Комментарий | 0

Таинственное эхо мира

 
 
 
 
 
 
            Планетарий
             
            Опять в одном из полушарий
            Рассыпан звезд холодный свет.
            И мир открыт, как планетарий –
            Приют заброшенных планет.
             
            Тревожа запахом полыни,
            Вдохнувшей трав сгоревших дым,
            Молчат небесные пустыни
            Под старым куполом своим.
             
            А за оградой, где природа
            В спокойный сон погружена,
            На тихом кладбище у входа
            Листва опавшая видна,
             
            Как будто брошены билеты.
            И посетители ушли.
            Но те же звезды и планеты
            Горят по-прежнему вдали.
 
 
 
 
 
            * * *
             
            Во времени есть переходы,
            Есть улицы, есть тупики,
            В которых прошедшие годы,
            Как пух тополиный, легки.
             
            Туда попадают случайно.
            И это не многим дано.
            Там ветер, подкравшийся тайно,
            Листвой затеняет окно.
             
            Там в мире тепла и сиянья
            Давно уже прожитых дней
            Забытый секрет мирозданья
            Тревожит и манит сильней.
             
            Он в музыке возле вокзала,
            Куда залетают гудки,
            И в плеске волны у причала,
            И веет прохладой реки.
             
            Там, вторя беспечным гитарам,
            Сверкают фонтаны, звеня.
            И можно бродить по бульварам
            В предчувствии вечного дня.
             
            Забыться… и слушать вполуха,
            Как трется о тополь кормой
            Оставленный катер из пуха
            И ждет возвращенья домой.
 
 
 
 
 
 
            * * *
             
            И облака, летящие над нами,
            И улица с высокими домами,
            И люди, проходящие по ней,
            Отбрасывают тень среди теней, –
            Как ореол из музыки и света!
            Но остается только сущность эта,
            Когда уходит все в небытие,
            Предназначенье выполнив свое.
            Я чувствую, мир заполняют тени:
            Людей, вещей, животных и растений,
            Как старый театральный реквизит.
            Еще смеются сброшенные маски.
            Еще звучат разыгранные сказки.
            Но ключ не найден. И чердак закрыт.
 
 
 
 
 
            Книга*
             
            Девятнадцатый век из разрытых могил
            Смотрит в небо и слушает шорох волны, –
            Будто кто-то забытую книгу открыл.
            Но слова этой книги уже не нужны.
             
            В ней на старых страницах в глуши вечеров
            Замирает трава безымянных полян
            И плывут рыбаки к берегам островов,
            И бредут бурлаки, превращаясь в туман.
             
            Там дорожная пыль облетает со спиц,
            И в глубоких колодцах мерцает вода
            Дальним отблеском дня в темных дырах глазниц.
            А листва шелестит и сейчас, как тогда.
             
            Волжский ветер свевает просушенный прах.
            Он засыпать песком эти кости готов.
            Мало что остается в делах и словах.
            Остальное – в таинственной книге без слов.
 
________________
* Стихотворение написано по случаю археологических раскопок на месте г. Ставрополя-на-Волге.
 
 
 
 
 
            Ночной автомобиль
             
            Опустели давно тротуары,
            И последние стихли шаги.
            И во двор заглянувшие фары
            Утонули в потоках пурги.
             
            Стонет ветер, бросаясь в сугробы,
            Замирает на миг у дверей,
            А потом, задыхаясь от злобы,
            Сыплет искры вокруг фонарей.
             
            Тополей ледяные вершины
            Раскачались в белесом дыму.
            Но водитель прозрачной машины
            Не выходит в сквозящую тьму.
             
            Может, кто-то из дальнего века
            Заблудился случайно в пути.
            И пустой силуэт человека
            Вьюга хочет с собой унести.
             
            …Пальцы трогают ключ зажиганья.
            Огонек промелькнул, как звезда.
            И машина проходит сквозь зданья,
            Не оставив нигде и следа.
 
 
 
 
 
            * * *
             
            Плывут облака под разлившимся светом.
            И небо, и время – одно.
            Ложусь на траву с полудремлющим летом,
            Как будто на теплое дно.
             
            Я чувствую тайную силу теченья,
            Не знающего берегов.
            И мысли мои не имеют значенья.
            И я ни к чему не готов.
             
            Я думаю снова о чем-то далеком
            За этим и завтрашним днем.
            И тело мое размывает потоком.
            И мир мой. И память о нем.
 
 
 
 
 
            Эдгар По
             
            Пустынный двор. Карета возле дома.
            В провалах туч скользящая луна.
            В гигантском вихре звездного Мальстрема
            Судьба Земли давно предрешена.
             
            Когда опять смотрел в ночной простор он
            На пламя свеч, на блики в складках штор,
            Всезнающий и равнодушный ворон
            Ему угрюмо каркнул: «Невермор».
             
            Холодный ветер шевельнул страницу
            С отметкой торопливого пера,
            Как будто звал пославший эту птицу
            Не ждать в бесплодных думах до утра.
             
            Метнулось пламя. И затихло снова.
            Тень человека вышла за порог.
            Остались строчки. Но значенье слова
            Еще никто перевести не смог.
 
 
 
 
 
            Эхо
             
            Когда темнеет, и квартира
            Плывет и тает в тишине,
            Таинственное эхо мира
            Звучит, как музыка, во мне.
             
            Как уходящее свеченье,
            Прощанье прожитого дня.
            И в этот час воображенье
            Тревожно шепчет для меня,
             
            Что мир наш – только отзвук эха
            Других, исчезнувших миров,
            Далекий отголосок смеха,
            Дымок погаснувших костров.
             
            Но в запахе листвы горящей,
            В лучах рассеянных огней –
            Дыханье жизни настоящей,
            Напоминание о ней.
             
            И этот стынущий немного
            Обычный ветер пыльных крыш
            Поет земное для земного.
            О чем, о чем ты говоришь?..
 
 
 
 
 
            * * *
             
            Когда ни веры нет, ни знанья,
            Когда над крышами темно,
            Когда тревога мирозданья
            Течет в закрытое окно,
             
            Когда в таинственной надежде
            Сверкают звезды, в этот час
            Одно доверие, как прежде,
            Приходит к нам, спасая нас.
 
 
 
 
 
 
            * * *
             
            Ты тайну тайн своих открой
            Мне в час заката, город мой.
             
            Опять горит твоя заря,
            О чем-то дальнем говоря.
             
            Но не вступают в разговор
            Деревья и затихший двор.
             
            Остались тени во дворе.
            И я один иду к заре.
             
            И отсвет вечности лежит
            На спинах тротуарных плит.
             
            А улицы, теряясь в ней,
            Распались сотнями огней.
             
            И сходятся передо мной
            Небесный путь и путь земной.
 
 
 
 
 
            * * *
             
            На старых снимках не играет марши
            Простуженный оркестр дотемна.
            Но там живут воспоминанья наши,
            Как проблеск дня за шторами окна.
             
            Безмолвны фотографии в альбоме.
            Но если настежь распахнешь окно –
            То память в листьях, в первом майском громе,
            Который я не слышал так давно.
             
            О детях с разноцветными шарами
            И лозунгах над праздничной толпой
            Напомнил мне летящий над дворами
            Воздушный шарик бледно-голубой.
             
            Плыви в пространстве утреннего света
            И призрачного вешнего тепла,
            Отпущенная к облаку планета,
            Где жизнь моя беспечнее была.
             
            Теперь почти готов я к расставанью.
            Почти не жаль мне этих давних дней.
            И тень его легко скользит по зданью…
            И что-то пропадает вместе с ней…
 
 
 
 
 
            Солнечный двор
             
            С шумных улиц, сбиваясь со счета,
            Дни за днями уходят туда,
            Где зачеркнутый знак поворота
            Запрещает его навсегда.
             
            Мне уже не захочется снова
            Заглянуть в этот солнечный двор
            Там, где музыка тайного слова,
            Где над крышами яркий простор,
             
            Где оплывшие свечи каштана
            Чуть заметно чадят по утрам
            Лиловеющей дымкой тумана,
            И сквозит паутина у рам.
             
            Там, где в блеске листвы и капели,
            Проскользив по кирпичной стене,
            Мне весенние ветры пропели
            О какой-то далекой стране.
 
 
 
 
 
            * * *
             
            Не много дано человеку.
            Но хочется мне иногда
            Пройти по зеленому снегу,
            Не зная, зачем и куда.
             
            Чтоб вечное небо стояло
            С безвестной звездой в глубине
            Над снегом цветущим. Так мало,
            Но все-таки хочется мне
             
            Идти, как по летнему лугу,
            Смотреть, как сверкает звезда.
            И с ней улыбаться друг другу.
            Как было… не помню когда.

 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS