Комментарий |

Vita Brevis

– Да чепуха это все!.. – сказал Руперт Моховой Бок.

С утра гости бродили по замку, рассматривая богато убранные комнаты,
спускались в подвал, где за тoлстыми железными решетками
томились десятки пленниц.

– Среди них три принцессы, дюжина графинь и герцогинь, а уж баронесс
и не сосчитать,– гордо выпячивая грудь, сообщил Кор
Ужасный.

Посетили гости и самое глубокое подземелье, где были заточены
рыцари, что пытались освободить прекрасных дам, но вместо лавров
победителя, получили железный ошейник, на вделанной в стену
цепи. Драконам очень понравилось рассматривать недругов в
цепях, и они долго возились у зарешеченного отверстия в стене,
ругаясь и отталкивая друг друга, но затем какой-то рыцарь
плюнул и попал прямо в желтый глаз Клига Огненного. Клиг,
рассвирепев, начал ломиться через решетку и орать, что сейчас
всем здесь станет тошно, остальные его насилу успокоили.
Разошедшийся Клиг был ужасен, раз дохнув огнем он мог прожечь
замковые ворота (что уж говорить о драконьей шкуре). Так что
все заметно повеселели, когда он прекратил выпускать дым из
ноздрей и позволил увести себя от злополучного отверстия.

На радостях Кор даже разрешил гостям полюбоваться своей
сокровищницей через окошко из горного хрусталя. Как поспешно похвалился
хозяин, на окошко наложено заклинание самим Валтасаром, но
это не помешало каждому гостю втихоря попробовать свои чары.
Лишь убедившись, что добраться до драгоценностей невозможно,
драконы стали рассматривать диадемы, кубки, перстни и
монеты через окно. Лишь к полудню все сильнее нервничающий хозяин
сумел оторвать гостей от созерцания чужой собственности и
отвел их в зал, где слуги-хнумы приготовили столы для
пиршества.

Уже в пятый раз очищались блюда от разнообразной дичи, и хнумы
торопливо подносили новую снедь. В десятый раз осушались кубки за
прошлые и будущие победы, и вторая голова Зива Многоглавого
уже стала выяснять у третьей действительно ли ее уважают; в
пятнадцатый раз любезный хозяин расписывал свои подвиги по
сокрушению очередного рыцаря, а гости согласно кивая и
чавкая, хвалили его храбрость и гостеприимство. И тут Руперт
Моховой Бок сытно рыгнул и сказал:

– Да чепуха это все!

Кор Ужасный, живописавший в этот момент, как он рушил стены замка
Фогстон, недовольно зыркнул на разговорчивого гостя, и,
возможно, именно поэтому упустил нить рассказа. Подхватить нить
ему помешал Олго Длинный Язык, хмуро поинтересовавшийся у
Мохового Бока:

– Что чепуха?

Длинный Язык не любил Руперта. Да и как он мог его любить если все
не получалось отобрать у соседа Толвудский лес, кишащий
кабанами и косулями. Старый Моховой Бок, хоть и получил свое
прозвище за то, что днями валялся в тени у замшелых стен своего
замка, но узнав о нарушении границ очень даже резво налетал
на обидчика. Примерно раз в год он лупцевал посягающего на
чужую собственность Олго, и тот ковылял в свой замок
залечивать раны физические и моральные. Последние залечивались
значительно труднее. Но со времени последней порки год уж прошел,
и Длинный Язык снова начинал чувствовать уверенность в
себе.

– Да то,– сказал Моховой Бок, ковыряя когтем в зубах.– Все это яйца
выеденного не стоят.

Желтая с золотым отливом чешуя Кора Ужасного покрылась пятнами
болотного цвета: сначала прервали на самом волнующем месте, а
теперь говорят – чепуха?! Не будь Моховой Бок вдвое больше, Кор
нашел бы что ему ответить, уж будьте уверены!

– И-етто почему же?– спросила третья голова Зифа Многоглавого. Она
уже лежала на столе с трудом держа открытым левый глаз.

– Рыцари, замки, принцессы,– объяснил Руперт,– это ерунда. Детский
сад, хвостик бантиком. Вы бы попробовали связаться с магом
или хотя бы с пророком.

– Да кого вы слушаете?– снова высунулся Олго.– У него же мозги от старости высо…

– Ты бы захлопнул пасть,– незлобиво посоветовал Руперт,– а то ведь
можно и совсем без языка остаться.

Олго вскипел. Но прочие гости радостно захихикали и чтобы сохранить
лицо Олго пришлось срочно делать вид, что он ничего не
расслышал.

Длинным Языком Олго стал после встречи с сэром Оливером из Узкой
Лощины (серафима ему на лысину!). Как-то тот подъехал к пещере
Олго (тогда еще жить в замках не стало у драконов модным) и
вызвал его на бой. Уверенный в победе, Олго слишком часто
щелкал …э-э… пастью в непосредственной близости от сэра
Оливера и дощелкался – рыцарь осек ему мечом кончик языка.
Подраненный Олго, завизжав, скрылся в пещере, а сэр Оливер,
рассудив, что на сегодня хватит с него геройства, спешно отбыл в
направлении Узкой Лощины.

Олго, разглядев в фамильное зеркало какой урон его красоте нанес
благословенный рыцарь, не на шутку рассвирепел и, наложив на
рану заклинание останавливающее кровь, понесся следом за
обидчиком. Едва сэр Оливер, не забывавший оглядываться, обнаружил
летящего следом дракона, он спешился, начертал на земле
некие руны, после чего скрестил руки и стал терпеливо ожидать.
Олго отважно спикировал на негодяя, но был отброшен магией и
шлепнулся на землю, как птенец, выпавший из гнезда.
Впрочем, возможно, все-таки не какой-нибудь птенец, а орленок.
Рыцарь (сто ангелов ему в печенку) где-то раздобыл сильное
защитное заклинание и пока Олго бился в невидимую преграду, как
очень большая муха о стекло сэр Оливер демонстрировал ему
разные части тела, начиная с пальца, заканчивая,… в общем,
разные части тела. Наконец, убедившись, что ничего не выйдет,
дракон нагадил из поднебесья на сэра Оливера и его руны (к
сожалению, защитное заклинание сработало и в этот раз) и
полетел домой. Сэр же Оливер отправился в свою Узкую Лощину,
считая своим долгом ославить Олго в каждой попадавшейся таверне.

– Рыцаря пополам перекусить или замок сровнять с землей ни ума, ни
хитрости не надо,– продолжал Руперт.

– А вот я ...– начал было Дин Ушастый.

– Не перебивай, когда старшие беседуют, – осадил племянника Моховой
Бок. Ушастый был очень юн – ему лишь недавно разрешили сесть
за стол со взрослыми – так что, хотя он был совсем не глуп,
его мнение никого не интересовало.

– Вот я и говорю,– вел далее Руперт,– что справиться с кудесником
нам не под силу – кишка тонка.

– Не расписывайся за всех,– встрял Длинный Язык,– у тебя, может, и
тонка, а я любого в бараний рог скручу!

– Может так оно и есть – неожиданно кротко согласился Моховой Бок.–
Тут неподалеку живет один святой продро… пророк, то есть. Он
многим из нас как лишай на хвосте. По деревням ходит, народ
баламутит. Предсказывает всемирное похолодание и мор
драконий...

– Я вот хочу...– опять заговорил Дин Ушастый.

– Помолчи,– оборвал его Руперт.– Так как, Олго, возьмешься извести старика?

– А чего б и не взяться?– расхрабрился Олго.– Кто таков?

– Тионар из Локеты.

(Продолжение следует)

Последние публикации: 
Vita Brevis (28/04/2008)
Vita Brevis (23/04/2008)
Я живу хорошо (16/04/2008)
Я живу хорошо (14/04/2008)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS