимодействия людских судеб, желаний и свершений. И если экзамен выдержан безупречно не только в смысле достижения результата, но и морально индивид оказался на высоте, то душа и дух радуются вместе с ним.

Но почему же новый проект начат был Детьми Бога на острове Атлантида? Почему именно этот северный остров был выбран ими? Во-первых, 20 тысяч лет тому назад климат на этом острове, располагавшемся на месте сегодняшнего архипелага Шпицберген, был по многим причинам, включая в них, конечно же, большую, чем сейчас, мощь тёплого течения Гольфстрим, гораздо приятнее нынешних условий, во-вторых, полтора десятка местных племён обладали редчайшей красотой тела, мимо чего никак нельзя было Им пройти, не попытавшись сделать этих «царей природы», вытащив их из полной «темноты», теми осмысленными и моральными существами, которыми стало необходимо заселить множество планет, пригодных для развития на них жизни, а в-третьих, этот остров обладал совершенно уникальным ландшафтом, который как бы призывал Творцов приступить к своему трудному делу именно там.

Они так и поняли, что этот горный массив с высоченной горой, делящий Атлантиду пополам, и эти четыре полноводные реки, питающиеся тающими ледниками, созданы были Богом не только для их восторгов этим чудным пейзажем, но и как удобнейшее место для воплощения их идей в жизнь.

Все трудности превращения дикого существа в разумного и морального человека постепенно преодолевались ими, и по истечению около трёх с половиной веков напряжённых ежедневных творческих усилий уникальная популяция новых для всего космоса существ, в общих чертах, была готова к самостоятельному дальнейшему развитию.

Можно было бы ещё пошлифовать свой продукт, но часть атлантов стала вдруг вести себя, если не сказать неподобающе, то весьма странно по отношению к своим создателям и учителям, вырвавшим их из полного интеллектуального и морального ничтожества.

Часть воспитанников стала проявлять панибратство к деликатным учителям, а часть — своими косыми взглядами и перешёптыванием, и невежливым поворотом спиной к астронавтам явно давала понять Им, что пришельцы, неизвестно зачем появившиеся на их острове, кроме досады и раздражения, ничего у них не вызывают. Конечно, большая часть атлантов продолжала активно учиться, стремясь получить как можно больше уникальных знаний о Вселенной, о мироустройстве... совершенствуя тот свой научно-технический потенциал, что позволял им уже в ту пору летать на самолётах и вертолётах и передвигаться по земле с достаточной быстротой, комфортом и безопасностью. Но ложка дёгтя в этой бочке мёда была не то что бы так уж непереносима для Детей Бога, а указывала она Им на то, что: то ли где-то, в какой-то момент были сделаны ими упущения в работе, повлекшие за собой необратимые последствия, то ли Бог-Отец считает единственно возможным вариантом здесь — пусть и многотрудное и очень опасное, но только естественным, эволюционным путём продолженное, развитие земной цивилизации.

В одну ночь, как говорится — не прощаясь, покинули Дети Бога землю, не оставив на опустевшей горе Богов никаких следов своего пребывания.

Вы можете, конечно, понять шок оставленных без няньки детей, сразу же потерявших путеводную нить бытия, но звенящую пустоту в груди каждого, получившего вдруг полную свободу действий, атланта не берусь я тут вам передать. Сначала очень часто, потом всё реже и реже, но поднимали они свои взоры к вершине горы Богов, надеясь, что вдруг, как было это каждый день прежде, слетят с неё огромные их живые боги, и продолжится тогда интересная учёба и непрерывный праздник бытия, который бережно хранили в памяти атланты, называя этот период своей истории «золотым веком».

Благодаря хорошо сконструированной и тщательно отлаженной государственной машине, хаоса в жизни островитян удалось избежать, и, решая сами за себя, как им давно уже мечталось, все свои проблемы, атланты вполне могли бы, никуда не торопясь и действуя продуманно, продолжая идти дорогой добра, создать могущественную цивилизацию на своей планете. Но почти с первых же дней внезапно наступившей абсолютной свободы почему-то аборигенов стала больше занимать конфронтация, а не созидание; и вскоре возникла вражда между теми из них, кто открыто выражал полный восторг по поводу освобождения своего от коротких поводков, и теми, кто сильно горевал из-за отлёта Отцов своих небесных, вздымал руки к горе Богов и умолял вернуться своих Учителей и создателей. Именно вражда и быстро возникшая злоба и ненависть стали занимать их гораздо больше, чем проекты дальнейшего развития, созданного вовсе не ими государства.

Каковы же причины возникшей очень не простой ситуации? Считалось ли с самого начала Высшей Силой, что опаснейшей болезнью, - выздоровление после которой может и вовсе не наступить, но, если всё-таки оно наступает, то длится неимоверно долго, и должно пройти по всем этапам развития этого выздоровления, чтобы на любом из них иметь возможность возврата к тому абсолюту морали, который внушали Дети Бога атлантам с самых первых дней общения, как единственное и достаточное условие развития любого вида разумной жизни в Космосе, - считалось ли Ими, что этой болезнью мы будем болеть неизбежно и много раз подряд? Что эти вопросы отнюдь не являются праздными, я надеюсь, всем нам хорошо понятно. Как и то, что тысячи лет, нужные для достижения цивилизацией вновь высшей фазы своего развития, являются необозримо длительным сроком для землян, а для Отцов наших небесных, проекты которых длятся миллиарды лет, 80 или 120 земных веков необходимых нам для реанимации проходят, как миг один. Да и вообще, ошибкой было бы считать, что наши неприятности очень Их напрягают. Во-первых, много внимания и сил требует сохранность стройности полёта в бесконечную пустоту Космоса, во-вторых, порядок внутри галактик — тоже очень непростое дело, а в-третьих, земной проект именно так и рассчитан — на многократные падения и подъёмы, очень нужные людям, чтобы выработать у них походку, которой ходят в царстве Строгости.

Но, так или иначе, а на острове начались разногласия и разгорелись острые споры — как будто от победы в них могло зависеть возвращение живых Богов на Атлантиду. Могла ли родиться в этих жарких диспутах истина — вопрос, остающийся открытым, а вот две партии на острове появились, и, как это ни странно, сторонников у тех и других было примерно поровну. А ведь, казалось бы, только что всего лишь единицы из островитян позволяли себе косые взгляды, ухмылки и перешёптывания за спиной астронавтов, а у остальных подобного рода поведение невозможно было даже представить. Но то, как подобные заразные поветрия могут очень быстро распространяться среди людей, и что раскаяние переболевших позорной болезнью подлого предательства бывает притворным, мы можем наблюдать как в истории древнего человечества, так и сейчас. Поэтому не будем удивляться тому, что партия атлантов, поставившая превыше всего личную свободу каждого и допускавшая любые инициативы индивида, кроме запрещённых законом, очень быстро приобрела множество поклонников, активно её поддерживавших. В ответ на это — гиперборейцы, оставшиеся верными заветам Детей Бога, видя, что чуть не каждый день их ряды убывают, решили, что окончательный раздел будет сейчас более чем уместен. И два государства, Атлантида и Гиперборея, с границей по горному хребту и руслам двух рек, появились на острове в течение одного дня.

Гиперборея оставила у себя систему идеального социализма, созданную на острове Детьми Бога, а Атлантида по-началу предоставила своим гражданам столько свобод и прав, что затем ежедневно пришлось работать над законами, способными укротить и ввести в рамки приличия, подобно внезапному шторму в открытом море, начавшийся процесс выхода на волю таких инициатив граждан, которые ввергали Атлантиду в полный хаос.

К сожалению, вражда между гиперборейцами, целиком справедливо возлагавшими всю вину за внезапный отлёт с Земли живых богов на радетелей полной свободы, и атлантами стала основой в их отношениях; и доведение злобы и ненависти до той критической точки кипения, после которой только кровью смываются взаимные оскорбления и претензии, было лишь вопросом времени.

Само собой понятно, что и орудия убийства стали изобретаться и совершенствоваться, и армии начали создаваться на основе того опыта, что имелся у ранее враждовавших между собой на острове племён, и оказался, несмотря на все усилия Детей Бога, вовсе не забытым, но после срочного его возрождения, потребовавшим большего, чем когда-то в прошлом, преимущества над соперником. А для этого, прежде всего, стало необходимым резко увеличить число граждан в государствах, чтобы получить больше работников для новых производств и больше солдат для армий.

Вот с целью получения большего, чем у соперников приплода, и стали нынешние яростные враги создавать многочисленные колонии. Прилетая на вертолётах или приплывая на кораблях к дикарям, атланты и гиперборейцы легко выдавали себя за всесильных богов и, устраивая для себя из дикарок гаремы, получали многочисленное потомство, которое затем старались воспитать и обучить так, чтобы получить нужных им рабочих и воинов.

Впрочем, нет никакого смысла повторять в очерке то, что описано в моей книге «Панорама. Роман с тайнами», поэтому остановлюсь здесь лишь на двух ключевых эпизодах развития человеческой цивилизации.

Я думаю, что каждый из вас легко поймёт тревогу, охватившую Озириса, пристально наблюдавшего за развитием событий на Атлантиде. Ведь не только гиперборейцев, но и значительную часть атлантов, охватывал ужас от тех прогнозов политиков и учёных, которые предрекали войну между вчерашними братьями; войну, грозившую полным уничтожением обеим сторонам конфликта. Тем более хорошо видел все угрозы своему проекту, оставшийся в полном одиночестве на горе Богов Озирис. Ведь никак не мог бросить на произвол судьбы своих подопечных он, предвидевший, конечно же, первые синяки и шишки, и даже кровавые конфликты, ожидавшие его воспитанников в их самостоятельном развитии, и не желавший наблюдать за гибелью тех, кого любил, как собственных детей. Поэтому он вопреки здравому смыслу появился неожиданно в зале заседаний парламента атлантов, попытавшись наставить на путь истинный идеологов агрессии, понимаемой верхушкой государства Атлантов, как единственный способ подчинения себе гиперборейцев и полного овладения всем островом.

Древние греки, используя богатый древнеегипетский материал, создали свой очень интересный миф о Прометее, в котором сначала боги наказывают титана Прометея ужасными муками, а потом, сжалившись над ним, милуют ослушника и полузамученного ими героя, с истерзанной орлом-палачом печенью, забирают к себе, на небо. Понятно, что Прометей, принесший свет в земную темь и украденным (как же тут без детективной темы!) у богов огнём просветивший людей, слеплен греками из Озириса (озарившего умы людей!), которого в легенде египтян коварно приглашает на пиру прилечь в роскошный гроб, чёрной завистью завидующий ему, его земной брат Сет (Озирис, действительно, называл создаваемых им из дикарей разумных людей братьями, потому что по понятным каждому причинам называть их своими детьми он никак не мог!), закрывает гроб крышкой, заливает щели расплавленным свинцом и вместе с сообщниками бросает бога в Нил. Однако вскоре приходит в голову Сету простая мысль, что жена-сестра Озириса Изида и его сын Горус обязательно разыщут, плавающий в воде гроб, и оживят убитого им создателя разумного человечества. Поэтому он первым бросается на поиски, находит гроб, вынесенный уже течением в Средиземное море и застрявший там в тростниках, открывает крышку гроба и режет (злодей!) на 14 частей тело любимого братца-бога, после чего бросает эти кровавые части тела Озириса во все рукава дельты Нила. Нечего и говорить, что Изида, подрабатывающая по ночам яркой луной и потому не участвовавшая в пире, и, являющийся людям утренним солнцем, Гор находят все части тела, складывают их в одно целое и Изида оживляет своего супруга. Супруга — живого бога, или, как ещё любили в древних легендах называть Озириса: «истинного сына». Имея ввиду, при этом, конечно же, что Озирис — родной сын того Бога-Отца, о котором премного люди были наслышаны, но объять своим умом которого не могли, как тогда, так и сейчас.

Обе эти, изложенные мной очень кратко, прекрасные легенды древности претендуют на то, чтобы в поэтичной, образной форме, скорее забавляя нас, чем просвещая, дать нам всё-таки, если не твёрдое знание нашего происхождения на земле, то намёки, указывающие нам, что просветитель и создатель человечества так-таки реально существовал и претерпел за эту свою весьма многотрудную и сложную работу страшные муки и смерть. Очень хорошо видно нам тут и то, что все «красочные одежды легенд» придуманы их создателями, чтобы, скорее, скрыть от читателя истинные события, чем представить ему всю правду в очень на самом деле неприглядном виде. Ведь не может же быть, что Озириса убил его родной брат Сет из «чёрной к нему зависти», потому хотя бы, что родной брат бога должен иметь способности и цели соответствующие его происхождению и статусу. И не может также быть и то, что богам настолько было не по нраву просвещение «тёмного» человечества Прометеем, что они обрекли его на такие страшные муки. Которые действительно претерпевал он, добровольно оставшись на горе Богов и наблюдая процесс ежедневного всё большего отхода учеников своих от тех моральных норм, которые прежде всего старались внушить им их Учителя. Так мог ли напасть на инициатора всего земного проекта его брат? Или наказал его так Отец, Сам пославший его выполнять Свою волю? Что-то тут всё-таки не то… Что-то древние авторы и создатели легенд хотели бы навсегда скрыть от потомков. Какой-то полный позор, наверное.

Гораздо более прямой намёк (но тоже ещё всего-лишь намёк!) на причину убийства на земле создателя человечества мы видим в самой, пожалуй, древней легенде на эту тему — в легенде о овчаре Таммузе, который-то и оказывается самым что ни на есть истинным сыном, представьте себе. И пасёт себе тихо-мирно овечек на тучных лугах, когда на него бросается вдруг дикий вепрь и разрывает его страшными клыками, и топчет копытами, пока не утоляет свою ярость. Интересно, что в тех же местах обитают слоны, носороги, бегемоты, львы и иные, способные легко и быстро растерзать пастуха, животные, но легенда выбирает здесь вепря, как воплощение дикой и неутолимой ярости, и именно в беспричинности этой дикой ярости можно увидеть здесь прямой намёк на истинные обстоятельства смерти Таммуза. Плоть которого с наступлением весны прорывает свивальники, и он благополучно оживает (заметьте, без участия богов или богинь, а только под влиянием весеннего солнышка!), чтобы бесконечно продлить на земле эти благодатные весенние циклы возрождения жизни.

Скажу вам прямо, что та ярость атлантов, жертвой которой стал Озирис, вполне на самом деле сравнима с яростью дикого вепря, которого и злить-то особенно не нужно, а достаточно всего лишь попасться ему на пути. Посудите сами, могла ли речь создателя всего человечества Озириса, обращённая к тем, кого называл он своими братьями, а любил больше, чем мы своих детей, могло ли это его осенённое неземной мудростью слово вызвать такую злобу и ненависть у тех, кого он совсем недавно вызволил из полной «темноты», если бы не представляли собой депутаты парламента Атлантиды того коллективного вепря, остановить ярость которого нельзя, пока не угаснет она сама по себе.

Конечно, он мог бы применить тот невидимый, но прочнейший щит, за которым бы могла сколь угодно долго бушевать ярость атлантов. Мог бы он и спокойно пройти сквозь, жаждущую его крови группу депутатов, как примерно через восемнадцать тысяч лет Христос прошёл сквозь толпу своих земляков, желавших сбросить Его со скалы в пропасть. Да и мог бы, если в этой ситуации нам очеловечить его, используя своё превосходство в физической силе и ловкости, помахивая трибуной и охаживая ею бросившихся на него диких кабанов, просто немного проучить агрессоров. ...А мог бы, взмахнув могучими крыльями, улететь от них, на этот раз уже навсегда. Но тогда не получилась бы в этом парламентском зале сдача экзамена атлантами на зрелость, на высокую мораль и интеллект, а получилась бы грубая подтасовка результата всех его усилий по созданию разумного человека на планете Земля. Свою плату за труды он должен был получить от благодарных воспитанников, не отказываясь от неё, так же, кстати говоря, как получил её Иисус Христос от тех, кого хотел одним лишь словом своим образумить и повести за собой.

Обладая нетленной плотью, конечно же, они не могли не быть воскрешены, но от знания этого их физические муки не становились меньше, дополняясь ещё и нравственными страданиями Учителей, видящих результат своих трудов. Результат, ярко выразившийся в полном провале на экзамене их учеников, которые таким образом демонстрируют Высшей Силе свою неготовность к вступлению в космическое братство. А в наши дни демонстрируют ещё и своё пылкое желание распространить земное зло в космическом пространстве. Не зло? Я ошибаюсь? А что же ещё у нас есть? Кроме него, родимого…

На самом деле это — самоубийственное желание, так как в древнейшем из всех тексте прямо пишется о недопустимости выхода земного зла за её пределы. И хоть до таких успехов в космосе нам ещё очень далеко, но надо нам всегда помнить и о том, что не все ангелы небесные хотели изменения миропорядка и одобряли начало земного проекта Семаила, и после наших «успехов» в самостоятельном развитии их число могло только возрасти.

Читатели мои могут обвинить меня в слишком большом доверии к легендам, мифам и текстам глубокой древности, считая, что они могли быть придуманы их авторами, чересчур увлёкшимися фантастикой, так как твёрдые знания по мироустройству не могли получить тогда они (их нет и сейчас!). Но известно, что знания по тройственному устройству людей, по всем тонкостям взаимодействия (романа!) тела, души и духа, а так же по всем тонкостям мироустройства, включая строение всего материального мира из атомов, и знания по космогонии и управлению Высшим Разумом всем мирозданием были у жрецов древнего Египта и открывались ими только посвящённым, то есть прошедшим сложную подготовку людям. Беда была в том, что, если отдельные природные гении и понимали частично этот чрезвычайно сложный материал, то не имея тех научных знаний, которыми и в наше время свободно владеют лишь единицы, они, конечно же, не могли усвоить всё из этих свитков. А когда доступ к этим текстам получили греки, римляне, евреи и другие народы, получавшие эти чрезвычайно высокого уровня знания уже даже и без пояснений их жрецами, то они, в силу собственного примитивного восприятия мира, поняли их ещё хуже, чем те. Но всё же каким-то чудом (а как же в этом мире смогли бы мы жить без чудес?) к нам, в наше время пришли, хоть и в несколько искажённом переводчиками или же дополненном ими своими домыслами виде, те частички древнего знания, которые никак не могут быть отнесены к чистой фантазии авторов, так как любая фантазия может родиться только на известном автору материале. А просто выдумать, взяв из головы, разговор Семаила с Богом-Отцом, реакцию на него присных, низвержение Семаила на Землю и посыл вслед ему души и духа, никак, согласитесь, нельзя! И весь остальной этот текст о романе души и тела, все тонкости его, вообразить себе не мог бы не один фантаст, даже если он творил 20 тысяч лет тому назад. То есть в те времена, когда целый ряд чудес протекал непосредственно рядом с ним! Вот о них-то, о чудесах происходивших на Атлантиде и писал когда-то древний автор, начав свой рассказ о романе души и тела с самого истока всей этой истории — с прихода к Богу-Отцу любимого его сына, предложившего создать в космосе новый вид разумной и высоко моральной жизни, чтобы не только несколько разнообразить чересчур устоявшийся за прошедшую вечность миропорядок, но и облегчить Богу-Отцу задачу заселения множества, созданных Им, планет людьми. И нам никак здесь нельзя не учитывать, во-первых, что сам-то автор текста на Престоле не был, а писал он о событиях там произошедших, передавая читателям информацию, полученную им от Учителя, который, в свою очередь, мог передать земным ученикам своим лишь какую-то схему отношений на Престоле в доступном для их понимания виде, а во-вторых — что мы сейчас имеем даже не тот текст, который получился у неизвестного никому на свете переводчика, осилившего, конечно же, уже далеко не всё, что имелось в первоисточнике, — имеем мы не менее, чем тридесятый вариант первого перевода.

Никак нельзя нам не написать здесь о том, что растерзание Озириса теми, кого создал он в буквальном смысле из праха земного, произошло лет через 200 с лишним после отлёта с Земли всех, за исключением его, Детей Бога. Таким образом, учитывая, что Дети Бога, улетев тогда внезапно, покинули Землю в 348 году, трагическое, с далеко идущими последствиями, убийство живого бога произошло на нашей планете где-то во второй половине шестого века. И до знаменитейшей, до таинственной и ужасной даты, до 666 года с начала проекта Озириса на Земле, оставалось тогда уже около века. А скорее всего, как раз в столетие-то... и начали!

Посудите сами, если до этого жуткого убийства своего создателя, «истинного сына», гиперборейцы и атланты, соперничая жёстко друг с другом, но храня в душах своих заветы Детей Бога, удерживались всё-таки от кровавых конфликтов на острове и в колониях, то после этого эксцесса в зале заседаний парламента, чувство вины и раскаяние в содеянном атлантов очень быстро превратились в удесятерённую ненависть к своим братьям, в свой черёд возжаждавшим смыть кровью это сверх-преступление.

Гибель Атлантиды, а затем медленное и многотрудное, - вообще, ставшее возможным только потому, что военные действия в колониях не велись, - возрождение цивилизации атлантов на Земле, и гибель её в термоядерном конфликте примерно 8 тысяч спустя, после первого самоуничтожения, я подробно описал в своей книге, поэтому возвращаюсь к основной теме моего эссе, которую почти не затронул я в романе с тайнами.

Трудно, конечно же, смертным людям представить себе абсолютно вечную жизнь на планете Престол и на всех других планетах, расположенных на основном стволе и ветвях Горчичного Дерева, о котором в своей притче поведал нам Иисус Христос. Тем более нам сделать это трудно, что в следующей притче даётся Им лишь намёк на небесную закваску, которая должна быть замешена на всём просторе Вселенной. Почему не говорит Он прямо, что «небесная закваска» — Закон Бога-Отца? Возможно, потому что о Заповедях говорит Он достаточно часто в своих проповедях, и хочет, чтобы ученики и слушатели сами кое о чём бы догадывались, получая лишь намёки, а может быть, потому что две тысячи лет тому назад уровень образования и интеллекта людей был слишком мал для понимания мироустройства, и Он намеренно поэтому посылает эти сложные поэтические образы тем будущим читателям, которые смогут их правильно понять и усвоить? Скорее всего, так и есть!

Ещё труднее представить нам себе, чем же занимаются у себя дома Дети Бога, учтя здесь, что ничего похожего на наши стимулы для развития и забавы там просто не может быть, а так же и тот факт отсутствия детородной функции у них, который вообразить нам особенно сложно. Сложновато будет отойти тем из нас, кто является верующим не столько в Бога, сколько в легенды различных религий, от картинок благостной райской жизни, которой верхушка церкви хочет дать стимул для праведной жизни своим прихожанам. Ведь на святых небесах царит отнюдь не райская благодать, а непрестанный творческий труд Святой Троицы обеспечивает там создание тех звёздных систем, возникновение которых склонны наши учёные объяснять неким всё образовавшим взрывом. Действительно, мощнейшими взрывами пользуются Они для создания солнечных систем, в которых тщательно рассчитанные массы планет и их орбиты, контролируемые гравитационной энергией солнца, обеспечивают существование, возникающей через миллиарды лет формирования этой системы, жизни на одной из них. А ведь надо ещё объединять звёздные системы в галактики и заставлять их мчаться в бесконечные просторы безжизненного космоса…

Вот к такой деятельности Бога и Его Детей мы можем оказаться причастны, если заставим себя выполнять Его заповеди. И это не фэнтези… Это та работа, для которой мы были созданы, но все ли мы (всем человечеством!) сможем когда-нибудь заняться ею, или только некоторым из людей достанется такая роль — вот вопрос вопросов! Ответ на который даёт нам Иисус из Назарета в одной из своих притч.

Откроем Новый Завет и прочтём там небольшой рассказ, который называется «Иисус и Никодим». Я позволю привести здесь всю эту притчу целиком, чтобы потом дать свои комментарии текста: «Среди фарисеев был один человек, звали его Никодим. Он был членом иудейского совета. Однажды он прошёл к Иисусу ночью и сказал: «Равви, мы знаем, что Ты Учитель, посланный Богом. Ведь никто не может совершать таких чудес, как Ты, если с ним нет Бога». В ответ Иисус сказал: «Говорю тебе истину, никто не увидит Божьего царства, если не будет заново рождён». «Как это человек может быть рождён, когда он уже стар? - спросил Никодим. - Не может же он опять войти в утробу своей матери и снова родиться!» Иисус ответил: «Говорю тебе истину, никто не сможет войти в царство Божье, если не будет рождён от воды и Духа. От плоти рождается плоть, а Дух рождает дух. Не удивляйся тому, что Я сказал: «Вы должны быть заново рождены». Ветер дует там, где ему хочется. Ты слышишь звук, но не можешь определить, откуда он приходит и куда он идёт. Так же и с каждым рождённым от Духа». «Как это может быть?» - спросил Никодим. Иисус ответил: «Ты учитель Израиля, и ты этого не понимаешь? Говорю тебе истину. Мы говорим о том, что Мы знаем, и свидетельствуем о том, что Мы видели, но вы, люди, всё равно не принимаете наше свидетельство. Я говорю тебе о земных вещах, и ты не веришь, как же ты поверишь, если Я буду говорить тебе о небесном? Никто ещё не поднимался на небо, кроме того, кто оттуда пришёл, - кроме Сына Человеческого. И как Моисей высоко поднял змею в пустыне, так будет поднят и Сын Человеческий, чтобы каждый, кто верит в Него, имел жизнь вечную.

Ведь Бог так полюбил этот мир, что Он отдал своего единственного Сына, чтобы каждый, кто верит Ему, не погиб, но получил вечную жизнь. Бог послал своего Сына в мир не затем, чтобы осудить мир, но чтобы спасти его через Сына. Каждый, кто верит в Него, не будет судим, кто же не верит, тот уже осужден, потому что он не поверил имени единственного Сына Божьего. Суд заключается в том, что в мир пришёл свет, но люди полюбили тьму больше, чем свет, потому что их дела злы. Кто делает зло, тот ненавидит свет и не придёт к свету из страха перед тем, что тогда разоблачатся его злые дела. Тот же, кто живёт по истине, тот, наоборот, идёт к свету, чтобы было ясно видно, что его дела — от Бога».

Когда я снова и снова перечёл этот небольшой текст, то понял, что мне придётся себя очень сдерживать, чтобы комментарии мои уложились в рамки очерка. Посудите сами, самые первые строки только что прочитанного вами текста уже дают нам бесценную информацию о том, что верхушка иудейского совета, членом которого был фарисей Никодим, твёрдо уверена была в том, что Иисус — Учитель, посланный Богом. Так как они не могли ведь не видеть чудес, которые Он совершал как раз-то и для того, чтобы слышавшие Его проповеди смогли твёрдо уверовать в то, что Его послал на Землю Бог, чтобы Иисус их просветил и наставил на путь истинный. Но тогда само-собой получается, что синедрион иудейский во главе с Каифой вполне сознательно приговорил к мучительной, жуткой казни Сына Божьего, в появлении которого увидели они прямую угрозу своей вере в Иегову, тысячелетия создаваемую их пророками от Авраама до Моисея. А это уже, как говорится, получается совсем другая история! Но дальше, как говорится, больше, и мы читаем то, что представлено нам, как ответ Иисуса Никодиму, хотя соответствующего этому ответу вопроса в тексте нет, и это ещё раз подтверждает мои предположения о намеренных фальсификациях древних текстов евреями. Повторяю этот очень важный для полного раскрытия темы моего эссе ответ Иисуса: «Говорю тебе истину, никто не увидит Божьего царства, если не будет заново рождён». Я раскрою смысл этой фразы полностью ближе к концу очерка, а пока сосредоточимся на том, что лишь тот «сможет войти в царство Божье», кто «будет рождён от воды и Духа. От плоти рождается плоть, а Дух рождает дух». Что это за вода, являющаяся одновременно плотью, имеется здесь в виду? Иисус, конечно же, не мог в те времена объяснить Никодиму, что такое ДНК и геном человека, которые можно разместить в двух каплях воды и из которых можно вырастить плоть, полностью соответствующую человеку в пору расцвета его сил и способностей, а потом вдохнуть в него его же душу, которой для перелёта на любую планету вселенной требуется, как вы уже знаете, гораздо меньше времени, чем для космического полёта в малой планете. И эта же душа, отлетевшая в момент смерти от тела человека, как раз и приносит на предназначенную для его уже гораздо более осмысленной и длительной жизни планету в электронном, конечно, виде его ДНК и геном. Вот таким образом, лишённом всяких чудесных нуль-перемещений, и может перенести достойных того своих учеников Иисус в те новые места, о которых Он говорит своим ученикам, что у Его Отца их много. Процитируем ещё Его «Путь к Отцу»: «Пусть ничто не тревожит ваши сердца. Верьте Богу и Мне. В доме Моего Отца много мест, если бы это было не так, то Я бы вам сам сказал: «Я иду туда, чтобы приготовить место для вас». И если сейчас я и ухожу от вас, чтобы приготовить вам место. То Я возвращусь и возьму вас с собой, чтобы и вы были там, где Я». Фантастично это выглядит? Вы привыкли к взмахам волшебной палочки? К щелчкам двумя пальцами? К повелительным взмахам дланью? Тогда наличие в вас всесильной души и непрестанное парение рядом с вами не менее могущественного духа может вас несколько разочаровать. Ведь войти в полное и равноправное общение с ними вы сможете, если будете выполнять все заповеди Бога-Отца. Подозреваю, что волшебная палочка Гарри Поттера вам гораздо ближе. Может быть, я чересчур суров к вам, а ирония моя неуместна. Возможно, конечно, не буду вам возражать. Лучше переключу ваше внимание на то, что, уходящий своими корнями в не распознаваемые нами дали истории, обычай бальзамирования своих тел высшей элитой Египта возник у них потому, что они прекрасно знали о непременном условии наличия нетленной плоти в саркофаге для получения вечной жизни на другой планете. Знать-то они знали, но при их знаниях всех деталей — как могли они надеяться, что искусственными мощами можно тут кого-то ввести в заблуждение? Конечно, они знали, что никак нельзя сделать это, но надежда умирала тут последней в прямом смысле. Впрочем, они были прямыми потомками тех, кто видел воссоздание из какой-то косточки, или лоскутка кожи, целого и абсолютно здорового тела, в которое тут же вселялась душа. Наверное, поэтому они могли надеяться, что Отцы их небесные, возвратившись когда-нибудь на землю, вспомнят о них, как о любимых своих детях, и воскресят их тела, и вернут им их души… Однако, вспомнив тут о Египте, нельзя не заметить, что еврейские переводчики египетских текстов не верно перевели «истинного сына», которым называли в древних легендах египтяне Сына Бога, представив нам Иисуса Христа «единственным» Его сыном. Таким образом, получается, что Бог-Отец и Иисус, вдвоём, управляются со всеми делами в необъятной Вселенной. Это, конечно же, не так. А как вам понравится то, что в своей дальнейшей беседе с Никодимом Иисус вдруг начинает говорить от лица неких своих единомышленников: «Говорю тебе истину, Мы говорим о том, что Мы знаем, и свидетельствуем о том, что Мы видели, но вы, люди, всё равно не принимаете наше свидетельство». Но мы с вами очень хорошо знаем, что Спаситель пришёл на землю в полном одиночестве, и если удалось Ему собрать вокруг себя учеников, то они никак не могли в то время что-то такое наравне с Ним знать и о чём-то таком наравне с ним свидетельствовать. И новую религию, воскреснув после мучительной казни, создал тоже Он один. В три дня, как и обещал всему честному народу! А откуда же в этом тексте возникло это «Мы». Тут опять-таки оправдываются мои подозрения о смешении евреями текста о деятельности на Атлантиде Детей Бога с текстом Библии, которое вынуждены были сделать они, чтобы (вместо рассказов о Озирисе, который очень часто говорил от лица всей группы Детей Бога) вписать в Священное Писание пророчества тех из них, кто якобы напрямую от небожителей (ни с того, ни с сего!) получал предначертания будущих через тысячи лет событий на земле. Поставив, таким образом, - придуманные задним числом, уже после казни в Иерусалиме, а поэтому очень точные, - пророчества древних евреев выше даже воли Сына Божьего (вынужденного идти на страшные муки и смерть, дабы исполнить предначертание еврейского Священного Писания), оказавшиеся перед угрозой полного уничтожения за это ужасное убийство Божьего Сына, отцы иудейской церкви в последний, можно смело сказать, момент перехватили таки инициативу, использовав авторитет Писания, и блокировали месть евреям адептов очень сильной новой веры в Иисуса из Назарета. Мистика этих пророчеств оказалась сильнее всего. А дальше — больше, и мы читаем в этом тексте: «И как Моисей высоко поднял змею в пустыне, так будет поднят и Сын Человеческий, чтобы каждый, кто верит в Него, имел жизнь вечную». То есть тут получается, что Моисей, посвятивший всю свою жизнь одной идее и создавший, ценой неимоверных усилий и риска, народ-единоверец, народ-воин Элоима, приравнивается к Иисусу Христу, а змея в руках Моисея приравнивается к вознесению на небеса воскресшего Живого Бога — любой из нас понимает, что это личности и события совершенно разного уровня и смысла. Но не подумайте, я очень вас прошу, что я подвергаю жёсткой критике, - подправивших кое-где, а кое-где и, вообще, переделавших священные строки Библии, - древних летописцев, чтобы, таким образом, поставить под сомнение весь её текст. Ничего более великого, или хотя бы равного, тексту Библии не существует, и древних евреев мы должны благодарить за сохранение этого источника знаний и неземной мудрости. Однако нам необходимо сейчас по-новому понять истории в ней записанные, чтобы забраться на следующую ступень нашего развития, а не остаться на узком карнизе, между бездонной пропастью и глухой стеной, сложенной из совершённого людьми зла. Ведь вот что читаем мы в конце этого рассказа: «Кто делает зло, тот ненавидит свет и не придёт к свету из страха перед тем, что тогда разоблачатся его злые дела. Тот же, кто живёт по истине, тот, наоборот, идёт к свету, чтобы было ясно видно, что его дела — от Бога». Яснее и определённее сказать нельзя. Добавим к этой цитате ещё одну, на этот раз из «Свидетельства Иоанна Крестителя об Иисусе»: «Посланный Богом говорит слова Божьи, и Бог даёт ему своего Духа без всякого ограничения». Вот эта короткая фраза из Нового Завета открывает нам: каким на самом деле образом были даны Ему, - рождённому от земной женщины и прожившему большую часть своей жизни, как обычный человек, - Его сверх-способности. В тот момент, когда Иисус из Назарета стал проповедовать людям слово Божье, Он получил возможность пользоваться без границ всеми возможностями и всей мощью души и духа, ставших действовать заодно. Поэтому и стали возможны все исцеления и все чудеса, с помощью которых Он попытался привлечь к себе и сплотить в одно целое как можно больше людей. Но очень скоро оказалось, что вместо веры в истинного Бога, кумира себе сотворивший еврейский народ не готов ещё воспринять Правду, а потому сверхзадачей Иисуса из Назарета стало создание для всех народов Земли глубокой веры в Бога-Отца, что Он и совершил ценою своей мученической смерти и воскрешения истерзанной плоти своей через три дня. Однако, как мы видим, процесс этот много труден и идёт медленней, чем нам всем бы хотелось.

Понятно, по-моему, что, когда Иисус говорит о роли воды и ветра (солнечного!) в рождении заново людей, обретающих после вселения в их тела Духа возможность увидеть Божье царство, то этой своей несколько неожиданной для фарисея Никодима речью Он не столько члена иудейского совета хочет заставить задуматься о сложности этого процесса, сколько посылает нам, в наше время, информацию для жаждущих полётов в космосе и встреч с инопланетянами людей о том, что сможет пройти через смерть и возрождение уже в Божьем царстве только тот, кто верит в Иисуса и делом своим докажет, что шёл дорогой Бога-Отца. Кроме того Он говорит нам достаточно ясно, что только те из нас, кто этого достоин, смогут побывать на других планетах и увидеть иные миры. Зло никаким образом и никогда не выйдет за пределы земли. А идущий дорогой добра и света, действительно, сможет с помощью своей души совершить полёт со световой скоростью и не только увидеть Бога и Его детей, но и, получив новые цели и задачи, и совершенно иное взаимодействие (роман!) своего тела с душой, как равный среди равных, начать (невообразимую пока для нас...) новую жизнь на далёкой планете Икс.

То, что этот способ является единственно возможным для достижения иных миров человеком, никак не противоречит тому моему же утверждению, что Дети Бога используют для полётов в самые дальние уголки вселенной оборудованные особым образом малые планеты. Они бессмертны, в запасе у них целая вечность и хотя, возможно, их и огорчает отсутствие в межзвёздном пространстве червоточин, и ещё то, что техническая отсталость не даёт им пока совершать нуль-перемещения в космосе, о которых мечтают наши фантасты, но, поверьте мне, сейчас тысячи малых планет летят к определённым Богом-Отцом целям, чтобы продвигать дальше весьма сложное дело заполнения бессмысленной бесконечной пустоты высоко духовной жизнью.

А можно ли предположить, что за истекшие почти две тысячи лет кто-нибудь из людей оказался достоин перемещения на какую-то из планет Горчичного Дерева? Есть ли хотя бы намёки на свершение какими-то лицами таких путешествий? Дело тут, мне кажется, в том, что две тысячи лет назад Он сказал нам обо всём достаточно определённо, и теперь мы должны сами догадываться кое о чём по некоторым признакам. А они есть…

Собственно говоря, единственным признаком того, что умерший человек достоин того, чтобы «родиться заново», является сохранение его плоти нетленной, то есть без всяких обработок известными с древности веществами или помещения тела умершего в холод, или использования других особых условий хранения, его тело не подвергается разложению. Что происходит неизбежно со всеми другими умершими людьми, кроме тех, кто был признан их окружением ещё при жизни святым и чудотворцем. Согласен, что создание подобных легенд о святости канонизированных церковью людей не всегда соответствует истине, а именно тем критериям горячей и искренней веры в Бога, о которых много раз говорил ученикам Иисус из Назарета. Но есть в истории человечества, безусловно, и те, кто искренне «любил свет» и «не делал зла». И почему же нам в этих, определяемых душой и духом, случаях не предположить, что они успешно прошли земное «посвящение» и выведены Высшей Силой на следующую ступень развития. Не думаю, впрочем, что они там оказываются в какой-то придуманной людьми «благодати», в «райских кущах» и живут в них вечно. Ведь Иисус говорит нам о том лишь, что переместит своих учеников в те «места», которых имеется «много у Его Отца», и не обещает тем, кто будет перенесён Им туда, ни посещения Престола, ни рая, ни вечной жизни среди ангелов. То есть тут мы можем предположить, что прошедшие строгий земной отбор люди, на новой планете, в новых условиях жизни и труда и в окружении равных себе по уровню морали и интеллекта будут проходить очередной (возможно, что гораздо более сложный и длительный) этап своего развития. А затем людей будет ждать следующий шаг, приближающий их к полному выполнению Закона Бога-Отца; и ещё не один, потому что мы с вами уже хорошо можем видеть — какое это не простое для человека дело. И не должен нас терзать вопрос, что слишком мало землян могло там, на той планете оказаться. Если я прав, и кто-то, действительно, уже туда перенесён, то не живут они там маленькой, но, безусловно, сплочённой, группой, затерявшись на бескрайних просторах. Ведь не даром говорит нам Иисус, что у Его Отца таких мест «много», что в масштабах вселенной может означать сотни миллионов планет, если не больше. И не с одной, а с очень многих планет, могут отбирать Дети Бога, прошедших первый этап подготовки разумных существ (все они созданы Богом по образу и подобию Божьему!), скажем так, студентов, и, собрав их вместе, продолжать обучение этого любознательного и дружного сообщества.

Очень меня волнует вопрос: понравится ли нашим романтикам такой вариант учёбы в совершенно реальной группе подготовки астронавтов? Ведь тут и близко нет опасности гибели при взлёте или при посадке; совершенно нет не только какой-либо опасности при перелёте за много-много тысяч световых лет на другую планету, но и каких-либо неудобств в этом путешествии для наших замечательно-смелых романтиков нет; а прилетают-то они, незаметно для себя перенеся длительное путешествие, и оказываются потом не на лишённой атмосферы, холодом космическим окружённой, пыльной, безжизненной поверхности, а на такой же примерно, как наша матушка-земля, но не загаженной (ни в коей мере!) нашим жадным жлобством и не имеющей, представьте, никакой криминогенной ситуации (пропали убийства и детективы!), с очень чистым воздухом и прозрачными водами планете.

Нет!!! Нет и нет! Нам, я чувствую, совсем другого хочется: по лунной пыли попрыгать, в Марсе дырок навертеть, чтоб заглянуть в нутро его марсианское… а вдруг, Аэлита там ждёт давно уже нашего мачо и жаждет нарожать ему марсоземов с десяток, чтоб свершился, наконец-то, долгожданный наш контакт и пошла бы бушевать межпланетная жизнь! Которая бы, вскоре, и к Венере бы подобралась, и каким-нибудь реагентом её облака из серной кислоты состоящие взяла бы да и осадила… Какая бы житуха, братцы, началась! Мама, не горюй! Вряд ли, на фоне этих прекрасных и плодотворных проектов мои идеи покажутся кому-либо привлекательными… Дело моё — швах! И удел мой — сидеть дома.

Всю полноту знаний о создании и устройстве мироздания мы только тогда могли бы получить из Египта, если бы оказались в целости и неприкосновенности десятки тысяч научных трактатов и томов, и имевшихся уже, наверное, в те времена в электронном виде сделанных записей, которые были оставлены островитянам покинувшими гору богов Детьми Бога. Но всё это, вместе со всеми людьми, сооружениями и животными, было превращено в ничто и погибло без следа в недрах земли и пучине океана. Надо тут заметить, что масштабы этой тотальной гибели и это стирание с лица Земли всей Атлантиды — целиком и полностью соответствовало той страшной ненависти, что была к 666 году от начала проекта Озириса накоплена между атлантами и гиперборейцами, и которую нам можно приравнять к мощи двух гравитационных бомб, взорванных ими в последний миг страшной войны.

Те знания, что были по крупицам собраны колонистами после войны и, затем, ценой больших усилий развиты ими, не содержали уже столь полной картины устройства мира, но и этого научного потенциала, воссозданного потомками островитян, было вполне достаточно, чтобы, произведённое на высокотехнологичных заводах, оружие оказалось столь мощным и смертоносным, что, если и не вся земля, то государства атлантов и гиперборейцев перестали существовать, за исключением небольшой группы прямых потомков атлантов, догадавшихся спрятаться в гигантских пирамидах, устоявших при взрывах термоядерных устройств.

Оставшимся в живых потомкам атлантов, не могла не прийти в голову простая мысль о роковом несоответствии высоко развитого интеллекта и низкого морального уровня людей, которое и послужило основной причиной этого апокалипсиса. Поэтому мы никак не можем осуждать их за уничтожение ими той части знаний, на основе которой достаточно скоро можно было снова создать мощную технику и смертоносное оружие. Они хорошо понимали, что следующая война может стать уже по-настоящему последней!

Непосредственно перед этой последней страшной схваткой между ними, атланты и гиперборейцы договорились между собой о необходимости сохранения бесценного людского материала, создаваемого ими способом, который я уже описывал выше. Этот способ не был настолько эффективен, чтобы радовать отцов многочисленных семейств, получавших в итоге всех своих усилий по воспитанию и обучению потомства лишь немного способных и умных деток. Большинство оказывалось на уровне позволявшем им заниматься простым трудом, что уже не радовало родителей, а тут ещё часто получался самый настоящий брак, составлявший агрессивную и неспособную к какому-либо труду часть общества. Но даже и эта не всегда радующая их прослойка общества создавалась, находившимися в окружении диких племён, колонистами в течение многих тысячелетий и представляла собой, несмотря на множество недостатков, как бы резерв для продления человеческого рода в том случае, если уничтожат они в войне друг друга полностью. Поэтому были определены обширные зоны, в которые переместили тогда тех, кто никак не мог быть полезен по причине своей отсталости во время войны, то есть всех недоучек, которым не только сложно было освоить военную технику, но и опасно было бы её им доверить.

На основе этого контингента создать вновь высокотехнологичные производства было бы очень трудно, а вот, основываясь на своём богатом колониальном опыте, объединить этих отсталых людей в один народ, который стал трудиться и учиться, беспрекословно слушаясь своих властителей, оказалось намного проще, и очень скоро могущественное государство Египет поднялось из руин второй земной цивилизации.

Но тот народ, который послушно трудился на полях, фермах и занимался ремёслами, не устраивал потомков атлантов тем, что не только привить ему единобожие, но и хотя бы как-то заинтересовать большинство людей этой идеей, они никак не могли. Лишь немногие оказывались достойны посвящения, и из них медленно, но верно формировалась новая элита общества, служившая кузницей управленческих кадров.

Я хочу, чтобы читатель понял, как неспешно тогда перетекало одно тысячелетие в другое, принося, жаждущей перемен верхушке Египта, больше разочарований, чем надежд.

Однако, конечно, не только поиски народа, который сможет понять и принять веру в единого Бога, а, скорее, сам естественный ход событий и развитие постепенное территорий, жителей которых египтяне прозвали «грязными зайцами»; этот естественный ход событий и появление, связанных с возрождением этих народов, новых надежд подвигло жрецов Египта на посыл в эти страны, где до войны жили шумеры, вавилоняне, ассирийцы, эфиопы и другие народы, - посыл туда своих цивилизационных экспедиций, целью которых было возрождение этих стран, получавших от египтян образование и основы государственного устройства.

Благодарность соседей была ими выражена в обычной для людей форме — они стали совершать кровавые набеги на Египет. И тут потомки атлантов оказались в очень непростой ситуации: они горячо желали восстановить контакт с Детьми Бога, и часто умоляли Озириса простить их и вернуться, а для того, чтобы приблизиться к цели, они это хорошо осознавали, им надо было выполнять заповеди Бога; но участие в войне и убийство захватчиков было прямым нарушением Закона, которое сводило на нет их мольбы и молитвы, направленные к вершине пирамиды, служившей им символом горы Богов на острове Атлантида.

Вот по этой причине жрецы Египта, построив неприступные крепости, отделяются от светской власти, предоставляя фараону и военачальникам решать все вопросы защиты страны от врага. И если эфиопам или грекам удавалось одолеть войска фараона и захватить власть над Египтом, то жрецы шли на сотрудничество с захватчиками, назначали из их числа нового фараона и сосредотачивались на усилиях привить этому новому народу Египта веру в единого Бога, что не удалось сделать ни разу. Даже при правлении эфиопской династии, фараоны которой проходили посвящение и хотели установления единой веры, не удалось вырвать население из цепких лап язычества. Лишь, поселённое на благодатных землях Нила Иосифом семейство Иакова, постепенно разросшееся и превратившееся в целый народ, внушало своим единоверием надежду жрецам и верхушке Египта. Но далеко не все уже из них помнили о этой великой цели и верили в её осуществление.

Племянник фараона Рамзеса второго Хозарсиф был с юности одержим идеей создания многочисленного и сильного народа-воина Бога богов Элоима. Народа, способного обратить в новую веру язычников и, таким образом, придать смысл развитию земной цивилизации. Но вполне справедливо он считал, что создание такого государства посреди «седого от старости» Египта совершенно невозможно, так как задуманное им объединение египетских евреев с единоверными семитскими племенами могло вызвать не только бурный протест местного населения, но и гражданскую войну, итоги которой были бы весьма плачевны, если не сказать — катастрофичны, для обеих сторон.

О очень сложном и смертельно опасном пути Хозарсифа-Моисея, который, конечно же, был гораздо интереснее и осмысленнее, чем известная легенда, я написал в своей книге. Хочу лишь ещё раз засвидетельствовать, что ни с чем другим несравнимое деяние Моисея и его соратников останется в памяти потомков навсегда, как великий подвиг интеллекта и духа. А сейчас хочу сосредоточить ваше внимание на том — что могло не устраивать Хозарсифа, назначенного Рамзесом иерограмматом, в текстах храмов Египта. Чего могло не хватать ему в них до такой степени, что он несколько десятилетий искал это что-то в эфиопском храме Мадиамском? Хотя, конечно, мы знаем, что он не терял там времени зря: женился на дочери первосвященника храма Иофора, Сепфоре, принял имя Моисей, что значит Спасённый, сложил чудную легенду о своём еврейском происхождении и установил контакты с главами семитских племён, которых увлёк своей идеей создания народа-воина Элоима, который преодолеет идолопоклонство и анархию народов и «понесёт в будущие времена истину, сокрытую в золотом ковчеге посвящения».

Мы можем предположить, что Моисей не всё мог понять в текстах, оставшихся от времён, когда Египтом управляли прямые потомки Атлантов, и истина могла ускользать от него, так как он не обладал современным уровнем образования, но могло быть и так, что она могла быть уничтожена жрецами, потому что вызывала множество очень неприятных к ним вопросов. А уж причины и обстоятельства апокалипсиса им скрыть было просто необходимо, чтобы избежать ещё и объединения против Египта всех окружавших его государств. Поэтому ими были оставлены лишь мифы, легенды и поэмы, намекавшие в образной форме на суть произошедших событий, но не дающие понимания истины до конца. И поэтому, я думаю, Книга Начал, написанная Моисеем, не совсем устраивает нас сейчас, хотя это вполне могло произойти и из-за ошибок при переводе, не понимавшими текста переводчиками, и, уже наверняка, произошло, когда верхушке иудеев понадобилось очень многое скрыть от адептов новой религии, убедив их ещё и в том, что даже Бог подчинён их Святому Писанию, ибо в нём предопределены и подробно расписаны все будущие на земле и небесах события, намного тысяч лет вперёд. Понятно, что это им удалось, потому что они вписали в текст Св. Писания только что произошедшие события, как якобы когда-то предсказанные еврейскими пророками, получавшими информацию прямиком с Небес. От подчинённого им Бога!

Не спешите только кого-либо из древних адептов новой веры в Иисуса из Назарета обвинять и не подумайте, что я заявляю здесь к кому-либо претензии. Это было бы смешно и дико — ведь я для того и пишу этот текст, чтобы вы поняли, в каких условиях развивалась вера в единого Бога, с какими неимоверными трудностями проходил этот процесс из-за желания подавляющего большинства народов земли жить в условиях полной анархии и вседозволенности, которую они легко получали от своих идолов, и какого подвига стоило Моисею и его соратникам создание единоверного государства Израиль. И если ему приходилось применять крайне жестокие меры к идолопоклонникам, казня евреев за найденную у них статуэтку Астарты или иного божества, что, кстати говоря, противоречило тем Заповедям Бога, которые Моисей на горе Синай получил якобы из первых Рук, то мы с вами хорошо уже понимаем, что без твёрдой руки Моисея и без его поистине титанического труда по созданию единоверного государства, человечество до сих пор бы оставалось в состоянии близком к первобытному хаосу. В котором жило оно много тысячелетий до того.

Поймите правильно, что совершенно бесполезно упрекать и подозревать в злой воле всех тех, кто под воздействием неумолимых обстоятельств приложил руку к искажению истины. Вместо этого, надо нам быть благодарными всем тем, кто постарался, чтобы слова правды были до нас доведены. Обратитесь к этим древним текстам вновь. Поищите в них живое слово Бога. И когда эти лучики истины нарисуют перед вами настоящую картину бытия, вы поймёте, что иного пути, - чем единственно реальный способ — поэтапного отбора кандидатов, достойных для дальнейшего эволюционного процесса развития и совершенствования человека, - не существует. И от вас самих зависит — построите ли вы свою жизнь так, чтобы явился за вами, как за лучшим своим учеником, сам Иисус Христос и перенёс вас, - описанным выше способом: посредством вашей души, но по Его воле, - в какое-то иное место, которых имеется много у Его Отца, или же этого не случится.

Известно, что многим людям трудно бывает осмыслить и совместить с верой появление в нашей, и без того не всегда радостной, реальности совершенно бездушных убийц, маньяков, садистов, которым иногда удаётся не только не пойманными быть долгое время, но даже и, вообще, избежать разоблачения и заслуженной кары. Причём, очень часто мы видим, что безумными этих людей назвать никак нельзя, а единственной причиной этих их жутких преступлений мы склонны считать отсутствие у них души и всяких зачатков совести. В чём же тут дело? Не хватает душ у Господа на всех людей? Или, может быть, попадается такому индивиду душа настолько нежная и ранимая, что не может она вступить из-за своей робости в контакт с полудикарём? и проводит всю свою юдоль земную она, замерев в понятном каждому отвращении от поведения тела, в которое её поместили?

Ни медицинская наука, ни криминалистика не даёт нам внятных ответов на вопросы, связанные с этой темой. Наверное, и вправду невозможно отыскать здесь вину какого-то вируса или сбой в геноме, возникший от какой-то мутации.

Наверняка, покажется вам странным то моё предположение, которое считаю я — единственно верным. Через появление время от времени на земле таких, явно лишённых души людей, Высшая Сила даёт нам понять — во что превратится человеческая цивилизация, если Бог-Отец решит отозвать с земли Духа Святого. Не станет ли тогда наша жизнь похожей на воплощённую в реальность легенду о аде? Должен вас уверить, что мы получим в этом случае такой вариант ада, который вряд ли можно заранее предугадать и описать.

Но почему же высокоморальная Высшая Сила делает нам намёки таким наглядно жестоким образом? А как же ещё прикажете с нами общаться? Ведь Озирис и Христос, в своё время каждый, говорили с людьми простым и доступным для понимания языком. Отрывки из текстов о Иисусе и слова, принадлежавшие Озирису, я уже цитировал. Теперь предложу вашему вниманию несколько, обращённых к Его ученикам, фраз Иисуса из «Ненависти мира», которую вы не поленитесь перечитать целиком. «….Если бы Я не делал среди них того, что ещё никто до Меня не делал, то они не были бы виноваты во грехе. Но они видели чудеса и всё равно ненавидели и Меня, и Моего Отца. В этом исполняется пророчество: «Они ненавидели Меня ни за что».

По-моему, любой из атеистов, прочитавший «Ненависть мира» и «Действие Святого Духа», переменит своё миропонимание. Ведь число атеистов находится в прямой пропорции к тем по-детски завиральным легендам, которыми — возможно, что и из лучших побуждений — адепты религии хотели возбудить и укрепить веру в Бога в людях, и ещё и к тем явным накладкам, которые вдумчивый читатель легко обнаруживает в текстах Библии. Я не буду их здесь разбирать, и вам советую сосредоточиться не столько на них, сколько на тех словах Иисуса, которые никак нельзя посчитать придуманными адептами религии и которые не могли быть переводчиками и переписчиками текстов хоть в какой-то степени изменены. А их достаточно много пронесено сквозь столетия и сохранено, чтобы ещё один приход на землю «истинного сына» был совершенно не нужен. Да, если бы Он и был бы сейчас послан на грешную землю Богом-Отцом, то не был ли бы конец нашего с Ним общения точно таким, как и в предыдущих двух случаях, но только гораздо более тонко продуманно-лицемерным и изощрённым? Мне кажется этот вопрос чисто риторическим. А вам?

Те картины ада, что изображены в каждой церкви, и то гениальное творение великого Данте — даже близко не передают тот безысходный и непрекращающийся ужас, что ожидает нас в каждом доме, дворе, улице, в скверах и парках и на площадях наших городов, посёлков и сёл, в случае если наши души нас покинут. Тут будет царить не только право более сильного и жестокого, но и всё, только что ещё бывшее благополучным и добропорядочным, общество станет соревноваться друг с другом в изощрённости пыток и жестокости убийств. Но этот ужас обязательно перебьёт, и ускорит конец цивилизации ядерная война, которая будет начата теми сильными мира сего, которые, наконец-то, смогут, утоляя давнюю жажду убийств, привести в действие современное оружие.

Мрачновато это у меня получается, но, согласитесь, довольно-таки реально… Только вот — чем же мы можем вызвать такой гнев Бога-Отца, что прекратит Он земной этот проект, как исчерпавший себя и потерявший перспективу? Наверное, покажусь я здесь вам чересчур мнительным, но тревогу вызывает у меня то, что Святые чудотворцы исчезли у нас в 17-18 веках, а знаменитые старцы, обитавшие в скитах, пустынях и монастырях 19 века, и очень хорошо описанные Фёдором Достоевским, никак уже не проявляли тех качеств, что, как нам известно, могут порадовать Высшую Силу. В то же самое время войны стали ожесточённей и беспощадней, а на улицах городов и весей стали появляться стрелки по живым мишеням и маньяки-садисты, убивающие взрослых и детей не только из-за преступного нутра своего, не только по причинам религиозного экстремизма и терроризма, не только из-за обид на коллег по работе или на одноклассников и учителей, но и по причине, представьте себе, не согласия своего с толерантностью общества, в котором угораздило его родиться и жить. То есть повод для проявления бездушия может теперь быть совсем пустячным, а примеров служения Богу и Духу Святому, если и сможем мы насчитать несколько, то скептики и любители покопаться в чужом грязном белье тут же опорочат и ославят несчастных претендентов на святость.

Может быть, конечно, и так, что на самом деле отбор людей, достойных продолжить свою жизнь на планете иной, идёт всё-таки на земле по каким-то неведомым мне признакам, а может быть, тут и то, что Бог-Отец настолько нас любит, что в самый последний момент предотвратит нашу гибель и спасёт нас от самих себя. Не смею возражать. Тем более, что образумить этим эссе не только необходимое в данном случае большинство, но даже и нескольких, близких мне по духу, людей, я не надеюсь. И если даже Высшая Сила не может с помощью Учителя и Утешителя нейтрализовать поднявшийся уже во весь рост фашизм, — а военный путь его усмирения и искоренения, если представить нам мировую войну против фашизма, грозит миру полным уничтожением, — что же может тут со всем этим поделать никому не известный философ-одиночка?

 

X
Загрузка
DNS