Комментарий | 0

Андрей Платонов как поэт

 
 

Андрей Платонович Платонов. 1938 г.

 

 

Язык прозы Андрея Платонова, прозаическое его пространство, завораживали столь многих, что сложно недооценивать крутой словесный взвар, предложенный мастером; поэзия Платонова не получила широкого распространения, оставшись известной только определённым кругам…

 
Звёзды вечером поют над океаном,
Матерь Бесконечность слушает одна.
Наклонился к миру месяц-странник,
И душа моя ему видна.
 
О, прохладные вечерние дороги
И дыханье – музыка моя...
Песня в поле жалуется долго,
Плачут звёздами небесные края.

 

Своеобразие его космизма, увеличенное своеобычной печалью за всех, проявлялось в поэзии Платонова наряду с вектором оптимизма: ибо подлинно верил в роскошный размах грядущего.

 Вот – на метафизическом уровне – мешается христианство и современность, современная ему, шаровая радость предчувствия, и – никакой боли:

 

Вселенная! Ты горишь от любви,
Мы сегодня целуем тебя.
Все одежды для нас в первый раз сорви,
Покажись – и погибшие встанут в гробах.
 
Твоё солнце на небе и в топке,
В нашей мысли, в летящей звезде,
Ты в былинке унижена робкой
И бессмертная в каждом листе.

 

И обращение ко Вселенной логично: Платонов не только сокровенный человек, но и человек глобальности: счастье должно быть всеобщим, и только таким.

 Возникает естественная, рабочая тема: она овеяна своеобразным ореолом световой плазмы бытия, работающего ныне на будущее:

 

Мы спешим...
Нас цедит будка при воротах
И проплёскивает дальше.
Дальше, дальше – к мастерским.
Через балки, чрез обломки, горы стружек
И шеренги ожидающих машин
Мы бежим от нетерпения,
Исчезаем в чёрных пастях
Каменных зверей...
Мы спешим.

 

Стих Платонова самостоятелен, и крепкой выделки, тем не менее, не оставляет ощущение, что Платонов своеобразно репетировал будущую свою прозу именно в поэзии.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS