Комментарий | 0

Об одном стихотворение Олега Чухонцева

 

Олег Чухонцев

 

 

 
Не разгадать загадку жизни и смерти, про которые Ряшенцев написал: "А жизнь и смерть – вообще одно и то же! – не разгадать…"
 
Начинается высокий, мощный гул стихотворения О. Чухонцева:
 
...и дверь впотьмах привычную толкнул,
а там и свет чужой, и странный гул -
куда я? где? - и с дикою догадкой
застолье оглядел невдалеке,
попятился - и щелкнуло в замке.
И вот стою. И ручка под лопаткой.
 
Стихотворение мерцает таинственно, разворачивая свою панораму, и вот – кто не мечтал о встречи с ушедшими, не представляя пространства того света, пусть и описанные в мистических трактатах, но – сколько ни представляй, ни читай - не получишь этого в ощущениях, не получишь…
 И вот – родные собраны, они снова живы, или ты – снова умер: ведь жизнь и смерть вообще одно и то же:
 
А рядом шум, и гости за столом.
И подошел отец, сказал: - Пойдем.
Сюда, куда пришел, не опоздаешь.
Здесь все свои. - И место указал.
- Но ты же умер! - я ему сказал.
А он: - Не говори, чего не знаешь.
 
И Высоцкий вдруг вспомнится: В гости к Богу не бывает опозданий…
 …в месте злачном, в месте зычном: но молитва не звучит, а разворачивается монументально стихотворение Чухонцева:
 
Они сидели как одна семья,
в одних летах отцы и сыновья,
и я узнал их, внове узнавая,
и вздрогнул, и стакан застыл в руке:
я мать свою увидел в уголке,
она мне улыбнулась как живая.
 
Как живая – ключевое понятие; тут смешано всё – интенсивные круги лирического порыва, неистовство земной метафизики, небесное пространство, конкретика бытия.
Тут все поёт – или идёт выше и выше органной музыкой.
 Тут – нет счастья, тут нечто высшее – прозрение, попадание в реальность, надстояющую над нашей.
Потому и звучит стихотворение, не ветшая.
…звучит и страшными ритмами, смыслами, мыслями:
 
И я сказал: - Не ты со мной сейчас,
не вы со мной, но помысел о вас.
Но я приду - и ты, отец, вернешься
под этот свет, и ты вернешься, мать!
- Не говори, чего не можешь знать,-
услышал я,- узнаешь - содрогнешься.
 
Сколь условно всякое наше знание – подсказывает опыт, но он не подскажет, что и как видно под углами иных измерений, а стихотворение – именно о них: неизведанных, тайных, как путешествие Алисы по зазеркалью.
 
И всех как смыло. Всех до одного.
Глаза поднял - а рядом никого,
ни матери с отцом, ни поминанья,
лишь я один, да жизнь моя при мне,
да острый холодок на самом дне -
сознанье смерти или смерть сознанья.

 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS