Комментарий | 0

Чечня 2. Записки о гражданской войне* (15)

 

 

 

- Все ваши планы дерьмо, - выслушав нас, Старик резюмировал наши тактические изыски. – Они отталкиваются от точки, расположенной в многочасовом переходе до Б. И никому не пришло в голову изменить её. Всё оттого, что принято за аксиому – обязательное нахождение здесь. У Слона была неплохая мысль об опросе непосредственных участников событий, но вызывать их сюда… Перед разговором с нами им уже дадут инструкции о чём говорить, а о чём промолчать. Сток, ты остаёшься здесь. На тебя вся деза. Как хочешь, но местные должны уверовать, что мы можем быть везде, кроме этого блокпоста.

- Понял, командир! Кладовщики народ брехливый. Поиграю в простачка-интенданта, - кивком головы наш босс утвердил его решение.

- Выдвигаемся через час. Пойдём окружным путём открыто пока. Магазинщики как раз в это время отправляют машину за товаром. Тоже пусть видят нас на другом направлении. Дальше растворяемся. Сутки наблюдаем за блоком издалека. Нужны подходы. Вероятное направление возможного удара. Потом легализуемся. Как? Определимся на месте. Сток, получи ИРП1 на трое суток и спрячь, оставив пустые коробки распотрошёнными. И это должен кто-то увидеть. Если вопросов нет. Боеприпасы по максимуму. Всё лишнее из рюкзаков вон. Расчёт одна банка на троих в сутки, сухари и вода. Мажор, подготовка на тебе, я в штаб, - энергично встав со стула, Старик лишил нас своего общества.

- Слышали! Рассыпуху не брать. Патроны только ВГП2. И по одной банке тушёнки. Сухари – сколько влезут и куда влезут, - повторил я приказ.

- А откуда здесь ВГП2? – поинтересовался Кость.

- Сам не знаю, но я урвал 4 ящика, - ответил Сток.

- Их и потрошим аккуратно, чтобы Сток держал их как нетронутые, - пояснил я.

- Почти девять тысяч на четырнадцать… Это по пять ВГП2 на брата… Больше восьми кг на одно рыло… - начал считать Санта.

- Больше, Блик и Краб минус. Снайпер и РПГ у них свои штучки, - сбил со счёта Дюна.

- Да и Крабу помочь надо, один он много выстрелов не унесет, - вставил Слон.

- Плюс набор гранат и про Мину забыли. У него свой груз, - подытожил я. – В общем под завязку.

- Мы, что вместо роты оборонятся будем, - спросил Барс.

- Всё, разговорчики. Разрешаю задать вопрос Старику, - приказал я.

- И жди ответа, как соловей лета, - Усмехнулся Гром.

Первая часть плана прошла удачно. Добрались в срок. Слабые места выявили. Подходы обозначили. Итоги были не утешительные. Если ударят по блоку. Им хана. Мы могли бы взять пост тихо. Расслабуха кругом. Видимость есть, а пользы нет. Часовые борются со сном, но плохо. Ждут видимо, когда петух клюнет.

- Завтра легализуемся. Значит будем действовать так. Мажор, Слон и Гром…, - Старик начал освещать план, но не успел.

- Движение на пять часов. Много. В темноте не посчитать, - Подал голос Трек.

- Уточни!

- Семь рыл, четыре РПГ на шесть часов, - это уже Блик.

- Десятка, чуть больше, три РПГ, - снова Трек.

- Сойдутся у зарослей акации, точняк, - высказал предположение Слон.

- Тихо не возьмём, - Старик принял решение. – Только гранаты. Три-Три. Всем тройкам. Я начинаю. Дальше уходим в сторону. Пусть шевелятся на блоке.

За остальной канонадой наблюдали издалека. Блокпост отработал на «пять с плюсом». Мне подумалось, что у них там завод по производству боеприпасов. Что у нас было с собой, они по объёму выложили минут за семь. Вместо акации пустыня без признаков растительности. Хвала Богу, что стреляли только в одну сторону.

- Завтра, когда выдут посмотреть на результаты, познакомимся. А пока не отсвечиваем,- решил командир.

«Быстрее бы утро. Жрать хочется. И курить. Двое суток на голодном пайке. Хорошо, что еще тепло. Начавшийся мелкий дождик быстро прошёл. Холодная банка тушёнки на троих с сухарём – так себе удовольствие. Интересно, во сколько бравые вэвэшники соизволят себе выйти посмотреть на свои ночные труды… Оля, Олечка… Что же ты значишь для меня?  Ия – славная девчонка. Сначала трудно было. Но отец растопил лёд. Ольга не стала ждать год и перед моей отправкой сюда, привезла Ию отцу, а сама ко мне помчалась, чтобы проводить… Старик искоса принял мою просьбу отпустить на несколько часов. Чувствую его настороженность ко мне…»

- Внимание! Движение у ворот. Выходят, - доложился Бинт.

Около взвода солдат и бэтэр начали движение в сторону ночного боя. Офицер действовал уверенно. Грамотно расположил оцепление. Точку для БТРа выбрал удачную.  Выдвинул вперёд дозор из двух бойцов. Вот это он сделал зря. Нам на руку. Дюна и Слон сняли дозор в миг. Старик отослал одного без оружия дозорного для передачи сообщения.

Бойцы из ВВ залегли, защелкали затворы, БТР закрутил башней. Я встал, поднял руки и пошёл на встречу.

- Здравствуй, капитан!

-???

- Я уверен, что ты о нас знаешь. Оповещён же о группе, которая поселилась у вашего комполка под боком.

- Где второй боец?

- Похвально. Забота о подчиненных…, - я опустил левую руку и второй солдат был отпущен.

Капитан злобными глазами проводил мимо пробежавшего хлопца.

- Не злобствуй. Они молодцы, но…

- Значит спецы… Сколько вас?

- Все здесь.

- Старик?

- Я? Нет.

- ???

- Пригласишь в гости?

- Доложу. А там решат. Ждите у ворот.

- А поблагодарить за ночной фейерверк?

- А я грешным делом подумал, что они случайно подорвались на своём РПГ. Странно было.

- Ты веришь в чудеса?

- Хотел бы верить.

- Дело в том, что нам бы переговорить без высоких звёзд.

- О чём?

- О стройматериалах, подрывах… Мы не нашли понимания у твоих командиров. У них всё сводится к случайным совпадениям.

- Суки! Ладно веди своих. Давно вы здесь?

- Вторые сутки. Голодные. Уставшие. Но с интересными для тебя новостями.

- А я не поверил глазастому…

-???

- Есть у меня прапорщик – светлая голова. Позавчера сказал, что видел двух военных в нашей форме недалеко от поворота. Он сапёр от бога. Ходил проверял закладки. Ну, как ходил. Передвигается он только ползком. Сибиряк-охотник. Сначала запах пота учуял. А потом и ваших засёк. Но неуверенно. Быстро исчезли. Час наблюдал, но растворились и явных следов не нашёл. Мы сутки этот квадрат под особым контролем держали.

- Значит. Срисовал нас на подходе.

- Зови. А то времени мало. Через два-три часа приедут прокурорские с высоким начальством. Разборки будут по огневому контакту.

После моего доклада Старик отдал приказ: «Маски не снимать не под каким соусом. Это приказ. Кто нарушит. Вычеркну из группы мгновенно».

Обменявшись информацией с капитаном. Плотно подкрепившись мы стали ждать остальных гостей. Старик ушёл встречать. Половина дня прошли спокойно. Нас не трогали. Командир вернулся в благодушном настроении.

- Через час-полтора нас заберут с колонной. Там свяжемся с куратором и решим, что делать дальше. Пока отдыхаем. Я с капитаном ещё раз пройдусь по расположению и укажу ему на недостатки обороны, - и повернувшись вышел из комнаты.

Внезапно распахнулась дверь и в комнату вошёл советник юстиции по-военному подполковник.

- Товарищи офицеры! – я подал команду

- Здравствуйте! – не по-военному поздоровался и обратившись ко мне сказал. – Представьтесь пожалуйста.

- Мажор!

- Что?

- Зовут меня Мажор, - повторил я и предваряя его. – Слон, Барс, Гром, Дюна…

- Хватит! – прервал меня он. – Снимите маски.

- Не положено! – Санта встрял в разговор. – Вы же в курсе этого. Не правда ли, товарищ советник юстиции.

- Ладно! Разберёмся, - и он вышел из комнаты.

Старик зашёл сразу после прокурорского.

- Отшили?

- Так точно!

- Молодцы!

Вбежал капитан.

- Мужики! Этот чел пошёл жаловаться генералу со словами о вашем аресте. Я не знаю, что там решат, но…

- Уходим. Капитан выведешь группу через посты?

- Конечно!

- Спасибо за хлеб и соль! Спросят – скажешь, что прошла инфа о Ш. и его боевиках. Мы сразу снялись на охоту. Всё, давай с Богом!

Ещё пару суток потратили мы на поиск. Прошли по следам. Наткнулись на место стоянки боевиков. Они покинули её после неудачной вылазки. Прикинули количество - 25-30 штыков. После потери большей половины они особой угрозы не представляли. Да и направление к горам предполагало, что вернутся они не скоро. Забрали Стока и вернулись на основную базу.

- Задачу вы выполнили не полностью. Ш. ушёл. Плохо, - высказал оценку куратор.

- А разве перед нами стояла именно такая задача? И есть доказательство, что он там был? – спросил Старик.

- Не передёргивай! И почему ты пришёл с ним, - и повернул голову в мою сторону.

- Он мой зам. А скоро займёт моё место. Старый я уже стал для таких дел. Пусть входит в курс дела.

- Хорошо. Информацию по сводному полку я передал. Но не думаю, что это что-то изменит в ближайшее время. У него крепкий московский тыл. Старая ельцинская гвардия. Но её потихоньку сдвигают в сторону. Чеченская прокуратура – тёмная лошадка. Голова наша, а вот на местах… Всё продаётся…

- Не все! Меня спасли как раз прокурорские, - вставил свою лепту я.

- Не перевелись ещё капитаны и майоры, подполковники у которых понятие офицерской чести не просто слова, - с пафосом ответил куратор.

От его слов стало кисло на душе.

««Долой присосавшихся к нашим рядам и тех, кто к грошам присосался!» вспомнились почему-то стихи Маяковского. Интересно, а как в американской армии с продажностью? - Не к месту подумалось мне. – Олька, ты где? С кем мы воюем? Сами с собой? Раздавить Чечню – это дело нескольких дней. Всех выселить. Вернуть казаков на родную землю. Сталина на них нету. Спорно. Хочется сильной руки у власти. А куда повернёт голова эту руку. С какой стороны баррикады окажешься ты? Чья честь выше: атамана Анненкова, белого офицера, замучившего сотни людей, или честь чекиста Евдокимова, отличившегося в Крыму убийством ещё большего количества людей. И всё под лозунгом сильной России. Глубоко… Кто я? Убийца чеченцев, воюющих за свою страну или русский офицер честно выполняющий свой долг на гражданской войне и радеющий за Россию. Или стараюсь удержать у власти толпу ублюдков? … Странно, слова Старика обо мне прошли мимо меня. Что он там говорил?»

- Саша! Вернись на землю.

-А?

- Вернись, говорю. Где застрял?

- Кто?

- Иди покури!

- А? Спасибо!

- Иди с Богом!

Я вышел в курилку. Дюна травил анекдоты. Ребята посмеивались. А две девчонки-радистки смеялись до слёз.

_________________

1_ИРП – индивидуальный рацион питания (сухой паёк)

2_ВГП – влагонепроницаемый пакет из непромокаемой бумаги, имеющей с наружной стороны покрытие из полиэтилентерефталатной (лавсановой) пленки, и с внутренней стороны, обращенной к патронам, покрытие парафин-полиизобутиленовой смесью. Внутрь влагонепроницаемого пакета укладываются в один или два ряда патронные пачки, проложенные по периметру пакета прокладкой из оберточной бумаги. Герметизация влагонепроницаемого пакета осуществляется свариванием швов и загибкой клапанов. (120 шт. в пакете калибра 5,45; в ящике всего: 2160 шт. патронов).

___________
*_ Записки являются художественным вымыслом. Их герои и события выдуманы.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS