Комментарий | 0

Ботаник

 

 

 

 

Познакомила меня с Олегом моя однокурсница Оля. Особенными подругами мы с ней не были, иногда вместе шли домой, ходили по магазинам после учёбы. А тут она мне предложила сходить в кино в воскресенье, предупредив, что она будет с другом, а он возьмёт своего друга. И когда мы уже шли на встречу, она мне поведала, что этот друг её друга, на самом деле – его двоюродный брат, только что пережил несчастную любовь, девушка его бросила, поэтому он немного не в себе, ходит постоянно к её другу, тот как бы за ним присматривает. В общем, он им мешал, не давал уединиться.

Олег оказался невысоким носатым светловолосым парнем, внешне совершенно не привлекательным. Особенно несчастным он мне вначале не показался, он бодро болтал и шутил. Правда, постепенно он как-то сник, но мы были уже в кинозале, поэтому его молчание было незаметно. А после фильма Оля с другом развернули всё так, что Олег идёт провожать меня, а Олю провожает её друг. То ли Олегу это не понравилось, то ли он уже совсем скис, но он молчал всю дорогу. Мы ехали в троллейбусе, доехали до вокзала – а он жил в Пушкине,– он сказал, что ему выходить, и попрощался, я поехала домой. Я даже рада была, что от него избавилась. Я подумала, что он странный.

Но на следующих выходных Оля снова предложила погулять по городу вместе с ними и Олегом. Он спрашивал про тебя,– завлекала она меня. Я не очень в это поверила, но согласилась – хорошая погода и скучно дома сидеть.

Мы погуляли вместе по центру, поели мороженого, потом Оле срочно нужно было домой, и друг её провожал. В общем, они устроили так, что я снова оказалась с Олегом наедине. Мы с ним гуляли, он даже интересно рассказывал о себе – учился он в университете на растениеводстве. И был помешан на тропических растениях, рассказывал он про них часами. Мне было интересно, но так как ходить я устала, то пригласила его к себе домой. Он согласился, я познакомила его с родителями, мы вместе пили чай. Олег оказался общительным, развлекал нас историями про свою учёбу. Когда он ушёл, мама заметила, какой развитый и интересный товарищ этот Олег, опять же, в университете учится. Но я-то знала, что он обременён несчастной любовью.

И каково было моё удивление, когда через неделю он вдруг появился у нас – просто позвонил в дверь, не предупреждая. И радостно предложил мне пойти погулять. Я, конечно, не могла отказать, хоть и сидела, готовилась к экзамену. Да и отвлечься было полезно.

Но в следующее воскресенье он снова заявился. Я не могла пойти, у меня был экзамен в понедельник, я готовилась, тогда он предложил подождать меня. Пока я читала конспекты и учебник, он тихо сидел на диване за моей спиной и изучал книги из моего шкафа. Сначала это смущало меня, но потом я привыкла и перестала думать о нём. Вечером мы выбрались гулять, он делился, какие книги у него тоже есть и что он любит читать, кроме книг по ботанике. Оказалось, что он увлекался фантастикой.

После этого он стал приходить к нам каждые выходные. Если я готовилась, он сидел на диване, читал книги. Он тоже сдал свою сессию, но должен был почти всё лето отрабатывать практику. По собственной инициативе он устроился в Ботанический сад, рассказывал с гордостью, как ему доверили альпийские горки засаживать.

Большей частью с ним мы ходили по книжным магазинам, он скупал всю литературу о растениях. Мне приходилось ждать часами, пока он закончит изучение своего отдела, я уже все отделы обходила за то время. Не пропускал он также ни одного цветочного магазина, обязательно называл мне все имевшиеся в ассортименте растения и объяснял, как за ними ухаживать. Сам он цветы редко покупал, подбирал только определённые для своей коллекции.

В день военно-морского флота он зашёл к нам и спросил, хочу ли я пойти на салют. А мы как раз уже с отцом и младшей сестрой Катей собирались. Мы все вместе вышли на набережную, направились вдоль неё к Дворцовой площади. Молодежь уже занимала места у парапета набережной, вокруг гуляло множество молодых людей в форме и без неё, парочки целовались вовсю. Мне было завидно, Олег тоже смотрел на них косо.

Мы все перешли на Васильевский остров и смотрели салют со Стрелки, но салют выглядел бледно, было ещё светло. Народу на Стрелке собралось немеренно, а мы не стояли на одном месте, а постоянно переходили, и в толкотне мы потеряли Олега. Он и так все время держался несколько поодаль, и настроение у него, судя по выражению его лица, было не из лучших (может, что-то связано у него с этим салютом), и в какой-то момент я заметила, что его нет поблизости. Но я не стала бить тревогу по этому поводу, мы продолжали идти, я подумала, что он вскоре подойдёт. Салют кончился, Олег не появился, мы втроем пошли домой, не заговаривая об Олеге. Я так и не поняла, затерялся он в толпе или просто сам ушёл от нас.

Он пришёл снова через неделю или две и позвал меня в Ботанический сад – там сейчас лилии цветут. Ладно, думаю, пошли, делать всё равно нечего. Мы взяли с нами Катю. Погода стояла жаркая, я одела, не подумав, теплую юбку и красные туфли на босу ногу, Олег пришёл в шортах. Мы сели на трамвай, который, как нам казалось, шёл к саду, но трамвай несколько изменил свой маршрут, или мы прозевали остановку, и трамвай нас завез неведомо куда. Мы возвращались пешком обратно, переходили мост, веселились, обвиняя друг друга в ротозействе, принялись бегать друг за другом по мосту (машины там ходили редко). И мы вышли к Ботаническому саду с другой стороны, противоположной входу. Олег предложил пролезть в сад здесь, а не обходить вокруг: не то, чтобы денег жалко за вход, а просто обходить далеко.

– Ничего не далеко, обойдём,– заявила я,– не полезу я здесь!

Как я тебе в юбке куда-то полезу,– подумала я,– она ещё с разрезом сзади. Денег тебе жалко, так и скажи!

Но Олег подвёл нас к отверстию в ограде: вот, смотри сама. А там прыгать вниз нужно с высоты метров двух!

– Да ты, что, очумел! Как я тут прыгать буду?– возмутилась я.

Но Олег заверил: не волнуйся, я тебя поймаю. Где уж тебе,– подумала я и долго отказывалась. Но они с сестрой меня уломали.

Олег спрыгнул туда, за ним спрыгнула Катя (ей-то что – она спортивная девочка!), Олег её даже слегка подхватил, настала моя очередь. А я с высоты боюсь прыгать! Не могу и всё! Я переминалась с ноги на ногу, а Олег с Катей кричали мне снизу: да прыгай же ты! Или одна пойдёшь в обход? Я уж и на корточки приседала, чтобы высота казалось поменьше. Олег уже терял со мной терпение, хватался за голову, снова понукал, Катя смеялась над этим спектаклем. А может, мне просто хотелось порисоваться перед ними. Там, наверху, чувствуешь себя, как на сцене.

Наконец, я собралась с духом и прыгнула. Приземлилась я, кажется, не очень позорно, Олег меня ещё как-то поддержал.

Мы гуляли по саду, Олег давал нам пространные разъяснения – уж про что, а про цветы он мог говорить безостановочно. Мы осмотрели его альпийские горки, подивились его мастерству (хотя его вклад в их создание был самый незначительный). Во внутреннем дворе располагался лилейник, лилии цвели всеми цветами радуги. Мы побродили среди лилий. Но в оранжерею мы не пошли – Олег боялся там появляться, так как давно уже не показывался на практике и не хотел, чтобы его засекли теперь.

Вышли мы оттуда, как нормальные люди, через ворота. Возвращались домой пешком, шли по Кировскому проспекту, стало ещё жарче, мы просили у Олега попить. Он всё искал что-нибудь подешевле, заглядывал во все магазины по пути. Мы уже, изнемогая, молили: хотя бы минералки! Наконец, он сжалился и всё же купил нам бутылку «Пепси-колы».

У нас дома мы попили чаю с родителями, поделились впечатлениями, и Олег ушёл.

А на нём в тот день были светлые шорты чуть ниже колена, и бабушка потом всё возмущалась: как можно с такими волосатыми и кривыми ногами носить шорты?! Она эти шорты долго забыть не могла.

В другой раз он повёл меня гулять в Петропавловку, завёл в какой-то потаённый уголок, где можно было взобраться на стену, и предложил полазить по стенам крепости. На мне снова была юбка, я отказалась, он залез один. Он шёл по стене, явно хвастаясь передо мной своей ловкостью, я сопровождала его внизу. В каком-то месте на моём пути находилась преграда, я больше не могла следовать за ним, он прошёл дальше, потом вернулся ко мне на землю.

И так он бывал у нас каждые выходные. И снова – хождения по магазинам, книжным и цветочным. Олег любил ходить в оранжерею у Таврического сада – бесплатно и экзотично. Он долго потешался надо мной, когда я сказала, что ананасы растут на пальмах.

– На земле они растут!– смеялся он.– По-твоему, и бананы тоже растут на пальмах?

– А на чём же?

– Бананы – это трава, они однолетние.

И специально повёл меня и показал в этой оранжерее ананас. Плоды, действительно, лежали на земле.

В следующий раз он поделился, что купил велосипед, теперь всюду ездит на велосипеде, изучает пригороды. Здесь я к нему присоединиться не могла, да он и не предлагал.

В самом конце лета, когда мне уже скоро нужно было снова идти на учёбу, а у него практика то ли заканчивалась, то ли закончилась, я была у бабушки в Зеленогорске, и он мне туда позвонил. Я не знала, что у него был тот номер телефона. И спросил, не хочу я завтра пойти в Пушкине на интересную выставку, которая там открылась. Я про выставку уже слышала и сама ею заинтересовалась, но как подумала, сколько часов мне добираться до Пушкина... А он ещё предлагал встретиться довольно рано. Это во сколько же мне нужно вставать?.. И я пыталась выторговать более позднее время встречи и вообще раздумывала, нужно ли мне это.

– Мутная ты какая-то,– заявил он мне весело, пока я раздумывала.– Давай решай быстрее!

И набавил мне один час отсрочки на время нашей завтрашней встречи. Я ещё посомневалась, но согласилась, хотя и не так уж хотела. Мы договорились встретиться в сквере у памятника Ленину в Пушкине.

Я встала назавтра ни свет, ни заря, быстро собралась в путь. Мне предстояло приехать в Питер на электричке, проехать через город и на электричке же доехать до Пушкина. И почему он выбрал именно этот день, а я согласилась?!

Я добралась до места даже раньше условленного срока – вот как я хорошо всё спланировала! Я обошла скверик и села на скамью-качалку чуть в стороне от центральной дорожки. Через какое-то время, немного позже условленного срока, я увидела Олега. Он медленно ехал на велосипеде по главной аллее и осматривался по сторонам. Я сидела и смотрела на него, вставать я не собиралась, так как он опоздал. Его взгляд нашёл меня, задержался на мне несколько секунд. И он проехал дальше. Я подумала, что он сейчас развернётся и подъедет ко мне по боковой дорожке, и осталась сидеть. Но он ехал прочь, скрылся за кустами. Не бежать же мне теперь за ним и не окликать его! Не узнал он меня, что ли? Между нами было метров десять, не больше. Правда, на мне был синий плащ, которого он не видел, а на голове я себе с утра накрутила яркими резиночками нечто необычное.

Я успокоила себя, что он объедет круг и вернется снова посмотреть. Встала, вышла на центральную аллею, оглядывалась вокруг, подошла к Ленину. Я бродила вокруг Ленина ещё минут двадцать, наверное, – он больше не появился.

И что мне теперь было делать? Пойти самой на эту выставку? А если я его там встречу?

– Ты меня не узнал в сквере!

– А, так это ты там сидела!

Нет уж, такого унижения я себе не желала. Уж лучше пусть думает, что я не приехала. Ей-богу, больной он какой-то! Больной на всю голову!

Я пошла, выпила, пригорюнившись, кофе в щели в Гостином дворе. Мы как-то разговорились с Олегом о Пушкине и сошлись во мнении, что здесь варят самый вкусный кофе по-восточному.

И поехала домой. Чтоб я ещё куда-нибудь с ним согласилась пойти...

Последние публикации: 
Наш двор (08/04/2019)
Минька (13/02/2018)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS