Комментарий | 0

Чечня 2. Записки о гражданской войне* (22)

 

 

Отпуск прошёл. Что я смог? Практически восстановился. Ежедневные пробежки, начиная с трёшки удалось увеличить до двадцати в последние дни. Оля ругалась, что слишком быстрое увеличение нагрузок может привести к обратному результату, но сломить моё упрямство ей не удалось. Даже поездка, к отцу в гости, не отменила мой фанатизм. И турник! Вот где ждало меня разочарование. Нет, в норму я укладывался. Но вернуть прошлую форму не смог. Плечо лихорадило. Спасибо Оленьке – ежедневный массаж, какие-то лекарственные травяные повязки. Всё это привело к тому, что если не беспокоить чрезмерно силовыми упражнениями, то я мог о нём и не вспоминать. Маячившая в моей голове перспектива остаться не удел, ввела меня в такой раж, что от всех увещеваний был только пшик. Моя женщина мужественно страдала морально и физически, ибо сил моих чаще всего хватало, чтобы добраться до постели и уснуть мертвецким сном. А утром я снова брался за своё. В общем, она чувствовала себя санитаркой при выздоравливающем, а не любимым человеком. В предпоследний день мы разругались, и я ушёл к Юрию Петровичу, оставив её в слезах.

– Я признаю, что был не просто эгоистичен, я был невыносим. Когда попытался объяснить, что такова моя жизнь, она взорвалась. На первом месте, мол у меня только служба, а она так сбоку припёку. Вот здесь, и я не выдержал – не сдержался и посоветовал ей искать спутника жизни в другой среде…

– А может и правда пора уже остепениться и подумать о личной жизни? Не ерепенься, а выслушай! Ты сам не понимаешь целевой идеи, за которую воюешь – и это твои слова, не мои. Я добьюсь, однозначно, твоего перевода ко мне на должность начальника штаба. А затем, мне уже пора и на пенсию…

– Вы, неправильно поняли мои сомнения. В целом… Без пафоса… Я хочу остановить все этих доморощенных террористов, выжечь, уничтожить, чтобы не крали людей, не взрывали дома и автобусы… Я понимаю, почему сильная Россия – кость в горле для демократов всех мастей внутри и за пределами. Эти криковозгласители человеческих ценностей готовы сожрать любую ложь и любой подлог, только бы они шли в соответствии с их планами на мою страну. Тех, которые там, я ещё могу простить. Извечно мы для них грязные и тупые варвары. Одного понять не могу…Своих… Власть имущих… Ополчились на что? И все эти Ковалёвы и иже с ними… Радетели свободной России…

– Саша! Начиная с Рейкьявика, Женевы и Мальты, когда Горбатый сдал страну, война была на пороге. И война не менее смертельная, чем та… Запад, взявший на вооружение идеологию прав человека, толерантности, защиты природы, стал разрушать государство, семью и мораль. Он уничтожает саму базовую ценностную основу миропонимания – что такое хорошо и что такое плохо. Чему тут удивляться? …Знаешь, существует экзотическая гипотеза, что западники произошли от питекантропов, проповедовавших каннибализм, а славянские племена – от кроманьонцев, чья культура строилась на его запрете. Мне импонирует эта теория. Она хорошо объясняет межрасовую ненависть завоевателей! К чему я веду? Если раньше все войны можно было подвести только к экономической составляющей: ресурсы и жизненное пространство. Идеология была лишь предлогом для оправдания хищнического интереса, то теперь… Теперь идеология стала основополагающей: толерантность, превращающаяся в толерастию, права человека, трансформирующиеся в соответствии с видением западной философии, защита природы – в профанацию. Кто пока стоит на извечном и готов сопротивляться? Россия! Как сломить? Русскую правящую элиту непременно оборотить в «продвинутых», остальных прикормить ложными посулами о разных свободах, а стоиков дискредитировать в народных глазах. Для этого все средства хороши. Ты с этим и столкнулся…    

– И вы предлагаете мне… Чтобы не обидеть… сдаться, что ли? Уйти с передовой, и с галёрки наблюдать за действом на сцене?

– Интересная интерпретация! Я хочу, чтобы ты сохранил себя! Твой начальник… У него нет сомнений: душа — Богу, долг — Отечеству, честь — никому! Был такой пункт в Кодексе чести русского офицера. И это для него свято! Было там и про сердце, которое – женщине. Но Старик вычеркнул сие предписание, мешающее службе, по его разумению...  Скажу тебе по секрету: возраст берёт своё, и он устал воевать. Нет, не морально! Сердце начало сбоить. Год-два, и уйдёт. Видит тебя приемником. И вот здесь… Или вычеркнешь, как он, или оставишь. Я предложил тебе оставить текст без изменений, касающихся сердечных дел.

– Спасибо! Простите за недомыслие.

 

Вернувшись в свою часть, отпраздновал с друзьями новое звание и награду. Месяц ещё втягивался в размеренный тренировками и прочими событиями повседневный служебный быт. Прошёл медкомиссию, признавшей меня годным без ограничений. Снова ушёл в отпуск, который провёл с Дюной и Слоном, соблазнившись поездкой на южное море в декабре, где и встретил с ними Новый год.  Остаток отпуска посвятил отцу, блаженствующему в окружении внучки и Ольги, с которой удалось помириться. Отметили перевод Стока под начало КОТа. Затем усиленно осваивали тактику по освобождению заложников в зданиях и в транспортных средствах, что озадачило всех, кроме начальствующего над нами полковника. Старик не объяснял причины смены нашего курса, но требовал в кратчайшие сроки усвоения предмета. Потовые железы истекали кровяными потоками, серое вещество кипело, мышечная ткань отказывала, а старшой лишь ужесточал нагрузки.

– Он, что ждёт, когда загнёмся окончательно, – возмутился невозмутимый прежде Слон, после броска на семьдесят кэмэ в полной выкладке.

– Озверел наш старче, – добавил Дюна.

– Везёт же узким специалистам, – выдал Барс про Блика и Мину, которые избежали трудности многочасового перехода.

– Все высказались? Или остались ещё желающие выдавить слезу, – Приструнил я своих товарищей, подумав про себя. – Раньше, когда Старик был рядом, никто не возникал. Командир впереди на лихом автоконе – не есть вдохновение для второго дыхания.

– Мажор, ко мне! – Услышал я приказ командира из впереди стоящего уазика.

Получив указания, вернулся к группе.

– Два часа на отдых и приём пищи. Затем выходим в этот квадрат, – развернув карту местности, стал доводить поставленную задачу. – Объект: разрушенная каменная церковь в центре. Брошенный посёлок. Жителей нет. Предположительно: подходы заминированы и наличие снайпера. Захват будем проводить в пять утра. Цель – умыкнуть ящик со спецоборудованием и доставить в точку возврата на эту поляну к вертушке. Количество противника не известно. Я предполагаю, минимум трое. Старик, Блик и Мина. Старый время не определял. Ограничение только одно – до 12 следующего дня. До точки ещё топать десятку. Чем дольше ждать, тем лучше нас встретят. Разведка – тройка Барса. Ваш выход через полтора часа. Вопросы? Не вижу энтузиазма на лицах.

– Если Старик в деле, нам хана! – Выразил всеобщую озабоченность Гром.

– Охренеть! Полтора суток на всё!!! Я понимаю, что мы лучше, чем SAS1 прошли… – начал Барс.

– А причём тут SAS? – Спросил Кость.

– Говорят, что у них норматив 64 км не более, чем за двадцать часов, а мы семьдесят за девятнадцать проскочили, – ответил я. – Плюс ещё десяток туда и десяток обратно предстоит. Ещё есть, что сказать? Нет! Отдых. Тройка Санты бдит, затем Слон – твои.

– Слушай, Мажор! – обратился Дюна. – Если он на их стороне и знает где мы… Как бы подлянку не устроил… Условности учений – хорошо, но…

– Подъём! Уходим быстро! – мне вспомнились, после его слов, перипетии знакомства с Барсом.

«Группу отвёл ещё на десяток километров назад и в сторону. Радиус в десять – безопасность, ой как, не гарантирует. Вымотал своих людей до предела. Ноги у самого стали заплетаться. Надо менять решение. Разведку до пяти утра сделать не успеем. Сейчас главное отдых. Три часа. В час выходим. Пять часов идём. Уже будет шесть утра. И шесть часов на выполнение. Надо успеть».

– Что нам дала разведка? Первое – наш участвует. Второе – ящик не в церкви, в этом я уверен, зная трепетное отношение к храмам нашего командора. Не позволит он, даже в учебных целях, осквернять святое место. Значит в одном из брошенных домов. В каком? В этом! Почему? Гром, ты заметил, что он частенько посматривал на него и отогнал пару раз оттуда людей, а бойца с котелком пропустил. Там Мина и Блик, однозначно. Вся охрана сосредоточена возле лжеобъекта и ещё двух строений. Ловушки! Третье – точка возврата засвечена, в этом я убеждён. Слон, Дюна, Гром и Барс! На вас захват цели и уазика. Можно и Старика прихватить, до базы довезете с ветерком. Хватайте и на машине делайте ноги. Санта, Краб и Кость имитируете атаку на второй дом с севера. Трек, Тромб и Бинт со мной делают засветку и изображают попытку прорыва к церкви. Мы начинаем, остальные по ситуации. После акции, сбор всем пешим в точке 3. Всем всё ясно?

– Где он такую армию набрал? Это же взвода два будет краснопёрых! Во извернулся! – усмехнулся Дюна.

– Отставить! Реплики только по существу… Нет! Тогда вперёд!

Не знаю, как всё прошло с захватом груза. Стоило только нам засветиться, как пришлось играть всерьёз. Все силы сразу на себя оттянуть не удалось, но вступивший на сцену в другой стороне посёлка Санта со своими смог вытянуть больший остаток охраны. А дальше, пожелав мысленно удачи Слону, я начал отступление с переходом в бегство с поля боя. Погоня была организована из рук вон плохо. Вывод напрашивался один – командора удалось вывести из дела.

Когда мы вышли на точку сбора, там уже прохлаждался Санта со своими гопниками. Ситуацию прояснить он тоже не смог. Его сразу оттеснили в лес, так что итог наших действий остался во мраке.

– Ладно! Будем уповать. До окончания учений тридцать минут. Потом расслабимся. Пока ждём! Что в эфире? – спросил я, исполняющего обязанности радиста Краба.

– На наших частотах тишина, а база на запросы не отвечает, – доложил он.

Время шло. Ясности не прибавилось. На мой немой вопрос про связь, последовало отрицательное покачивание головой.

– Похоже Слон накосячил! – высказал общее мнение Бинт.

– И нас слили, – высказал Санта.

– Что, выбираться сами будем? – спросил Трек.

– Время Ч прошло. Полтинник с гаком. Сдохнем пока дойдём, – вымученно подытожил Тромб.

– Может, на дорогу, и тормознём транспорт, – предложил Кость.

– В таком виде и с оружием? Хочешь спровоцировать захват заложников с вытекающими, – охладил его пыл наш российский Дед Мороз. – Мажор, что делать будем?

– Выходим на дорогу, организуем блокпост, проверяем документы у всех подряд, ведём себя крайне доброжелательно. Главное организовать хорошую пробку и ждём.

– Что ждём?

– Когда кто-нибудь, кому-нибудь сообщит о странных военных, и те приедут с нами разбираться.

– Ха! Прикол!

В течении двух часов мы контролировали довольно плотный поток автотранспорта. Потом подъехал знакомый нам уазик с тентованным «Уралом».

– Клоуны! Сворачивайте цирк! – Ухмыляясь, прошипел Старик. – Ленивое отродье. В лом полсотни прошагать. Колёса им подавай. Быстро в лимузин! Шапито! Ушлёпки цирковые!

Как только забрались в кузов, всех сморила усталость, и дорога на базу прошла в сопении и храпе, изредка прерываемом неровностями российских дорог.

_____________________

1SAS (англ. Special Air Service) – Особая воздушная служба, также расшифровывается как Специальная авиадесантная служба — специальное подразделение вооружённых сил Великобритании. Занимается разведкой сил противника, участвует в контртеррористических операциях и прямых вооружённых столкновениях, а также в освобождении заложников.

___________________
*_ Записки являются художественным вымыслом. Их герои и события выдуманы.
Рекомендую

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS