Комментарий | 0

Объяснение фактов ускорения и замедления времени

 

 

 

В качестве преамбулы отметим, что сами факты ускорения и замедления времени указывают на его двойственность: в одном – общем, или внешнем – времени всё живое как бы располагается, в другом – собственном времени, способном замедляться или ускоряться, каждое живое существо получает относительную самостоятельность.

По крайней мере, собственное время зависит от конкретного живого существа, так как, в частности, обморок или смерть являются для него соответственно временной или постоянной потерей собственного времени.

Раз собственное время может замедляться и ускоряться, то получается, что каждое живое существо может воздействовать на него; другими словами, оно его бессознательно или сознательно способно формировать, а не просто находиться в нем.

Если вдруг исчезнет «внешнее» время, то пропадут условия для существования всего живого, и напротив, полное отсутствие живых существ приведет к исчезновению их собственного времени, без которого «внешнее» время переходит в разряд небытия, поскольку его некому воспринимать. Иначе говоря, друг без друга оба вида времени не существуют, а обеспечивают их наличие живые существа, то есть сознание.

С незапамятных времен время на Земле людьми отсчитывалось в соответствии с периодическими процессами, связанными с вращением планеты вокруг своей оси – полный оборот происходит за сутки – и с вращением Земли вокруг Солнца – полный оборот происходит за год.

С точки зрения физики эти периодические смены, идущие последовательно, создают поступательный ход событий, или время, в котором мы живем, то есть время в физике считается формой протекания тех или иных процессов, или условием возможности изменений.

Таким образом, до сих пор считается, что мы живем в некоторой внешней последовательности событий с практически не меняющимся временным потоком, в рамках которого все процессы, включая и самые сложные, не оказывают никакого влияния на однообразный, непрерывный и постоянный «ход» времени.

То, что такой подход к понятию времени не вполне адекватен, показал в специальной теории относительности Эйнштейн.

Дело в том, что в наших – земных – условиях это «внешнее» время действительно остается практически неизменным, то есть при сравнительно низких скоростях движения таких макроскопических объектов как человек на Земле заметить эти изменения невозможно. К этим условиям прежде всего относятся следующие параметры скорости движения системы нашего проживания: линейная скорость движения любой точки Земли на экваторе (наибольшая осевая скорость) составляет около 0,5 км/сек, а на орбите вокруг Солнца – около 30 км/сек.

Альберт Эйнштейн же показал зависимость времени от скорости движения объекта: время для объекта, на котором находится наблюдатель, замедляется с ростом скорости объекта, что становится особенно заметным для него на скоростях, близких к скорости света (300000 км/сек).

Это означает, что время, как форма протекания тех или иных процессов, в принципе, может меняться в зависимости от тех или иных условий.

То есть общая концепция неизменности времени оказывается, по крайней мере, сомнительной, что, с другой стороны, подтверждается изменением времени не только для каких-то физических объектов, но и для живых существ с изменением условий, в которых они находятся.

В частности, известно, что темп жизни и, следовательно, ее продолжительность в рамках астрономического, или календарного, или «внешнего» времени может различаться для множества видов живых существ в десятки, сотни, тысячи и миллионы раз.

Если человек живет около 70 лет, доживая иногда до 120 лет, то колибри или мышь – всего несколько лет, доживая в среднем соответственно до 4 и 8 лет; мадагаскарский таракан—черепашка живет около 7 лет, а продолжительность жизни бабочки Соленобия из семейства Мешочницы составляет всего несколько минут.

Моллюск – европейская жемчужница живет около 250 лет, до этого возраста доживают и крупные черепахи, антарктические губки и черешчатые дубы доживают до 1500 лет, секвойи – до 2000 лет.

Однако объяснить факты изменения «хода» (темпа) времени как для различных видов живых существ, так и для конкретного человека в определенных обстоятельствах в виде его замедления или ускорения, тогда как часто для соседей того же человека «ход» времени не меняется, изменением каких-то физических параметров, как это удалось показать Эйнштейну, не получается, хотя реальные факты подобного изменения налицо.

Приведем наиболее известные из них.

Более быстрое «течение» времени явственно ощущается каждым человеком в старости, если, конечно, он до нее доживает. В частности, старики с удивлением замечают, что они за день (сутки) не успевают сделать то же самое, что удавалось им в более ранние годы. Время для них как бы ускоряет свой ход: обычные дела уже не укладываются в привычные рамки, многое приходится перекладывать на «завтра». И разница их собственного –изменившегося – времени в течение суток с «внешним» временем суток, то есть потеря времени, может составить до трех-четырех обычных часов. Кроме того, старики замечают, что их реакция на внешние сигналы часто запаздывает. Поэтому им становится затруднительно водить автомобиль, речь собеседника или телекомментатора все чаще не доходит до их сознания, хотя сам по себе их интеллект по степени сообразительности может и не претерпеть существенных потерь.

Также уже всем известно, что насыщенные делами и заботами дни проскакивают незаметно, тогда как дни безделья, или «пустые» от дел дни тянутся нескончаемо, так же как замедленно течет время для заключенного в одиночной камере, где ничего не происходит.

Под известные законы физики эти факты не подпадают, а психологи пытаются обозначить их кажущимися или чисто субъективными.

Известны также попытки свести эти явления к энергетическим, химическим или вовсе мистическим факторам, что может только посмешить более-менее образованную публику.

Кроме вышеуказанных фактов явственного, но необъяснимого до сих пор, ускорения или замедления хода собственного времени каждого человека в зависимости от рутинной ситуации, известны и описаны во многих источниках сравнительно редкие факты изменения хода собственного времени человека, встречающиеся, как правило, в экстремальных случаях.

В различных источниках описаны военные эпизоды, связанные с уклонением некоторых солдат от стрел, пуль, осколков снарядов, мин, летящих со скоростью 100 – 150 м/сек.

Все солдаты, прошедшие этот феномен, рассказывают о нем так: происходит кратковременное визуальное замедление движения стрел, пуль или осколков настолько, что за ними можно было следить и уклоняться от них.

В частности, солдат Ф. Н. Филатов в течение мгновения взрыва снаряда недалеко от него впал в состояние, в котором мгновение взрыва «растянулось» настолько, что он увидел, как по корпусу снаряда бегут огненные трещины, металл растрескивается и медленно разлетаются осколки [1].

Время любого живого существа, в частности, и человека, как это ни покажется странным по сравнению с догматическими воззрениями современной науки, которая объективизирует его в качестве обрамления им протекания тех или иных процессов, в действительности есть информационный процесс, в ходе которого материальные объекты распознаются сознанием сканированием им окружающего имеющимися в его распоряжении средствами (органами чувств в сочетании с обрабатывающими центрами).

Поступающие в сознание, точнее, в соответствующие центры его носителя, от органов чувств импульсы (пакеты информации) содержат закодированные сведения о материальных объектах, которые сознание оказалось способным идентифицировать. Эти сигналы сливаются в сознании в картину непрестанно меняющегося окружающего, поскольку пауза между поступающими друг за другом импульсами нивелируется в сознании живого существа за счет определенной длительности обработки каждой порции информации и возникающей тем самым задержки, делающей для сознания непрерывным дискретный процесс поступления информации (порог восприятия).

Если исходить из этого положения, то скорость течения времени для каждого индивидуального человеческого сознания зависит от объема информации (количества и содержания информационных пакетов), поступающей в обрабатывающие центры организма человека, и от скорости обработки поступающей информации в этих центрах [2, гл. 1.3].

В обычных условиях для каждого человека его собственное время «течет» ординарно, не меняя своего хода: он фиксирует его в соответствии с такими внешними факторами как часовая стрелка, движение солнца по небосводу и прочие периодические явления.

Тем не менее, собственное время человек создает сам – как бы параллельно внешним циклическим изменениям или как бы вкладывая его в это «внешнее» время, тогда как все события первоначально происходят в собственном времени человека. Но в силу их текучести и вынужденного сопоставления этих событий с «внешним» временем, в человеческом сознании производится автоматическая привязка их к этому «внешнему» времени, которое каждый человек считает единственным и неизменным, хотя действительность каждый день это опровергает.

Само по себе «внешнее» время является отражением фиксации человеком в его настоящем независимых от него, недоступных для него изменений материальных объектов, то есть оно есть внешнее обрамление его жизни.

Иначе говоря, живя в собственном времени, человек вместе с тем находится в рамках общего времени, которое он расценивает как внешнее и объективное для него, против чего не возражает до сих пор и современная наука.

Что касается непрерывности времени, то иллюзия плавного течения времени создается тем, что сознание человека в силу его физиологических особенностей не способно заметить импульсного характера поступающей информации.

Общий информационный пакет для каждого мгновенья проходит к нейронам мозга от разных органов человека в виде последовательностей нервных импульсов, в каждом из которых заключена соответствующая информация. Скорость распространения нервных импульсов колеблется в интервале от 1 м/сек до 120 м/сек. Частота и характер последовательности импульсов, несущих, в частности, зрительную информацию, зависят от интенсивности и спектрального состава света, а величина и длительность отдельного импульса не зависят от природы и силы раздражения.

Непосредственно после генерации импульса нервное волокно находится в, так называемом, рефракторном состоянии и не может быть возбуждено вновь в течение 1-2 миллисекунд, то есть нервное волокно в состоянии проводить нервные импульсы с частотой не выше 500 герц. Длительность самого импульса, проходящего по нервному волокну, составляет доли миллисекунды в каждом «мгновении», что близко к времени задержки, то есть длительности восстановления нервного волокна (рефракторное состояние).

Пауза между нервными импульсами, содержащими информацию, означает, что они не идут непрерывно. Однако эта пауза находится ниже порога ощущений и поэтому не попадает в сознание: в частности, движущаяся картинка для сознания человека обеспечивается интервалом между прогоняемыми последовательными «кадрами» около 0,04 секунды, что и составляет указанный порог. Его длительность, как видно, более чем на порядок превышает длительность паузы. Поэтому образующиеся дискретные последовательные мгновения собственного времени человека, заключающие в своей последовательности все картины и все события жизни для человека, сливаются в непрерывный, неразделимый поток в его сознании.

Вот тут, в этом процессе и возникает само собственное время человека, которое он бессознательно заменяет внешним периодическим временем, хотя на самом деле источником его собственного времени (его «настоящего») является он сам, тогда как источником «внешнего» (общего) времени является единое сознание [2, гл. 1.2].

«Настоящее» человека, или его собственное время есть условие для внесения им изменений в окружающее, при котором он сам, частично инстинктивно, автоматически, частично сознательно отбирает из среды, которая может быть бесконечно разнообразной, только те сведения, которые поддаются расшифровке его ощущениями, действующими совместно с обрабатывающими центрами организма, или информацию.

Это условие можно назвать собственным временем человека потому, что в нем последовательно возникают сформированные им самим – его органами чувств и обрабатывающими центрами – мгновения в виде движущейся картины окружающего, в которой происходят события, а он может принимать в них непосредственное участие, что и составляет его жизнь.

Если обратиться к истокам, то время в голографической проекции, являющейся основанием бытия, в виде раздельных длительностей позиций обновления создает возможность для образования текущего плавного времени с движением, пространством и вещами вследствие «сцепления» позиций обновления в каждом индивидуальном сознании, «разрыв» между которыми (позициями обновления) сознание в виде живого существа не воспринимает, представляя себе сливающиеся тем самым голографические частотные копии в виде тех или иных известных нам вещей и явлений.

То есть то, что мы полагаем реальностью, миром, движущимися предметами возникает для любого живого существа вследствие «сцепления» позиций обновления в каждом индивидуальном сознании, представляя его «настоящее». Причем окружающее незаметно для сознания живых существ возникает заново каждый последующий момент слегка измененным, составляя в совокупности моментов движение подобно кинофильму на экране.

Таким образом, собственное время человека есть информационный процесс, представляющий собой копирование изменений материальных объектов, окружающих человека, в виде необратимой последовательности дискретных, несущих информацию длительностей, сливающихся в сознании в картину непрестанно меняющегося окружающего» [2, гл. 1.3].

При этом необходимо отметить, что темп собственного времени различных видов живых существ, которое «вписано» в кажущееся неизменным внешнее земное время, может существенно отличаться: для бабочки-однодневки жизненный цикл укладывается в день, для некоторых микробов – в секунды и минуты, а секвойи живут более тысячи лет.

Считается, что в основном продолжительность жизни зависит от скорости обмена веществ, которая определяется жизненной стратегией (отбором): с высокой плодовитостью можно не заботиться о потомстве – в этом случае продолжительность жизни невелика; и наоборот.

Тем не менее, здесь отсутствует объяснение самого механизма, обеспечивающего столь различные по календарной продолжительности жизненные циклы видов живых существ.

С позиции представления собственного времени живых существ как процесса получения и обработки данных от объектов внешней среды, или, другими словами, как информационного процесса, представляющего изменение материальных объектов через необратимую последовательность дискретных мгновений, сливающихся внутри сознания живого существа в непрерывный поток, существенно неодинаковая продолжительность жизни различных видов живых существ объясняется различной скоростью обработки информации в соответствующих центрах организмов, производной которой является скорость обмена веществ. Само же календарное или общее, или внешнее время для всех существ на планете с разным темпом жизненного цикла остается практически неизменным.

Известны примеры изменения скорости «течения» собственного, или «настоящего» времени – его ускорение и замедление – для конкретных групп людей и отдельных людей. При этом обычное (внешнее, или общее) время не меняет своего хода.

Это странное и необъяснимое как для самих людей, так и для науки явление вполне поддается объяснению с позиции представления собственного времени человека (любого живого существа) как информационного процесса, в ходе которого скорость «течения» времени для каждого индивидуального человеческого сознания, или его собственное время, зависит от объема информации, поступающей в обрабатывающие центры организма человека и от скорости обработки поступающей информации в этих центрах.

Таким образом, изменении скорости «течения» времени для конкретного человека, или его собственное время, можно квалифицировать как изменение объема обрабатываемой его центрами информации или изменение скорости ее обработки, что не имеет прямого отношения к «внешнему» времени, хотя каждый человек полагает внешнее, как бы окружающее его, время, единственным видом времени. Поэтому фактор изменения хода собственного времени, о котором он не ведает, человек считает чудом или совершенно необъяснимым феноменом.

Изменение «течения» времени, обусловленное снижением скорости обработки поступающей информации, проявляется в его более быстром «ходе» в старости, которое явственно ощущается каждым человеком, доживающим до этих лет.

Дело в том, что общее старение организма сказывается и на отделах мозга, ответственных за обработку информации, поступающей от органов чувств: они подвергаются склеротическим и прочим изменениям, затрудняющим их работу, в результате чего в пожилом возрасте тот же объем информации обрабатывается все медленнее за сутки по сравнению с молодыми годами. Это может «съедать» до шестой части собственного времени пожилых людей, хотя течение «внешнего» времени, составляющего 24 часа в сутки, остается неизменным, и для людей среднего возраста оно практически совпадает с их собственным временем.

Сами старики с удивлением замечают, что они за день не успевают сделать то же самое, что удавалось им в более ранние годы. Время для них как бы ускоряет свой ход: обычные дела уже не укладываются в привычные рамки, многое приходится перекладывать на «завтра».

Данный факт ускорения собственного времени человека можно квалифицировать как следствие снижения скорости обработки примерно одинакового объема, поступающей за каждый день информации, что эквивалентно росту объема поступающей информации при потере обрабатывающими центрами своей эффективности.

Ускорение времени происходит и при обратной ситуации, когда скорость обработки информации практически остается постоянной, но объем поступающей информации за определенный период увеличивается.

В частности, содержание информационных пакетов за определенный отрезок «внешнего» времени может существенно меняться: зримым примером этого обстоятельства являются насыщенные – с получением новой информации – делами и заботами дни, которые проскакивают незаметно. Соответственно увеличению объема информации происходит уплотнение времени.

По сравнению с днями, насыщенными разнообразными потоками информации дни безделья, в частности, в одиночной для заключенного камере, где ничего не происходит, кажутся бесконечными без общения хотя бы с другими заключенными, что предполагает суровость наказания помещением в карцер. В подобных случаях содержание информационных пакетов практически не меняется. Соответственно снижению объема поступающей новой информации происходит своего рода «разжижение» собственного времени человека, от замедления которого можно «спастись», разве что глядя на движущуюся стрелку часов.

Информация тем самым составляет собственное время человека каждый день, являясь, по сути, содержанием его жизни.

Существенное изменение информационных потоков для него означает коренные жизненные перемены, ведущие и к изменению его самого.

Поэтому человек инстинктивно стремится, как минимум, удерживать информационные потоки в новостном русле, занимаясь каждодневными разнообразными делами, в основном на рабочем месте, даже если эта работа ему не интересна; человек стремится узнать новости из разных источников, даже если они его непосредственно не затрагивают; он общается с друзьями, членами своей семьи и т. д. Потеря основных каналов информации вследствие болезни, отставки, развода, безработицы и т. п. означает для каждого человека истинную катастрофу, часто практически равноценную потере жизни.

В разнообразной документальной литературе случаев замедления времени описано достаточно, но самые рельефные встречаются только в экстремальных ситуациях и происходят лишь с некоторыми людьми, квалифицируясь ими самими, как чудо.

Самыми распространенными и документально зафиксированными являются военные эпизоды, связанные с уклонением некоторых солдат от стрел, пуль, осколков снарядом, мин, летящих со скоростью 100 – 150 м/сек.

Солдаты, прошедшие этот феномен, описывают его так: происходит кратковременное визуальное замедление движения стрел, пуль или осколков настолько, что за ними можно было следить и уклоняться от них.

Официальной наукой это явление замалчивается, поскольку для нее оно остается непонятным, то есть не подпадающим под действие известных законов физики.

С позиции же представления времени как информационного процесса, осуществляющегося сознанием через органы чувств, скорость обработки того же объема информации в человеческом организме может возрасти на порядок, если человек в результате персонального стресса или сосредоточения по известной ему методике или интуитивно сумеет кратковременно переключить большую часть центров, обычно управляющих обменом веществ, кишечником, обонянием, осязанием, слухом, например, к обработке соответствующими отделами головного мозга визуальной информации, связанной с полетом пули.

Тем самым возникает возможность существенного, но кратковременного из-за необходимого возврата подключенных – иных по функциональной принадлежности – центров к обработке визуальной информации, замедления собственного времени данного индивида уже вследствие многократного повышения скорости обработки того же объема информации в человеческом организме, производящего резкое ускорение реакции человека на происходящее, сказывающегося по его зрительным ощущениям в замедлении в несколько раз времени полета пули: пуля становится для данного субъекта видимой и сравнительно медленно летящей, вследствие чего появляется возможность уклониться от нее. Остальные соседи данного субъекта слишком быстрый для глаза полет пули не фиксируют, так как их сознание в виде собственного времени не меняется по отношению к "внешнему" времени.

Данный процесс ускорения обработки информации человеком с соответствующим замедлением собственного времени для него противоположен ускорению собственного времени стариков в результате снижения скорости обработки соответствующими отделами мозга поступающей каждый день информации, то есть замедление реакции стариков на происходящее производит эффект заметного сокращения дневного времени для них, но вместе с тем дневное астрономическое (внешнее) время остается практически совпадающим с собственным временем людей среднего возраста.

Кстати, заметим, что в данных феноменах проявляется зависимость, производность движения, как такового, от времени, и, в свою очередь, зависимость времени как процесса обработки информации от сознания, которое в основном посредством мозга как раз занимается подобной обработкой.

Скорость перемещения стрелы или пистолетной пули составляет 100-150 м/сек и, естественно, человек зафиксировать траекторию ее движения в обычном состоянии не может. Если же скорость обработки того же объема поступающей визуальной информации возрастает на порядок, увеличивая на это же значение скорость реакции человека на внешние явления, то соответствующее замедление его собственного времени снижает в восприятии человека скорость движения пули до 10 метров в секунду. В этом случае человек вполне способен среагировать на ее движение.

То же относится и к уклонению от разлетающихся осколков при взрыве гранаты или мины, скорость разлета которых составляет около сотни метров в секунду.

Для остальных людей, не владеющих «искусством» подключения дополнительных центров организма к обработке в данном случае визуальной информации, естественно, никакого изменения «течения» собственного времени не происходит.

Так что чуда тут нет, но есть необходимость мгновенного подключения всех «компьютерных» ресурсов организма, что случается крайне редко, поскольку зависит от индивидуальных особенностей организма человека и его реакции на стресс или опасность.

Данное замедление «течения» собственного времени для человека в 5 – 10 раз похоже отчасти на использование оператором методики киносъемки рапидом, при котором скорость движения ленты в кинокамере специально увеличивается, что соответствует большему объему фиксируемой на пленке информации за тот же интервал. В результате, при прокручивании снятого материала с обычной скоростью зритель наблюдает на экране перемещение объектов в десятки раз медленнее, и, в частности, он может увидеть полет пули, снятый рапидом.

Приведенные примеры ускорения и замедления времени относятся именно к конкретному субъекту сознания, который, пребывая в собственном времени, вместе с тем находится во «внешнем» времени. От «течения» последнего он может отклониться кратковременно при многократном изменении собственного времени, а сравнительно небольшие изменения собственного времени происходят практически каждый день в течение жизни в зависимости от меняющихся условий существования.

Астрономическое, или календарное время можно назвать внешним для каждого индивидуального субъекта сознания, поскольку оно как бы вмещает собственное время каждого субъекта.

Подобный феномен с собственным временем человека происходит потому, что оно формируется его собственными органами чувств и обрабатывающими информацию центрами, и, естественно, зависит от них, а «внешнее» время формируется уже не персонально им, а всей совокупностью живых существ через едино-множественное сознание [2, гл. 1.2, 1.3]. Это время является внешним для каждого индивидуального субъекта сознания, поскольку оно как бы вмещает собственное время каждого субъекта, и эти субъекты обычно не разделяют его с внешним, лишь иногда удивляясь их несовпадению, но не пытаясь это объяснить из-за отсутствия истинной базы для этого объяснения.

Таким образом, собственное время человека на сравнительно небольшой отрезок времени (несколько секунд) – из-за ограниченности ресурсов управляющих центров организма – может существенно замедляться благодаря временному совместному действию различных по функциональному назначению центров в помощь одному из них. Эти центры находятся в головном и спинном мозге, а также в кишечнике. Возможность приобретаемой на несколько секунд ускоренной реакции на воздействие окружения позволяет данному субъекту без потерь выйти из кажущейся безвыходной ситуации, поскольку окружающие его люди и прочие объекты функционируют в прежнем режиме обычного времени.

Для иллюстрации действий субъекта, который научился переводить себя в состояние замедления собственного времени, можно посмотреть американский фильм «Великий уравнитель», в котором главный герой, получая преимущества «растянутых» раз в десять всего лишь нескольких секунд «внешнего» времени, играючи расправляется с искусными вооруженными наемниками-профессионалами, как кошка с мышками.

Как бы то ни было, но все события для каждого субъекта сознания (его собственное время) непременно «вписаны» в рамки плавно текущего «внешнего» времени, в котором вращаются галактики, солнце всходит и заходит, за летом приходит осень, молодость переходит в старость, звезды «ходят» по небу – всё течет плавно и периодично. Хотя на самом деле и это «внешнее» время не остается неизменным: рано или поздно звезды выгорают, вселенные схлопываются, возникают снова и так далее – до бесконечности, создавая необходимый фон, точнее, условия для существования в бытии сознательных (живых) существ с их собственным временем.

Так что собственное время каждое живое существо формирует само при скрытом содействии единого сознания, а вся совокупность живых существ, представляющих индивидуальные сознания, формирует общее, или «внешнее» время, в котором пребывает каждое живое существо. В этом процессе проявляется единство всех живых существ, каждое из которых в своем сознании в своей основе – голографической проекции – совпадает с единым сознанием, и, наоборот, единое сознание проявляется в каждом индивидуальном сознании.

Другими словами, «внешнее» время, включающее в себя глобальное бытие, формируется всей совокупностью индивидуальных носителей сознания, каждое из которых совпадает с единым сознанием в своей основе – голографической проекции. Это «внешнее» время является необходимым условием (как бы домом) для существования единого сознания уже в разделенном виде – в качестве индивидуальных носителей сознания, представленных живыми существами, обретающимися в своем собственном времени, но в рамках «внешнего» времени, которое представляет единое сознание всей совокупностью живых созданий [2, гл. 1.2; 1.3].

Кроме приведенных выше фактов и явлений, весьма любопытны две предельные ситуации для собственного времени живых существ, то есть организмов-систем, обладающих сознанием.

Один предельный случай, относящийся к соотношению объема информации и возможностей принимающей его системы, состоит в сведении информационных потоков к минимуму или вообще – к прекращению поступления информации в систему.

Противоположным случаем в этом отношении является ситуация, когда объем поступающей информации начинает превышать возможности центров, которые ее обрабатывают.

В первом случае исчезновение или устранение в силу разных причин поступавшей к системе-организму информации останавливает нормальное функционирование системы, поскольку ход событий для нее (собственное время), инициируемых притоком информации, пресекается, что равноценно для системы потере чувства времени, то есть собственное время системы-организма практически обнуляется.

Возникновение подобной ситуации означает переход системы-организма, как минимум, к «спящему» режиму, а человека в его разумном состоянии длительное отсутствие притока информации ведет к постепенной деградации.

Потеря чувства времени была наглядно подтверждена экспериментами с добровольцами в глубине темной пещеры, которые постепенно (через несколько дней) переставали ощущать его ход.

Что же касается деградации, то она неминуемо и довольно быстро происходит с узниками тюрем, лишенными в течение нескольких лет всяких контактов с окружающим миром.

Также широко известны случаи летаргического сна, который большей частью вызывается сильным стрессом или контузией. Непременным признаком замедления времени для находящегося в таком виде сна является существенное замедление всех физиологических процессов в организме и, как правило, значительная длительность этого сна (несколько лет).

Поступление информации из-за отсутствия нормального действия органов чувств при летаргии практически отсутствует. Поэтому собственное время человека замедляется до уровня «спящего режима», при котором в его организме действуют только химические и физиологические процессы, вследствие чего биологическая жизнь организма не угасает, но чувство времени, как рассказывают люди, вышедшие из этого режима, теряется.

Второй пороговый случай, связанный с превышением объема поступающей информации, которую способны обработать соответствующие центры организма, кажется довольно простым. В частности, компьютер в подобной ситуации блокирует собственную работу и превращается в бесполезный ящик.

Тем не менее, системы-организмы не являются безмозглыми вещами.

Например, многие студенты, прогуливавшие занятия, но не желающие лишаться стипендии, пытаются загрузить свою память большим объемом материала в сессию при крайне ограниченном числе часов на подготовку. В случае чрезмерного усердия не такая уж и редкая невозможность «переварить» информацию, поступающую лавинообразно, приводит к необратимому разрушению соответствующих долей мозга или, по крайней мере, ко временной нетрудоспособности. Такого рода сбой под натиском лавины сведений, которые мозг не способен обработать за ограниченное данным человеком время, на самом деле означает выход системы-организма из нормального функционирования полностью (утрата разума) или частично (деменция).

Иначе говоря, ускоряться собственному времени данного субъекта в случае подобного избыточного притока информации уже некуда (точка сингулярности) [3, гл. 6]. Поэтому «течение» времени в данной ситуации для субъекта действия (его собственное время, или его «настоящее») прекращается, что выражается в остановке функционирования данного субъекта, то есть – в потере качества (особенности) этим субъектом окончательно или на длительное время, если травмированный мозг хотя бы частично сможет восстановиться.

Так что оба этих предельных случая в отношении сбоя в функционировании человека сходятся.

Различие же состоит в том, что, если при спаде информационных потоков практически до нуля (первый случай) своевременный возврат системы-организма к информационным потокам может восстановить ее нормально функционирование, то при перегрузке системы-организма информацией (второй случай) она разрушается, то есть ее собственное время завершается. На месте этой системы появляется уже нечто другое, возможно – подобное, а быть может, и система иного качества.

 

Библиография

1. Журнал «Техника молодежи». 1980, № 3, с. 57.

2. Низовцев. Ю.М. Всё и ничто. 2016. [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.litres.ru.

3. Низовцев Ю.М. Человек как голограмма. 2016. [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.litres.ru

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS