Комментарий | 0

Зима

 

 

 
 
И откровенно, и всесильно
Зима вломилась в город сонный.
И рухнул снег, и стало стильно,
И так особенно бездомно.
 
А тем, кто дома, так уютно,
А тем, кто в поле даже страшно,
И шарит ветер взглядом мутным,
И двери стали будто кашлять.
 
И дворники снимают пену.
Её становится всё больше.
И дом уж в пене по колено,
И смотрит женщина всё строже.
 
Судьба ребёнка в вашей воле.
Ребёнок спит туманным утром.
И он пока что на престоле.
Его лицо пока бездумно.
 
Колонны белые пространства
Забылись в лексике моторной.
В снегах буксует серый транспорт,
Как будто в классике снотворной.
 
 
 
***
Снег шелестит суховато, как травы осенние,
Трепетный мир признаётся: нет счастья в величии.
Нам бормотание это, как будто спасение,
Шёпот и холод и, кажется, счастие личное.
 
Снегоуборочный трактор, старательный малый,
Пеноуборочный, гонит своими кругами,
Бойко кряхтит. Восседает водитель удалый,
Будто на троне, раскручивает пергамент
 
И пробегает глазами следы одинокие ночью,
Если опасно – опустит забрало и сдвинет
Гору, шагнувшую на мостовую наощупь,
Ей, нарастающей Римом, забава – срываться лавиной.
 
Кто просыпаться не хочет, тот спать не ложится,
Он путешествует долго по белым страницам.
Строчки шагов зачитает, залижет пурга,
И не узнает никто, есть ли где берега.
 
 
 
 
***
Колокольчата, игольчата
Ночь приземисто-чукотская.
И кольчуга речки звякает,
И отчаяние корчится.
 
И слеза скользит по катету,
Огонёк сквозит за ветками,
Уголёк его бугорчатый,
И собаки лают редкие.
 
И шаги совсем угрюмые,
И слова не приворотные.
Потоптались у ворот моих,
Словно нелюди болотные.
 
Заколдобили и схлынули
В темноту свою постылую,
В далеко своё колбасное
Ремеслом своим гонимые.
 
Сяду утром на завалинку,
Вспомню тихое топтание.
За фартовой закульбитиной
Тихо люди ходят в валенках.
 
 
 
***
Конфетных морозов боязнь городская,
Прикормлены все батарейным теплом.
Мне нравится, как выхожу из леска я,
Толкаясь то палкой, то лыжным ребром.
 
Классический ход, а по насту – коньковый,
Блистающий, звёздный здесь воздух царит.
И солнце пригреет ключом родниковым,
И ключ родниковый лучом озарит.
 
На волчьей тропе хорошо задержаться,
Увидеть петляющий заячий след.
К сосне многотонной спиною прижаться,
Почувствовать: как этот мир разогрет!
 
Заслушаться звёздным мерцаньем эпохи,
И выкриков дальние звуки ловить.
Так птица находит печальные крохи,
Потом начинает стихом говорить.
 
 
 
***
 
Есть двуязычная река,
Весёлое рукоплесканье.
Её крутые берега
Весной – черёмуха в стакане,
 
Где есть ударный птичий слог
И безударных волн шатанье,
И луга ветреный платок,
И рощи женское роптанье.
 
Вот стылый ветер, лыжный спор,
Лыжня, петляющая нервно:
Я продавил себе простор –
Я по снегам гуляю первым.
 
Позёмка шепчет тише волн,
Нежнее трав качают волны,
И я дыханием наполнил
И это поле я прочёл.
 
Я в белом поле тёмный чёлн.
 
 
 
***
Из малого ковша Медведицы
Напиться ключевой воды.
С Медведицей глазами встретиться,
Увидеть зелень и сады.
 
Глядит вселенная, как матушка,
Так ласково глядит, без зла.
Она, завёрнутая в ракушку,
На кромку берега вползла.
 
Позванивают звёзды льдинками,
Вздыхает чёрная дыра…
Какими тихими картинками
Я занят был ещё вчера!
 
                           Санкт-Петербург

 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS