Комментарий | 0

Орион

 
 
 
 
2021 г.
 
Медведицы
 
                                        Н. П.
 
Уронила под ноги клубок
Распускавшая времени нить.
И как будто не видно дорог,
И не нужно в туман выходить.
 
Он с тобою в постели лежит
И звериную лапу сосет.
И гуляют его малыши
Под сияньем полярных широт.
 
Значит, есть и на полюсе свет,
Даже если закончился мир,
Даже если ты просто обед,
А не «первый в стране дезертир».
 
Вот так вот. А они подрастут,
Медвежата его, до небес.
Где туман – это только маршрут
По одной из сверкающих бездн.
 
 
 
Дождь в декабре
 
                                             А. Д.
 
Дождь и дождь. Но говорят,
Будет снег, похолодает.
Будет снег сто лет подряд,
Упадет и не растает.
 
Станет не о чем жалеть,
Ни о ком не нужно плакать.
Будет лампочка гореть,
У дверей скулить собака.
 
Будет чистый белый свет,
Заметенная дорога.
Ни следа, ни зверя нет,
И меня как нет у Бога.
 
 
 
 
Планета Зет
                                     Т. В-кой
 
Я не сплю. Меня здесь нет.
Я давно гуляю лесом.
По ночам планета Зет
Скрыта облачным навесом.
 
Звезды этой стороны
Иногда сойдутся в небе
И показывают сны:
Город, дом, созвездье Лебедь…
 
Даже сразу не поймешь,
Отчего похож на птицу
Звездный крест и лунный грош
Вписан в черную глазницу.
 
Солнце синее взойдет.
Остальное все как прежде.
Бог здесь тоже не живет,
Добрый, вечный, безнадежный.
 
 
 
 
Подсолнух
                                        А. Б.
 
Ты расти-расти, луна,
В облаках ночной подсолнух.
Много черного вина
В Черном море в черных волнах.
 
А поднимется волна –
Мой кораблик покачнется,
От веселого вина
В небесах перевернется.
 
И наутро никого
Не найдут на свете белом,
Ни варяга моего,
Ни меня, ни изабеллы.
 
 
 
 
Лапута
 
Ветерочек-то каков! –
Настоящий, не Сваровски.
Носит торбы облаков
По привычке стариковской.
 
– Ну да что там у тебя?
Звезды, гвозди, месяц острый.
Под завалами тряпья
Спрятан лапутянский остров.
 
– А за сколько отдаешь?
У меня полны карманы,
В правом грош и в левом грош –
Разгуляемся с деканом.
 
– Что же к нам-то занесло?
Битый остров не летает.
– Не летает, как назло!
Но разок в году бывает.
 
 
 
 
Берег
 
А лодка давно отплыла.
В ней пусто, и некуда деться.
А кажется, только легла
На волны у берега детства.
 
Теченье на запад несет.
Быстрее. Быстрее. Быстрее.
Закату в распахнутый рот.
И губы заката краснеют.
 
И пьется, и пьется вино
Открытыми в бездну губами.
Все это случилось давно.
Все это случается с нами.
 
Рыба идет под водой.
Люди выходят на берег.
С берега машет рукой
Детская радость-потеря.
 
 
 
 
2022 г.
 
Ул. Фруктовая
                                   Вале и Алене
 
Фруктовая. Не улица, а сад.
Отсюда начиналась вита дольче.
Уже разлитый звон зовет назад
Под нежный купол призрак-колокольчик.
 
Он слишком тонок, чтобы удержать
Опавших листьев золотые перья.
Осталось тени наши созывать
И возвращенью призрачному верить.
 
Прозрачных стен сжигая кирпичи,
Холодным мартом руки согревает
Последний призрак. Музыка звучит
В заварке неба, сладкая, земная.
 
 
 
 
Лодка
 
Сохрани этот день, эту лодку в пруду.
Я однажды вернусь, я на берег приду,
В старом парке бывает такое,
Посмотри, как качаются двое, –
 
Мотылек по воде парой крылышек бьет.
Эту глупую шляпку сейчас унесет.
Унесутся и ленты, и банты,
И прохожих бумажные фанты,
 
«Осторожней, пожалуйста», «будьте добры»,
Карусельные львы и цветные шары…
Да, пожалуйста, пусть аккуратно,
Им еще возвращаться обратно.
 
Сохрани нашу тень на ресницах ветвей,
Мы вернемся один без другого за ней.
Чиркнет ветер стремительной галкой…
…Только шляпку по-прежнему жалко.
 
 
 
 
Над холмами месяц светит
 
«Меркнут знаки зодиака…»
А империю всё делят.
Тридцать лет прошло, однако,
И подростки поседели.
 
Поднялись стволы и кроны.
По холмам гуляет ветер.
Здесь теперь живут вороны,
Над холмами месяц светит.
 
До утра смотрю на гнезда
С высоты летучей мыши.
«Nevermore» кричать им поздно.
Самолет летает выше.
 
То ли дело голубь сизый,
Птица пуделя умнее.
Жалко, пачкает карнизы,
Но воркует как умеет.
 
Оттого ли, что короче
Век счастливый голубиный…
Только правы птицы ночи,
Не воркующие в спины.
 
 
 
 
Вороний двор
 
Вороний двор, вороний пир
И в прочем из окна,
Давно затертая до дыр,
Воронья жизнь видна.
 
Они не верят в рай и ад,
Им, в общем, все равно,
Они растят вороний сад
И за гнездом гнездо.
 
А я смотрю из тишины,
Как темное пятно,
Глазами, полными войны,
В закрытое окно.
 
Как будто лишняя деталь
Полуденного сна.
Апрель, вороны, пастораль.
Когда бы не война.
 
 
 
 
Сад
 
Засыпают вороны на ветках.
Ветер прячется в шелесте перьев.
Этот город, похожий на клетку,
Оставляет открытыми двери.
 
Разлетаются души по свету,
Отрываясь от тел посторонних,
И несутся на крыльях вороньих
В распахнувшийся сад до рассвета.
 
Тот, куда долететь невозможно.
Только гавкнет и стихнет собака.
Только скатится капля по коже
Ледяного соленого страха.
 
Что им снилось – неважно, неважно.
Оживают тела на восходе.
И свобода, позвавшая дважды,
Мимо запертой клетки проходит.
 
 
 
 
Мицкевич по ночам
 
Когда ворон соседство надоест
(Они и так к полуночи уснули),
Я тут брожу, их табора окрест,
Где ни души. Мицкевич в карауле
 
Один без сна скамейку сторожит,
Два фонаря и дверь библиотеки.
Ну е-мое! «А вас в такой глуши
Без подписи не угадать вовеки».
 
Чугунное спокойствие храня,
Он дышит дымом лучшей сигареты –
Мы с ним по Польше дальняя родня.
И вообще, найди сейчас поэта.
 
Какой не рвал рубаху на груди,
Над синим морем распыляя клочья.
«Już, – говорит. – И Польши не найти.
Два фонаря погасли этой ночью.
 
Прогорклый дым несет со всех сторон…»
Поэт… Я потушила сигарету.
Нас бросила компания ворон
На ожиданье долгого рассвета.
 
 
 
 
Ливень
 
Слава Богу, дождь и гром.
Что промокнем на дорогу.
Что не нужно ждать «потом» –
Вот оно, и слава Богу.
 
За потоп и полный мрак.
Кроешь небо – небо кроет.
Высохнем. Не знаю как.
Будет небо голубое.
 
Будет солнце впереди.
Или месяц. Но ей-богу,
Чтобы бездну перейти,
Стоит выйти на дорогу.
 
 
 
 
Орион
 
Человеком Леонардо
Орион распят на небе.
На краю открытой карты
Только тихий звездный лепет,
 
Где-то там, над головою,
Где не знают белых пятен.
Заливает небо тьмою,
Только звезды как проклятье
 
Расцветают в поле черном,
И распахивает веко
В тишине огнеупорной
То, что больше человека.
 
Значит, вот оно, как надо.
Шелестит мирами вечность,
Жаркой кистью винограда,
Беспощадно-человечной.
Последние публикации: 
Город на холмах (19/12/2022)
По улице Грина (02/11/2021)
Ни пера (06/10/2021)
Эта сволочь (27/05/2021)
Коник (24/09/2020)
Spiritus flat... (30/03/2020)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS