Комментарий | 0

На фоне повести Эрика Сигала «История любви»

 
 
Кадр из фильма по повести Эрика Сигала "История любви".
 
 
 
 
Повесть  американского писателя Эрика Сигала «История любви» была написана в 1970-м году, стала бестселлером и была переведена на 33 языка, издана тиражом 21 миллион по всему миру. Одноименный фильм стал лидером проката в 1971 году, удостоен премии «Золотой глобус». В России роман был опубликован в 1983 году.
 
История любви гарвардского студента Оливера и его спутницы Дженни вдохновила на тот момент читателей своей необыкновенной романтичностью, чистотой, пронзительностью. Оливер учится в Гарварде. Конечно, это не может быть обыкновенный университет, это вселенский центр интеллекта и традиции. Напомним, что в Америке, как и в других странах, элитные учебные заведения (такие как Университеты «Лиги Плюща») весьма малочисленны, а даже если и многочисленны, то имеют собственные законы жизнедеятельности, традиции, являют собой пример закрытого общества, которое взаимодействует с окружающих миром, но при этом и является его автономной частью. Дженни происходит из несколько другого социального круга. Для Америки постулирование неоднозначного, разного, иного – обязательно. Тема восхождения или нисхождения по социальной лестнице отражается фактически в любом произведении. Яркий  тому  пример  -  драйзеровская
«Американская трагедия» (с ее современным воплощением в виде фильма Match point), книга, в которой  главный  герой  так  увлечен  своим  новым положением в высшем обществе, что с радостью решается убить свою предыдущую спутницу, почти не задумываясь о возможных последствиях, и даже не имея укоров совести.
 
Сходная традиция наблюдается во многих произведениях. Америка постулирует свою способность к предоставлению свобод, которые разрешают и дают шанс фактически на все. Английская регламентированная традиция класса, с его жесточайшей иерархией не позволяла долгое время хоть какого передвижения из класса в класс, с места на место. Знаменита фраза Бернарда Шоу о том, что как только англичанин начинает говорить, мы уж сразу слышим, кто он такой. Это абсолютно правильное заявление, так как в Англии долгое время для определения социальной принадлежности существовала лишь идея «происхождения» (background), то есть воспитания, семьи, из которой человек происходит, земель, частной школы, в которой он учится.
 
Для Америки идея отлична совершенно. И хотя Джон Кеннеди происходит из своего собственного аристократичного, католического клана, в его окружении может появиться человек из любой ячейки общества.
 
В Англии подобный стереотип меняется лишь 90- е годы. Традиция футболиста Бекхэма и его подруги, знаменитой Пош Спайс, которая пользуется бешеной популярностью   среди   подростков,   демонстрирует возможную реализацию американского пути и на английской земле. В одном из английских блокбастеров Love  Actually   («Реальная   любовь»), актер Хью Грант радостно сообщает, будучи премьер министром по ходу сюжета, о том, что они – «страна левой ноги Бекхэма, и правой ноги Бекхэма». Напомним, что именно в это время известный футболист как раз ломает свою ногу, а позже сам Бекхэм, и тоже, как известно, появляется на катере во время последней олимпиады, вместе с королевой Елизаветой I.
 
Итак, «История любви» … Он – очень красив, образован, обаятелен, и он играет в местной хоккейной команде. Это тоже очень важно. Любой европейский или американский университет хранит традиции. Необходимо, чтобы мальчики играли в футбол или хоккей, без этого нет воспитания характера. В частных школах, во все времена, как и во всех Университетах, спорт, по античной традиции, даже важнее занятий или уроков.
 
Знакомятся в библиотеке.
 
«– Полифония Ренессанса.
 
– А что такое "полифония"?
 
– Ничего сексуального, Преппи! Почему я все это терплю? Может быть, она вообще не читает "Кримзон" и не знает, кто я такой?
 
– Эй, ты что, не знаешь, кто я такой?
 
– Знаю, – ответила она с пренебрежением. – Ты – тот самый парень, которому принадлежит Бэрретт Холл.
 
Она действительно не знала, кто перед ней.
 
– Бэрретт Холл не принадлежит мне, – заюлил я. – Просто мой прадедушка подарил его Гарварду.
 
– Для того чтобы его правнука наверняка приняли в Гарвард.
 
– Дженни, если я, по-твоему, такой дебил, то тогда зачем, ты потащилась со мной пить кофе? Она подняла глаза и улыбнулась:
 
– Мне нравится твое тело.
 
Одно из главных качеств настоящего победителя – это умение красиво проигрывать. И здесь нет никакого парадокса. Истинный гарвардец способен превратить в победу любое поражение...
 
И, провожая Дженни до общежития, я все еще надеялся взять верх над этой рэдклиффской спутницей.
 
– Послушай, в пятницу вечером будет хоккейный матч. Играет Дартмут.
 
– Ну и?
 
– Ну, и я хочу, чтобы ты пришла. Она ответила с характерным для Рэдклиффа уважением к спорту:
 
– А какого черта я должна идти на этот чертовый хоккейный матч?
 
Мне удалось ответить небрежно:
 
– Потому что играю я.
 
– За какую команду? – спросила она».
 
Это не просто подростковая любовь, это очень сильная любовь. Юность лишь своеобразная маска развернувшейся авансцены. Дженни собирается ехать во Францию, путешествовать. Оливеру это не нравится. Брак – единственная возможность избежать расставания, которое невозможно после того, как оба знакомятся в библиотеке Университета, и продолжают встречаться долгое время. Когда они женятся, то снова жизнь ставит на свои места романтическую идею о счастье. Болезнь Дженни, лейкемия – точный ход подведения итогов о романтической традиции в жизни. Жизнь и смерть ставит эту сказочную историю на новый уровень философского повествования. Для Америки очень характерна способность создания сказки, за которую Голливуд и другие художественные и кинопроизведения часто критикуют. Однако, именно в Америке удается показать, как удивительно счастлив может быть человек просто в маленькой деревушке. Так в фильме Джармуша «Паттерсон», где действие происходит в маленьком городке, а главный герой – просто водитель автобуса, он и пишет своей возлюбленной стихи, он и живет жизнью маленького уютного городка, где никто никуда не торопится, а существует    лишь    закон   временных координат, времени, которое иногда может останавливаться.
 
«История любви» Эрика Сигала – гимн чувству и гимн суровому приговору жизни, которая не позволяет долго смотреть на события сквозь розовые очки. Однако, в этом обманном мире иллюзии, красивого молодого парня, и такой современной американки таится много того, о чем каждый человек неминуемо мечтает. В русской традиции «Вам и не снилось» собирало в какой-то момент огромную аудиторию, не являя собой эталон правдивого повествования. Обнаженность чувства не может оставить человека равнодушным даже в эпоху апокалипсиса. Пусть для этого необходимо «сдобрить» неправду страхом пандемии, вируса или болезни крови.
 
Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS