Комментарий | 0

Невольные мысли

 
 
 
                                                                                                                             Туман в долине. Фото: Олег Грачёв.
 
 

 

                                                         Господи, не дай мне что-то, кроме чепухи,
                                                         Высказать…
 
                                                                                            Николай Байтов
 
 
 
 
***
 
… Иди. Гуляй и пей, но для начала
Возьми ружье, уйми в себе волчару.
 
 
 
 
Коммунистическая ул. 102, храм Бориса и Глеба
 
 
Воля и неволя, и свобода воли…
Дайте что-нибудь от душевной боли…
 
Сумерки. Дела – как сажа бела.
Сумерки. Вечерние колокола…
Дерево выводят из-за угла,
И дерево выходит из-за угла.
 
И грехам, и потерям счет давно потерян,
А из Красной книги выходят звери,
И два быка, белые, как облака…
 
Дерево, как памятник, стоит на пути,
Дерево, как сторож, не отводит взгляд…
По ветру, по улице лист летит,
Ветер переменится – вернется назад.
 
Вот такой на ветру поворот судьбы,
Область притяжения кругла, как ноль.
Обоюдоострая впереди ночь.
То клаксона выкрик, то стон трубы.
 
Сумерки распахивают свои крыла,
Ни свободы, ни воли – никого нет…
Дерево входит из-за угла,
Переходит улицу на красный свет.    
 
 
 
 
***
 
Школа? Да, но летние каникулы…
Ходит лошадь имени Калигулы.
 
Заседание сената на бревне,
Поиск истины в недорогом вине…
 
С папиросами сенаторы сидят
И на лошадь с умилением глядят…
 
Лошадь – дура: ничего не понимает…
Или дурой притворяется, скотина,
От крапивы головы не подымает…
 
Школа? Да, но нелегко в ученье,
Даже если летние каникулы…
Посещенье паче просвещенья…
Беспокоят вражеские идолы…
 
Хорошо в сенате заседать…
Но пора идти германцев воевать…
Снова в Африке неважные дела…
И Персида из соседнего села…
 
 
 
 
 
***
 
Водка с волком, игры с тигром
Лучше б зебра и жираф…
Слева Ирод, справа Ирод,
Посредине Голиаф...
 
В той компании и жили,
Жили-были, выживали…
Даже бешеных рептилий
Кротостию  побеждали,
 
Неизбежный пряча страх
В несгораемых шкафах…
 
Эра каторжного  строя…
В бурях лжи – любовь и вера…
Люди каторжного века,
Комсомольских всяких строек,
 
В дни беды, войны, тюрьмы
Были люди – не как мы…
 
Наш удел – пустые вздохи,
Им – свобода и венец,
Людям каторжной эпохи,
Людям пламенных сердец.
 
 
 
 
 
* **
 
Школы, дворы…  Все навзрыд одинаково…
Или ценить не умеем имеемого…
Сколько неправильно прожито всякого,
Непоправимо, преступно, рассеянно.
 
Сладкое время сплошной приблизительности,
Дух противления: горького хочется…
 
Бедные радости школьной учительницы
И неделимая наша песочница…
 
Тощие девочки с модными челками
Водятся с нами, нахальными типами…
 
Неосторожность свиданий под елками,
После дурацких прогулок под липами…
 
Дальше – как раньше – как в Африку ехали:
Пропуск уроков по неуважительным…
С трубами, с финками или с кастетами…
Все одинаково, все приблизительно.
 
Сосны, рябины и окна с закатами…
Школьники вспомнят про дни благодатные
Перед районными военкоматами:
Кто-то в десантные, кто-то в стройбатные…
 
Непобедимые девы воительницы
Тоже взгрустнули: когда еще встретимся…
Бурная молодость школьной учительницы
В нежных и грустных глазах ее светится.
 
 
 
 
***
 
Теперь или никогда…
Вдали несказанный свет…
Изба горит, как звезда,
Но только не в небе, нет…
 
Огонь и его следы:
К утру только серый дым,
И птицы летят над ним…
 
... Хоть чайка, хоть попугай…
Хоть орел… Выбирай, как знаешь…
Только птиц не пугай:
Испуганных не поймаешь…
 
Минувшего не вернуть…
А пробовал кто-нибудь?
 
Дорога, кусты, луга…
В грядущее не заглядывай…
А главное: Птиц не пугай,
И на поезд, пожалуйста, не опаздывай.
 
 
 
 
***
 
Казахстан.
Неуверенный профиль верблюда.
Или это обычный мираж неоглядных степей?
Казахстан.
Удивленные лица аральских, может быть, опечаленных долгой
разлукою рыб…
А душа, как всегда, у надежд и стремлений в плену…
Казахстан.
Неужели та неровность, что вижу вдали, и есть пресловутая
шарообразность планеты…
 
 
 
 
***
 
Время нищих и отважных.
В лужах солнца отраженье,
Наших юрт многоэтажных
Чуть заметное движенье.
 
Все родное, все похоже…
Наших бед не замечая,
Клен окопан и ухожен,
Кроной ласково качает.
 
Дым и свет над головою.
Приторможен ход кочевья.
Здесь сегодня все живое:
Даже известь на деревьях.
 
 
 
 
* **
 
А ночами здесь темный лес…
Каждый сам себе тать и вор…
В темноте череда чудес…
Серый волк, Серебряный бор…
 
Было дело: свет и огонь –
За Жар-птицей в дальнюю даль…
Добрый был у меня конь:
Только кости остались. Жаль.
 
Трудный возраст, самообман.
Тихих дудок ночной хор…
… Это я, царевич Иван,
И на волке еду верхом…
 
Волк, скотина, слопал коня,
Сам теперь стал незаменим:
Вот сейчас зарежут меня,
Волк отыщет и оживит.
 
В темноте у Москвы-реки
Травы, шлюзы и муть воды…
Верный серый скалит клыки:
Знает зверь: не избыть беды…
 
Неоконченный разговор,
Недосказанная тоска…
Серый волк, Серебряный бор…
Елки, пальмы… Река Москва.
 
 
 
 
* **
 
Пропадает все в бездне и в мгле.
Все уловлено в частую сеть.
Мы живем на прекрасной Земле,
Но все время хотим улететь.
 
Круг за кругом мелькают года.
Мы рассеянно смотрим в зенит.
Мы еще не летим никуда:
Может, кто-нибудь к нам прилетит?
 
… Вдалеке социального зла,
Простовата... Ее ли вина?
Холодна, и бледна, и одна,
На Земле проживает она.
 
В предвкушенье прекрасных плодов
Диковата, как сельский совет,
То из дальних чужих городов
Ждет гостей, то с далеких планет.
 
… Март, апрель. Ничего, никого.
Где-то таяло... Что-то текло...
Опасаясь ее ПВО,
Облетают ее НЛО…
 
…Или в сон с головой, как в окоп,
И надежду, и страх затая...
Или чаша сия телескоп,
Или просто полна по края...
 
Размыкаются стены плотин,
Рассыпается бестолочь плит...
Наконец-то какой-то один
Прилетел, приземлился, стоит
 
Над зеленой и серой травой
Межпланетный  живой организм,
Независимый, как часовой
Или как часовой механизм.
 
Дорогой межпланетный предмет,
Глуповатый, почти, как живой.
И мерцает серебряный свет
Над некруглой его головой...
 
           … Бестолковое иго мое!
          Улетел бы куда-нибудь сам!
          Что поделать мне с дурью ее
          И с тоской по чужим небесам?
 
          Все забыть и с начала начать...
          Ни спасенья не ждать, ни наград…
          Где-то рядом шумит водопад,
          И нельзя его перекричать.
 
 
 
 
 
***
Что на свете делается!
Видишь, клетки делятся,
На две разрываются,
И не унимаются…
И туманы стелются,
Над пропастью растекаются,
А в тумане все спотыкаются…
 
 
 
 
 
Невольные мысли
 
Вечность – это время, и зацепившееся за забор?
Или это время, споткнувшееся у порога?
 
 
 
 
***
 
Скор и скромен наш в неведомое путь
От завода до Горелова ручья.
Соловьи поют, усиливая грусть.
Жизнь моя течет сегодня, как ничья.
 
Телефон то ошибается, то лжет,
Жизнь лежит в несовпадающих словах,
Как земля на шевелящихся слонах:
Если нижний покачнется – упадет…
 
Закачаются деревья и поля,
Накренится и покатится земля…
 
Только ангелы, незримые, одни
Сберегают наши маленькие дни.
 
 
 
 
 
***
 
Апрель, туман, река в разливе…
Пустыми, грязными полями
Гуляем, бедные, гуляем,
Мы снова даль недоделили…
 
Недоуменье постоянства:
Пока гуляем, все теряем,
Свое невольное пространство
Беспечной жизнью измеряя.
 
А даль зовет все дальше, дальше…
Там встречи реже и дороже…
Река, апрель, тревоги наши,
И, может быть, ненаши тоже…
 
 
 
 
 
***
 
Пейзажи: долины и горы.
По ним друг за другом солдаты:
Саперы уходят на сборы,
А с ними лопаты, лопаты…
 
Шумят сумасшедшие ветры,
Рыдают эоловы флейты,
Гремят полковые оркестры,
Гудят полевые буфеты…
 
Беспечно и шумно в природе
В парадном цветении мая…
Саперы уходят, уходят,
Лопаты к груди прижимая.
 
Беспечной черемухи ветка…
Весна до скончания века…
 
В тылу интенданты и воры,
Саперы уходят на сборы.
 
Куда? Не лопатами ж драться…
Усталые и многоликие,
Саперы идут ошибаться
И – повторять ошибки

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS