Комментарий |

Мертвая зона

(Из записок перевозчика животных)

Антилопы

– Гробы и животные без очереди! – крикнул я, протискиваясь сквозь
толпу к окошку таможенного инспектора. Люди, недовольно ворча,
расступились.

– Что у тебя? – спросил таможенник.

– Да антилопы на импортном складе.

– Давай документы.

Я поспешно сунул документы в окошко…

Антилопы были из Голландии. Я получал их для нашего зоопарка.

– Ты их получи, – сказал заместитель директора.

– Получу.

Вместе с кладовщицей (полной женщиной в синем халате) идем по складу
аэропорта – огромному помещению с недосягаемо высоким
потолком – разыскиваем антилоп. Куда их там поставили? Повсюду
ящики, коробки, тюки. А вот и старые знакомые, длинные узкие
ящики – гробы. Их два. Стоят вперемешку с тюками челноков.
Оформят документы – заберут. Эти два – на складе, а вот гроб с
мумией Пирогова поставили в депутатском зале (нынешний
VIP). Простоял там два дня. Аэрофлот не пропускал. Требовали
свидетельство о смерти.

А мы идем дальше. Где там антилопы?

В стороне от остальных грузов я увидел несколько ящиков. По бокам
окошки с проволочной решеткой. Из ящиков раздавались слабые
крики.

– Кто там?

– Да не ваши! Обезьяны это, из Сомали. Для института

переливания крови. Третий день никто не забирает.

– Почему?

– А два ветеринарных врача, что за ними приезжали, один за другим поумирали. От неизвестных болезней. Заразились от обезьян.
Вот никто больше за ними ездить и не хочет. А я к ним и близко
не подойду!

– Так они пить наверно хотят. Третий-то день...

– А я жить! – ответила кладовщица. – Хватит, уже из-за них страху натерпелась. Слышали, наверно, что у нас год назад было?

– Нет.

– Ночью это случилось. Я как раз дежурила, склад-то у нас круглосуточно работает, прилегла на диванчик поспать, одеялом
укрылась. Вдруг, слышу, кто-то идет ко мне, и неуклюже так, с ноги
на ногу переваливается. Я обмерла. Ну, думаю, пусть
изнасилует, только не убивает. Подошел ближе, смотрю, а он с
шерстью и хвостом. Я как закричу! С дивана соскочила, к дверям
бросилась, а открыть не могу, сама же заперла, чтобы никто на
склад не залез, пока сплю. И ключа никак не найду. Колочусь
об дверь, ору… Снаружи охранники сбежались, а ничего сделать
не могут – ключей-то у них нет. Пока выбралась, думала,
умру. Оказалось, это самец ихний сумел из клетки выбраться (за
ними тоже несколько дней никто не приезжал), дверцу как-то
открыл, сам вылез и из других клеток самок повыпускал, гарем
свой. Я первое время все боялась, не подхватила ли какую
заразу? Ведь совсем рядом стоял, черт хвостатый! Вроде обошлось.
Год уже прошел. А тогда – целую неделю они у нас на складе
прожили. Сидят на балках под самым потолком, хвосты свесят и
черешню уплетают. Ее тогда каждый день привозили в открытых
ящиках для какого-то магазина. Мы сами ловить обезьян
побоялись, вдруг заразимся, как те врачи? Специалистов вызвали.
Из цирка и из вашего зоопарка. Целый день они их ловили.
Наконец поймали, посадили обратно в клетки и увезли.

Я вспомнил, действительно, год назад девочек из нашего обезьянника
посылали в аэропорт ловить разбежавшихся обезьян. Вот только
никто их не предупреждал о погибших ветеринарах.

– Не боитесь, что и эти выберутся? – спросил я.

– Не выберутся, – уверенно сказала кладовщица. Эти не смогут. – Клетки надежные. Досками забиты.

Вскоре опять мимо обезьяньих клеток. Криков уже не было слышно. И мы
пошли дальше.

Клетки с антилопами нашлись в дальнем углу склада. Животные, похожие
на лошадок, только на голове рога, молча смотрели на нас
сквозь решетчатые окошки. Когда оформляли документы,
кладовщица предложила: «А может и обезьян заберете?» Я покачал
головой. Настаивать она не стала. Сама ведь рассказала…

Сейчас предлагали обезьян, а в тот раз леопарда. Это когда мы
прошлой зимой гориллу получали. Прямо на летном поле, из самолета.
Мы тогда долго плутали по аэродрому. Метель, ветер
порывами. Вокруг взлетают и садятся самолеты.

– Ты только на взлетную полосу не заедь, – просил я водителя.

– А откуда я знаю, где она? – отвечал он.

Мы подъехали поближе к зданию аэропорта (его тыльной стороне), у одной из дверей я увидел пограничника.

– Не знаете, где 14-я стоянка?

Пограничник махнул рукой:

– Вон туда езжайте.

Мы подъехали вовремя. Клетку с гориллой как раз спускали из грузового люка самолета. Подхватили ее и поставили к себе в автобус.
Запомнились коричневые пальцы обезьяны, вцепившиеся в
прутья решетки.

Вместе с водителем укутали клетку одеялами. Створки дверей автобуса
неплотно прилегали друг к другу, оставались широкие щели.
Чуть что и воспаление легких горилле обеспечено. Обезьян
зоопарк почему-то получал только зимой.

– А леопарда не возьмешь? – окликнули меня грузчики и показали на
узкий фанерный ящик, покрытый снегом. Метель же.

– Два часа здесь стоит. С прошлого рейса. Никто за ним не приезжает.
Не ваш? А то, может, заберешь?

– Нет, не могу.

– Ящик с леопардом стоял в стороне от остального груза.

Ветер все кидал и кидал на него снег. Как комья земли на гроб.

– Вы бы занесли его в помещение, – сказал я грузчикам.

– Ладно, занесем, – ответили грузчики.

А мы поехали в зоопарк.

И сейчас: клетки с антилопами в машину. Отдал пропуск на воротах. И – в зоопарк.

(Продолжение следует)

Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS