Комментарий | 0

Лейтмотив узкоколейки

 
 
 
 
Плотвица ночи. Блеск. Изнеможенье.
Звонков блокада. Речи ожиданье,
Как тетивы натянутой скольженье,
Как взрывы – птичье пенье утром ранним.
 
Как туча с градом, чей-то взгляд сторонний
Колотит по измученным растеньям.
И голос в этом шуме страстном тонет,
И пробегают листьев светотени.
 
Когда сдадут в аренду день вчерашний,
Когда ручья услышишь заиканье,
Когда скворцы скользнут над свежей пашней,
Ты примешь белой ночи послушанье.
 
И в дом войдёт она неспешным шагом,
Уверенным, как чёткий абрис жизни.
И выпорхнет в окно цветущим садом.
Скороговоркой. Тайной. Укоризной.
 
 
***
Над Родиной, вдали от бездны,
Я улыбался. День струился.
Я жаворонок бесполезный,
Я к небу яркому пробился.
 
Я плавал, я переливался
На гребне света молодого.
Застыв, я в зелень прорывался,
В пространство луга золотого.
 
А надо мной царило небо,
И ветры поднимали выше.
Нет ничего его целебней.
Я чувствовал – пространство дышит.
 
Я светом наливался, солнцем,
Меня земля теплом держала,
Меня старушка у колодца
Глазами молча провожала.
 
И даль со мной играла в прятки,
И озеро внизу лучилось
И с миром, вопреки прогнозам,
В тот день несчастья не случилось.
 
 
***
Бегущий железнодорожный
Состав, трясущийся, тревожный
Кричит, и лезет в гору воз,
Виляет его нервный хвост.
 
Вот позвоночный столб хрустящий,
Мерцает этот длинный ящик,
Как ящер и панелевоз,
Бегущий по железу кросс.
 
Облаял буфер, грохнул тормоз,
Запел, завыл и обнял глобус,
И навалился космос вдруг,
И тишины навис испуг.
 
Потом гудок. Потом скрипенье.
И производственное пенье.
А вот и нету ничего.
Лишь тёмной ночи торжество.
 
Кузнечик скрипнет. Утка крякнет.
И всё становится понятным
Живущим в этой стройной мгле.
Все – как букашки, на столе.
 
Потом луна сквозь тучи бухнет,
Как в воду камень, и аукнет
Бессчётных капель звёздный хор.
И в небесах свистит мотор.
 
Как лик Державина, как ода,
Стоит хорошая погода.
И небо жерло и трамплин,
Затягивает, как Гольфстрим.
 
 
 
***
Рожки да ножки остаются от женщин.
Они лежат в боковых карманах,
В паспортных пятнах,
В детских привычках, интонациях.
Даже в механических цехах крупных предприятий,
Пропитанных запахом горящего металла,
Всё вертящееся ассоциируется, зацикливается,
Жужжит и верещит,
А электрический счётчик
Ведёт счёт не в твою пользу
По всем трём фазам.
Главное, чтобы нулевой провод не сгорел,
Ведь связь с землёй должна быть надежной,
Ибо невозможно отрицать,
Что небо и земля потенциально опасны.
Но без них мы загнёмся.
 
Получилось что-то китайское,
Как бы ты инь ни посылал в ян
А ян в инь…
 
Мордоворотов рота
Смеялась, до икоты,
Увидев, как мордоворот
Поёт романсы у ворот.
Как расплывалась кротко
В окне мордоворотка.
 
 
***
Лейтмотив узкоколейки,
Ветки клювами в окно.
Звонким голосом Норейки
Вьётся тёмное вино.
 
Загибается дорога,
Наклоняется пейзаж.
Обещали встречу с Богом,
И конечно Бог нас спас.
 
Нас кидало и крутило,
Проливалося вино.
Если женщина простила,
Значит, крупно повезло.
 
Крепдешином пахнет воздух.
Вечность – это темнота?
Или спрашивать уж поздно –
Открывают ворота…
 
На конечной спросят что-то.
Ничего не отвечай.
Посмотри на окон соты,
Допивай остывший чай.
 
По железу громко ходят,
А по дереву стучат.
Плавают на пароходе,
А про женщину молчат.
 
 
***
Сопит в ночи дремучий лес,
И сумерки прильнули к окнам,
Как будто в доме Пушкин с Блоком,
А это я на печь залез.
 
Треща, гудит в печи огонь,
Но я ещё охапку кину
И радостно прогрею спину.
Ещё бы в руки мне гармонь.
 
Но я гитару обниму
И сам себе спою куплеты.
И, прокемарив беззаветно,
Чайку ещё стакан приму.
 
В такой торжественной глуши
Пройдут очередные сутки.
Я сплю. Я здравствую. Побудка:
Читатель, пятки почеши!..
 
Санкт-Петербург
 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS