Комментарий | 0

Из сочинения о том «как я провел лето»

 

Сергей Степанов Питерский трамвай

 

 
Был я в коме,
Был я в доме,
                          Жил в дурдоме на соломе…
 
                        Или, кажется, что был?
                        Или, кажется, что жил,
                         И с такими же дружил…

 

 
Бедные, умные Ласточки!
 
Бедные, умные Ласточки!
Ежегодными Африками перегретые,
Они знают песни кругосветные…
Жаль, что кошки наши к ним слишком ласковы…
 
 
Что Москва, что Ленинград…
 
            Страшен город Ленинград,
            Он походит на трактат,
            Переложенный с латыни на российский невпопад…
                                    А. Величанский
 
 
Что Москва, что Ленинград…
Кто есть Каин, кто был Авель…
Самогонный аппарат:
Тихий звон прозрачных капель…
 
Ход веков, как бег минут,
Двое рядышком идут…
 
Как узнать, который Авель?
Умный Каин точит скальпель…
Авель с козочкой идет,
Богу в дар ее ведет…
 
Но для грусти нет причины,
Без нее довольно звона…
Боль измученных пружинок
Смоет горечь самогона.
 
Что Москва, что Ленинград –
Самогонный аппарат…
 
По решению хирурга,
То героя, то Панурга,
Лауреата всех наград,
Обозвали  Петербургом
Современный Ленинград…
 
Мойка, Невский… Там и тут
Каин с Авелем идут…
 
 
 
 
 
 
Или это спасительный сон
 
Или это спасительный сон,
Отменяющий праведный суд…
Это жертва…  И я принесен…
Впрочем, нет еще… Только несут…
 
… Или это спасательный круг,
И смеется и плачет вода…
Или это еще не беда…
И Андреевский флаг на ветру…
 
 
 
 
 
Над водой грустят японцы…
 
Над водой грустят японцы…
Над скотами крыша хлева…
Над столом шуршат червонцы…
Надо мною только небо…
 
Только пасмурное небо…
 
… А над карточным столом
Ветер дует напролом…
 
Ветер крышами грохочет,
Ветки рвет и бьет тузами…
Отыграться, бедный, хочет…
Но игра уже за нами!
 
Истерзала нас игра,
Но – выигрывать пора…
 
Хоть направо, хоть налево:
Километры, версты, мили…
И везде над нами небо…
Только пасмурное…
Или…
 
 
 
 
На 81-й Псалом
 
Сказано: вы  боги, чада Божии…
Для чего, как люди умираете?
Как наемные солдаты пропадаете?
… И Земли колеблется подножие…
 
Правый Бог среди богов рассудит…
Для чего же сами судим мы неправедно?
Всякий грезит: ближнего погубит…
Никого уже на свете не полюбит,
Ни надежды не узнает, ни отрады…
 
Несознанье, недоразуменье…
Общее и частное падение…
 
Бог вздохнет, и Землю поколеблет…
Но Его наследье во языцех…
 
 
 
 
 
 
 
Не снится ни зверь и ни птица

 

Не снится ни зверь и ни птица,

 

Ни чья-то чужая столица,
Не снятся любимые лица…
А снится больница, больница…
 
На сердце плохая погода.
Эпоха: нора и дыра…
Но ждем Юбилейного года,
Гадаем пора – не пора…
 
Лисица хотела сбеситься…
Спаслась – убоялась больницы…
А нам она снится во сне,
И всходит ли солнце над ней...
 
 
 
 
Несмеяна
 
 
1.
 
Вроде все на том же месте:
То же утро, тот же вечер…
Даль разлуки. Странность встречи…
Пьян гончар, но глину месит.
 
Что ни сутки – счастье ближе…
Хоть пути не гладки наши…
 
Все я вижу. Все, что вижу
Это чаши, чаши, чаши…
 
За высокими горами,
За узбекскими коврами
 
Двор, забор, дворец, поляна.
Стража машет кулаками… -
 
Там царевна Несмеяна
За семьюдестью замками…
 
Люди ходят, взгляды прячут,
Много курят, плохо дышат,
А она все плачет, плачет,
Сто врачей лекарство ищут….
 
 
2.
 
Утро радостное встанет
Золотыми языками…
Неужели чаша станет
Золотыми черепками…
 
Все равно, поток грохочет,
Из воды суха не выйдет…
Как она меня не хочет!
Ничего она не видит!
 
Ничего она не помнит,
Ничего она не хочет,
Что ей полдень, что ей полночь… -
Лишь слезами щеки мочит…
 
Пропадаю… Во хмелю
Уж и сам я слезы лью:
Берег снится кораблю…
 
… Есть спасенье для невежды:
Ненасытные надежды:
 
Я ее развеселю! –
Даже если полюблю…
 
Не смешно ль: немилость, милость…
Что б там дальше не случилось…
 
Несмеяна, Царство, я… -
Очень страшная семья…
 
 
 
 
 
Я опять наступаю на грабли

Я опять наступаю на грабли,
Потому что устал и злодей.
Я опять убиваю и граблю
И себя, и любимых людей.

А на улице старость и сырость,
Потому что весна и туман,
И деревья сдаются на милость,
И гремит по ночам барабан.

 

 
 
Я живу спокойно вообще-то…

Я живу спокойно вообще-то,
Но устал от жизни беспризорной…
 

Я возьму железное мачете,
Порублю железные заборы.

Тяжела заборная наука:
Тут и там, сплошные и прямые,
На пути они, как заросли бамбука,
Но гораздо менее живые…

 
Стыдно все ж: бедна моя мечта-то:
Звон железа, ржавое мачете…
От одной усталости зачем-то
В городе родном играть в пирата…
 
 
 
 
Песчинка как в чужой песочнице…
 
 
Песчинка как в морских волнах…
 
                            М. В. Ломоносов
 
 
Когда доедает тоска,
Не надо лететь в облака.
Нам нужно четыре доска
И один кубометр песка.
 
Сложите квадрат из досОк,
В квадрат насыпьте песок.
 
А чтоб от других не отстать:
Чужих туда не допускать!..
 
… И все точно так поступают:
Дурными словами ругают…
В песочницу не пускают,
И скрыться не допускают:
 
Чтобы все, что успел узнать,
Никому  б не смог рассказать…
Ничего б не смог доказать -
Про четыре длинных доскА
И один кубометр песка...
 
 
 
 
Утро
 
И опять по щучьему веленью
Ночь уходит с места преступленья.
 
Остаются явные улики:
У деревьев глупые улыбки.
 
 
 
Из сочинения о том «как я провел лето»
 
И даль близка, и жизнь прекрасна,
Хоть это ясно не всегда.
По вечерам бывает красной
В реке холодная вода.
 
Мы все краснеем на закате,
Закате дня, закате дней
От приближения к расплате
За неудачность жизни всей.
 
Опасность нам всегда грозила,
Но во Владимирском краю
На нас пошла такая сила,
Что думал я: Не устою.
 
На нас, гремя и завывая,
Покинув стогны городов,
По краю леса шли трамваи
Без рельсов и без проводов.
 
Они дрожали и звенели,
Терпя неровности Земли,
Они рычали и кипели,
И по-другому не могли.
 
И цвет их был пожарно-красен,
И волновал печаль полей,
И каждый был огнеопасен,
Неотвратимостью своей.
 
Трамваи шли, свежи  и живы,
И, несмотря на ранний час,
Их наполняли пассажиры,
Слегка похожие на нас.
 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS