Комментарий | 0

Землекол и дирижабль

 
 
 
 
 
 
Землекол и дирижабль
 
 
***
 
Вся наша лирика бесхозная
В нервозном свете сверхдержав
Качается фигурой грозною,
Как отслуживший дирижабль,
 
Величественно и торжественно
И всем приметам вопреки,
Покачивается чуть женственно.
Так по-мужски глядит быки,
 
Чтоб выбрать цель в тоске предсмертной
И протаранить чей-то торс.
Поберегись же, вождь инертный
Как бы ты ни был тостокож!
 
Плывёт такая винтокрылая…
А вот взорвался водород.
Эпоха рухнула унылая,
И обернулся вдруг народ.
 
 
 
 
***
 
Завтра наступит скоро,
А это значит,
Что ни одна сука не отвертится,
Ответит за свой вой
И бешеные укусы.
Вот и немцы сидят расплавленно,
На проспекте, который
Бом-
      би-
          ли
            их
            предки.
И всё же я не хочу быть судом потомков,
Я лишь звено, соединяющее немцев с линией электропередач,
Питающей наш дачный посёлок подо Мгой.
Она тянется над затягивающимися рвами передовой
И другими печальными рвами.
Я трогаю отросшую щетину
И ощущаю пальцами редкие сосны и берёзы.
Они здесь совсем маленькие и чахлые,
Самые старые – ростом с человека,
А там, где было особенно жарко,
Растёт только брусника.
Мы кланяемся этой земле,
Собираем оранжевое вечернее солнце,
И капли брусники
                                     к
                                     а
                                     п
                                     а
                                     ю
                                     т
                           в оранжевую                                  
                             стеклянную
                                банку.
 
 
 
 
***
 
Когда энергия приходит
Из мест достаточно глухих,
Есть раздражение в народе
Против взлетающих таких.
 
Нахальная природа бунта
Ничуть не хуже царских риз,
Тем более что дар трибуна
Тариф снимает за троих.
 
С катализатором злословья
Выигрывают этот бой…
Победа требует здоровья.
Учитесь жертвовать собой.
 
 
 
 
***
 
Опять это не я
С пересохшей гортанью,
Слежу за рукой,
Играющей геранью,
Она, то погладит,
А то вспорхнёт,
Задумается,
Потом как будто узнает.
 
Тает весенний лёд.
Где-то собака лает.
 
Это только рука,
А всё, что дальше
Тянет, как строка –
Податливо, уверенно
И без фальши.
 
 
 
 
***
 
Вот снизу крикнула машина,
А сверху каркнула ворона.
И небо хмурилось плешиво,
И горизонт как в обороне.
 
Стояла девочка в окошке,
Была как ягодка в лукошке.
И мама двигалась картинно,
И небо высилось плотиной.
 
И дворник, землю выскребая,
Смотрел на маму и на небо,
Как будто бы в большой квартире
Смотрел на стены и на мебель.
 
И было чисто и морозно.
На подоконник села птица,
Топтаться стала осторожно.
И солнце низкое сочится.
 
И снег. И сеточка тропинок.
И на стекле узоров лепет.
И мамина спина в машине.
И за стеклом ребёнка трепет.
 
 
 
 
***
 
Снимок вмурован в вечность,
Как пунктуация в письменность.
Насторожены и приглажены,
Расставлены и рассажены.
 
Всматриваемся, втягиваемся:
Как вы там? Там ли мы?
Вам пригодиться можем ли?
 
Впрочем, не так,
Проще.
Лето. Звенит муха.
Ягоды. Смех. Сухо.
Светом полна роща.
 
Солнышко, дай лапу!
Лес, забинтуй Землю.
Дождь начинает крапать.
Мы эту даль внемлем.
 
 
 
 
***
 
Глазами матери моей.
Смотрю на жизнь со стороны,
И все от нас отдалены.
Я разговариваю с ней.
 
Рассвет охватывает даль,
Валы холмов напряжены.
Воспоминания нежны.
О, эта светлая печаль!
 
Над озером, в кругу семьи,
Над городом и над страной,
Сидим на краешке скамьи
И чувствуем себя весной.
 
Ах, эта вечная весна!
Курчавится ближайший лес.
Тумана сходит пелена,
И светится высокий крест.
 
 
 
 
 
***
 
Меньше восторгов, но радости больше.
Яблоко зрелое. Утро и ветер.
Ветер и вечер. Всё тянется дольше.
Тянутся фразы, как будто проснулись.
 
Всё-то ты шепчешь. И ветви согнулись.
Птицы щебечут. Их бойкие стаи
Лета сплетают живую картину.
Музыка тёплая, но густая.
 
Даже звучание Мегафона
Бьёт колокольчиками по бидону.
Держит могучая неба плотина.
 
Там  – даже здесь! – улыбаются люди,
Видя клубы облаков величавых,
Слабости наши никто не осудит.
Слабости – скрепы могучих и сильных.
Слабости силы великие будят.
 
 
 
 
 
***
 
Этот помнит Ё-мобиль,
Тот пионера-ленинца.
Но не поможет ни один
Мне складывать поленницу.
 
 
 
 
Солдат и Землекол
 
 
Былина
 
 
Затих лай собачий.
Большой шум пошёл.
Загудела земля,
Потом покрылись холодные люди,
Говорят, Землекол с якоря сорвался.
Сумрачно.
 
– Эй, солдат, – кричат, –
Бросай свой рыхлозём!
Дело есть.
Сердце стучит в груди.
Ставь свой прибор куда захочешь,
За парковку потом ответишь. –
Зазвучало мощно.
 
Даже чемпион,
Даже поклонился в пояс:
– Выручай, друг!
Где наша не пропадала!
Равняйсь! Построчно!
Ты у нас человек
Штучный.
 
Короткограмма пошла
Во все времена года:
Оказать содействие
Всеми параграфами!
Проверю собственноручно.
Факсимиле.
 
Курс куда надо -
На шум да на гул.
Голым не ходить,
Громко не ступать.
Всё получится.
Форсмажор.
 
А из вод рыбы выпрыгивают,
Сигают, как зайцы к деду Мазаю,
Спаси, мол, сотвори.
Дань платить будем.
Чудно.
Лопасти вертятся,
Шатуны-ходуны
Шатаются.
Колдуны ведают.
 
Распахнулись молнии.
Ветродуи скомкались.
Плывут земли, ворочаются,
Вздымаются петушиными гривами,
Клювами да лапами царапистыми
Портят картинку.
Операторы недовольны.
Но солдат дело знает.
Видит порченых.
 
Вот и польза пригодилась -
Рыбы проговорились:
– В Марианнну
Якорь завалился.
– Ну и баба!
Глубины неведомой.
Много в тебе чего наворочено,
Чудов понакручено.
Сплошная карамурза-арматура!
Отдай якорь!
 
Вывихнул руконоги
И себе солдат и Марианнне,
Даже круп океана прогнулся
Да хрустнул.
Но травма лёгкой оказалась.
– До кубка мира заживёт.-
Мирно солдат сказал,
Захрипев.
 
– Вечно на надрыв тянет
Эта цыганщина… –
Шутит.
Так и вернул якорь Землеколу.
Мрачно кивнул солдату
Землекол корпусом,
Подсел на якорь.
Впал в стоянку.
– Небось найдутся ещё капитаны… –
И стал глядеть сны.
 
Вольные рыбы
Забыли солдата.
Состроили из себя знатоков,
Салюты стали закатывать.
– Ишь, пыхолюбы, –
Только и молвил.
 
Дома короткое построение,
Медная слава.
Короткое замыкание:
«Ввиду мирной жизни
Налог вырос.
Стоянка рыхлозёма нагорела
На 30 лет
Безвизового сидения.
До нового восхода
Землекола».
 
Засистематюгался солдат.
Лампа загорелась
В голове.
Долго любовался
Светлыми мозгами солдат.
Как раз на 30 лет хватило.
Продумал ещё три года.
Стало смешно ему.
 
– Сходи-ка, – говорит, – сынок,
Покатайся на Землеколе,
Удовольствие получишь.
Потом нам с мамкой
Расскажешь.
 
 
Санкт-Петербург

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS