Комментарий |

Дом врат

Начало

Окончание


31

Потаскушка у катулла,
У хань–юя – Бог и дух.
У меня в саду два стула
И опять огонь потух.

Темнота, застыли липы,
Ветви, что-то бормоча,
Как скаженные прилипли
К коже правого плеча.

Где-то плачется кукушка,
Лай лисицы молодой,
А в руках пивная кружка
С газированной водой.

И такая в сердце вера,
Что привстань и ты взлетишь…
Но всему присуща мера
На краю отвесных крыш.

20 июля 2007


32 Передышка, остановка, Незатейливый привал. Может, рим или каховка, Или витебский вокзал. Посижу в тени и лени, В церковь местную зайду. Встану в угол на колени, Возле грешников в аду. Посочувствую немного, За несчастных помолюсь. И с надеждой, Слава Богу, В мир оставленный вернусь. Сяду в поезд, в сердце – вера. Быт привычный и земной. Ну а те костры и сера Где-то тают за спиной. Бейт Шаарим 24 июля 2007

33 Предупреждение, наказание, Искупление или что, Или что немеет названия В эту жизнь наугад пролито? Что за магма, металл расплавленный, Что за воздух огня горячей, Это мир, мне как чудо явленный, Только мой и больше ничей. Чей проект это, Боже праведный, Чья затея, какой исход, Этот век на удачи скаредный, Как на счастье не щедрый год. Чем одаришь и что отнимется, Будет жить невзначай легко? Или жизнь, как кувшин, опрокинется, В землю выльется, как молоко, Растечется, иссякнет, бедная, Растворится, сойдя на нет. Лишь останется чурка медная, Подтверждая земной ответ… 10 августа 2007

34 Грачиный грай, убогое подворье, Прощальный свет, прощеные слова, И где-то там – мальтийское приморье, И где-то здесь – казенная москва. Как далеки холмы и буераки, И фризы стен, и арки, и мосты, Как близки вдруг развалины итаки И ватмана с рисунками листы. Зачем нести, что все равно уронишь, Где так конечен каждый материк, И где твой сон по имени воронеж, Что тяжелее кованых вериг? Опять дожди, и холода, и дымка Над бездной лет, отправленных в архив. Ни профиля, ни прочерка, ни снимка, А только факт, что веруешь и жив. И вот еще, к насущному в придачу, Любить дано замысловатый быт. И то еще, что очень редко плачу Над вымыслом, который был открыт. 25 августа 2007

35 У страха красивые лица, И временны их имена, Пора бы в молитве забыться И в сумраке краткого сна. Пора бы тревожные речи Разбавить тяжелым вином. Я ставлю на мраморе свечи В заброшенном доме пустом И, прошлого дней не итожа, Я справа налево пишу: Прости меня, господи Боже, За все, что еще совершу. 4 сентября 2007

36 Нераскаянный грех, не отмоленный грех, Не разгадана суть самого бытия, Среди суетных дел и веселых утех Продолжалась бы жизнь безмятежно моя. Но под выдох судьбы, что пришла наугад, Я пойму – не пойму осторожно вину, И построю свой дом, и возделаю сад, И оставлю другим и вино, и войну. И молясь наугад, и покорно служа Тем, пред кем был виновен в невольном пути, Я смирюсь, наконец, перед правом ножа Искупления путь начертать во плоти. 5 сентября 2007

37 Что я понял, выйдя за грани Единственного бытия, Что там, еле видим в тумане, Похожий и все же не я. Тот, кто теченье леты Провел ножом по груди, Не верит больше в приметы, Которые впереди. В стеклянном окошке лица, Ребенка расплывчатый свет, Как будто прошлое снится, Которого больше нет. И ты – меж двумя берегами Беспамятства и небытия, Где время считают веками, Жизнь из соломы вия. 10 сентября 2007

38 Ножи положены в чехлы, И память видит сны, Где ветви ветреной ветлы Легки и зелены. Плывет воздушная кровать Поверх берез и дат, И сердце, кажется, опять Надежно как солдат. Рука сильна и нетверда, Движения просты, И дней проходит череда, За сутки – две версты. Лечу куда-то наобум, И безогляден путь, И сердце понемногу ум Перемещает в грудь. 14 сентября 2007

39 Построй очаг и стены возведи, Зажги огонь и жертву принеси. И все равно, что будет впереди При свете веры: Господи, еси. Зажги звезду, повесь ее в ночи, И свет луны направь на отчий дом. И с кем-нибудь недолго помолчи О самом сокровенном и былом. Сложи из слов молитву, наконец, И помолись, простертый долу ниц, Под тихий звон неслышимых колец, В одной из умирающих столиц. Не жди ответа, отзвука, молвы, Смирись, что мир и сам нуждается в тепле, Что жизнь и смерть просты и не новы, И так же неизбежны на земле. 16 сентября 2007

40 Я мыслить волей боле не могу, Могу, не понимая, рассуждать. Но я живу на этом берегу, Где должно чуда безнадежно ждать. Но я живу на этом берегу, Где боли прост невыносимый код, И бедный разум, верного слугу, По клавишам потусторонних нот Гоняю милосердно, как могу. Он так высоко где-то надо мной, И выше мысли нынче только Бог. Я виноват всевышнею виной, За то, что я ее не уберег. Темны глаза как ветви на снегу, Лишь голоса стучатся в прежний дом. И значит я на этом берегу, На этом берегу, не на другом. 18 сентября 2007

41 Благодарю за божий дар – Дышать и видеть свет, За то, что я еще не стар, Что смерти в мире нет. Благодарю за твой словарь, Вселенский человек, За твой глагол, за твой букварь, За то, что длится век. Благодарю за ток слезы, За птичий легкий свист, За все омеги и азы И за осенний лист. Благодарю за шелест дней По колее времен, За то, что жизнь еще родней, За то, что здешен сон. За щедрость быта бытия, Что в помысле горю, Еще из древней веры я За жизнь благодарю. 18 сентября 2007 г.

42 Возвращение в жизнь – непростая работа, В темноте различать на бумаге слова, И постичь, как звучит музыкальная нота, В шуме боли сплошной различима едва. Как рифмуется бах с кровоточием плоти, Как созвучен катулл новизне жития, В каждой малой своей и единственной йоте, Где живет в полувздох только сущность твоя. Так трудись наугад, неразумный оратай, Поднимая пласты позабытых забот. В этой жизни, до слез мелочами богатой, От исчерпанных слов до подержанных нот. 24 сентября 2007

43 Вот и перевал, и, слава Богу, Жизнь и быт. Вздохнули и пошли. И опять продолжили дорогу Посреди не боли, а земли, Где просты беспечные заботы, Где надежно живы ты и я, Где, согласно выделенной квоты, Мы имеем место бытия. Что за место, знаю не наверно, И зачем, я внятно не скажу, Но скажу, что тяжело и скверно Подходить к земному рубежу. Оставляя чистые тетради, Не сказав положенного в срок, Что живем в последнем цареграде, Окнами на взорванный восток, Где в чаду азийского простора Различима мысль не наугад, Что разрушат, все-таки, не скоро Наш приют – последний цареград. Ночь 25 сентября 2007

44 Зарастают раны, в памяти – пробел, Поднебесье птицы меряют крылом, Ничего, что воин дрался, как умел, Все же воротился в неостывший дом. Все же взял лопату, посадил цветы, Даже канарейку накормил зерном. И опять в тенетах будней маяты Занялся обыденным праведным трудом. Кошка лижет лапу, пес рычит в саду, В ловле праздной белок проявляя прыть. А ведь мог мой воин горевать в аду, Видно, Бог подумал, и оставил жить. 12 октября 2007
Последние публикации: 
Дар (17/09/2009)
Дом врат (16/01/2008)
Дом врат (14/01/2008)
Дом врат (27/12/2007)
Дом врат (25/12/2007)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS