Комментарий | 0

Простых идей (1)

Ыман Тву
 
 
 
 
 
 
 
Плиточник
 
Инфантильные били конвульсии…
Мы давно отрихтованы. Гуслями
Не звучат наши дни. Лишь капустными
Интересами, тропами, руслами…
Телефоны в карманах и задницах,
Но зато все в курортах и здравницах!
Столько лет я мечтал о несбыточном…
Так зачем по профессии – плиточник?!
 
 
 
 
 
Вино
 
Вино, как стиль метаморфоз…
Как образ…
И как сон…
Стеснений…
Грёз…
Фиктивность образа,
Фиктивность красного вина в бокале…
И этот голос…
Его бесчисленное повторение…
Хрусталь,
Как сталь…
И привкус этой стали…
И скатерть…
И статичность…
И увы…
 
 
 
 
 
Быль
 
Галя вышла из подвала –
Тащит банку огурца…
Никогда не унывала!
Телом в мать, умом в отца.
Годы искренним подолом
Месят планов сапоги,
Мысли стройным частоколом –
Две руки и две ноги…
Хороша! Иным не скажешь…
Что ей время и орда?!
Всех прощением не свяжешь,
Вот шипит сковорода…
Это быт, уклад и мысли,
Скатерть саваном на стол…
Беззащитна смерть от жизни –
Снедь готова, вымыт пол…
Время сесть и окунуться
В горя мутную бутыль,
Чтобы в небыли очнуться
И решить, что это – быль…
 
 
 
 
 
Занять
 
Поел, немного полегчало,
Хоть сознаю – не на совсем.
Прилёг. Опять конец начала…
Кричала молча. Без проблем
Не удалось! Увы! Но всё же,
Пора смириться. Написать
Ножом послание на коже,
Как полагается… Не врать,
Не спать, не слышать. И не бриться…
Не верить вымыслу из книг,
И серым снегом не искриться,
Карман не мерять мерой фиг,
А ввысь, свободно, без сомнений,
Пойти к соседу, и вот так –
Простым хребтом словоплетений
Занять ещё один пятак…
 
 
 
 
 
Ревность
 
Я молчал,
Она постилась,
Одеяло расстелилось,
В городе прошел парад –
Солнце, тучи, самокат...
Фонари солдатским рядом,
Новый, гладкий мавзолей.
Говорит – не виновата,
Но поди ж ты ей, поверь...
Крест крестом,
По быту мухи,
Гогоча ползут пешком,
В магазин иду от скуки...
Руки!
Правую носком...
Не прощу! Пускай целует
Крест, мамону, фальшкартон,
Бритвой мышки боронует,
И свистит как Мендельсон...
Кто она? Всего лишь тело,
И обёрткою душа.
Поработала, вспотела,
Душ, помада - ни шиша!
И опять юна фемида,
И чиста как римский день...
Столп Петра, кариатида,
Банки, крышки и олень!
 
 
 
 
 
 
Я пел, как выл!
 
Я пел, как выл! Работал матом...
Шестой разряд, хоть жил на пятом...
Купил смартфон, шагнул по сетям,
Стал ненавистным тем и этим...
Ел макарон, спал на рассвете,
Всё уступил старым и детям...
Нигде не сел, держался чести.
Оклад на пятом – где-то двести!
Сходил в кино по проездному –
Метаболическая тварь!
Кричал я даме с огнемётом –
Врубай струю! Скорее жарь!
Переживал, всплакнул в финале,
Стряхнул с воспоминаний пыль...
Я не из тех, что попкорн жрали,
Я видел в фильме только быль!
 
 
 
 
 
 
Дочки
 
Запусти ты в меня своим языком,
Если хочешь, то даже конечность!
Избери мою личность своим женихом –
Прояви свою бесчеловечность!
Чтобы враз об асфальт!
Чтобы веером рот!
Чтоб погода дождями на годы!
Раз уж Бог воздаёт тем, кто рано встаёт –
Посади мной свои корнеплоды!
Окуни меня в землю!
Добавь мне кнутом!
Дай примерять лекала и штампы!
Мы друг друга поймём,
Посидим вечерком,
Разопьём свет бензиновой лампы.
И набив животы витамином добра,
Сала выжарим скромный шматочек…
Тихо спит на полатях судьбы детвора –
Трое маленьких, рыженьких дочек…
 
 
 
 
 
 
Здравствуй!
 
Изверги добреют,
И подмышки бреют
Юные девицы
В красном, голубом.
Я иду водицы –
Мне ещё учиться!
Много не добиться…
Максимум – горком!
Там щебечут птицы,
Девственность искрится…
Это, видно, детство –
Чем не Первомай?
Быстро помолился,
К кассе прислонился,
Хлебом откупился –
Так вот! Наших знай!
Я не против партий,
Я не против Хартий,
Мой салат душевный –
Оливье бадья!
И почти у дома
Нагоняет кома,
И у двери снова –
«Здравствуй! Это я!»
 
 
 
 
 
И всё же звучат пассакалии!
 
И всё же звучат пассакалии!
Вот пойду я, устроюсь на тракторный,
И буду трудиться как вкопанный,
Ночами бродить под окнами...
Мой век тридцать лет уж как скомканный,
Но ни ум, ни хребет – не сломлены!
И взгляды на мир откормлены
Пельменями и макаронами...
Это в детстве учили быть скромными,
Учтивыми и всесторонними...
Чтобы глянул – весь мир на блюдечке,
Мама, Родина, ёрш на удочке…
А потом вдруг настали мрачные
Зины, Гали, чертоги злачные.
Отплевался, носков наштопался…
Разводился, скандалил и лопался…
Увольняли, ругали нелюдем,
Говорили, что хлеб свой напрасно ем.
Я не ел. Я давился покатом,
Громогласным, неслышным рокотом…
Надоело. Хочу отважиться,
Ещё раз на аванс намазаться,
И ботинки взять для заглядения,
Чтоб покинуть свою точку зрения…
 
 
 
 
 
 
На Чёрном море
 
Рубиновый причал
И ляжки коммерсанток…
Купаются в ночи
Влюблённые стада…
Уже ль, уже ль…
И пеною умчится…
Уж скоро путч, и кровь, и третий Рим,
Гнетущий мрак
И слёзы пионеров,
Старухи с сигаретами,
И водами ларьки,
И гей, крещающий попа…
Устал! Скорее на песок!
Под солнца жар
И винную прохладу… 
 
 
 
 
 
Две
 
Я садил георгину под окном у неё,
Я полол ей малину, чинил ей цевьё…
Но она не ценила таланта любви,
Вышла замуж за Федьку – у него две ноги…
 
 
 
 
 
 
Читал Керуака
 
Читал Керуака,
Рыбный паштет
Ел!
Дочитал. И намазал
Ещё один ломоть,
Так!
Потому что был голоден,
Потому что
Хотел!
Для себя не жалел,
Для детей, для родных –
Всех!
Не уехал, не смылся –
На землю, на зад
Сел!
Не читал, не искрился –
Но рыбный паштет
Ел!
Ничего – отгуляю!
Себя убедил,
И…
Как у ящериц хвост отрастает,
Живём
Мы!
 
 
 
 
 
 
Законопослушен!
 
Сбросили бомбу –
Конец террористам!
А я иду в белом,
Отглаженном, чистом!
Сверкает улыбка,
Побрит и надушен.
В продмаг за присыпкой.
Законопослушен!
 
 
 
 
 
 
Не рвать!
 
Мао Цзэдун усоп,
Усопнут и другие...
Великие, сплошные
Вожди, отцы, сыны...
Их образа мутны –
Здоровые, больные
Ужасные, святые
Полотна и банты...
И памятью подошв
Истёртым мавзолеям
Левкоем и елеем
Недолго наполнять
Затянутую гать –
Уж загнаны гнедые,
Формально молодые,
Которым наплевать!
 
Последние публикации: 
Олеги (06/07/2020)
Ботаг (18/06/2020)
Люлька (26/05/2020)
Отголоски (15/04/2020)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS