Комментарий |

Мон Блан в чердачном окне

Евгений Иz

E-mail-интервью с Александром Ливером

А. Ливер

Дмитрий Тихонов aka Александр Ливер — фигура колоритнейшая и, слава
богу, не растиражированная, а значит культурно уникальная и
специфическая. Узкий круг поклонников и знатоков его
творчества, увидя странную фамилию Ливер, неизменно проявляют
интерес к очередным продуктам его искусства. Его же искусство
лучше всего характеризуется не жанровыми определениями и
стилистическими форматами, но простой фразой «знающие знают, в чем
дело».

Александр Аверманович Ливер, наряду с А. Кагадеевым и С. Бутузовым в
районе 1986г в Царском Селе основали поистине культовую
русскую группу «НОМ». Лично для меня «НОМ» всегда стояли в
одном ряду со «Звуками Му» и Василием Шумовым, хотя совершенно
некорректно вот так сравнивать петербуржские и московские
объекты музыкальной сцены. Коллектив «НОМ» с натяжкой можно
назвать аналогом западного ансамбля «The Residents» и с меньшей
натяжкой можно обозначить как
постмодернистско-скоморошеское подрывное малое предприятие. В таком предприятии и пел
глубоким басом и играл на клавишных инструментах А.Ливер. Также
он — постоянный участник всех художественных и
сверххудожественных фильмов «НОМа» и высокооригинальный труженик
литературной нивы.

С недавних пор коллектив «НОМ» претерпел внутренний раскол, в связи
с чем Ливер приступил к выпуску своих сольных альбомов. Это
также было связано и с тем, что сменилась географическая
локация его проживания: ныне он гражданин Швейцарии, работает в
Гранд театр де Женева, пел в Женевской русской церкви.

«Знающие знают», какое необычное ощущение производит этот густейший
голос в сочетании со специфической поэзией и не менее
специфической контуженно-минималистичной музыкой. Прежде чем
перейти к самому тексту имейл-интервью с А. Ливером, я хотел бы
процитировать классического писателя Гоголя. Вот что писал
Гоголь о музыке: «Она томительна и мятежна; но
могущественней и восторженней под бесконечными, темными сводами
катедраля, где тысячи поверженных на колени молельщиков стремит
она в одно согласное движение, обнажает до глубины
сердечные их помышления, кружит и несется с ними горе, оставляя
после себя долгое безмолвие и долго исчезающий звук, трепещущий
в углублении остроконечной башни».
Нужная атмосфера
привлечена. У нас есть Гоголь и Ливер — значит «Laibach»
отдыхают.



Иz: Здравствуйте!

Извините за задержку, обстоятельства плотной реальности оторвали
меня от мерцающего монитора на несколько дней.

Приступлю к задаванию вопросов.

1. Как писал Н. В. Гоголь о музыке, «она вдруг, за одним разом,
отрывает человека от земли его, оглушает его громом могущих
звуков и разом погружает в свой мир. Она властительно ударяет,
как по клавишам, по его нервам, по всему его существованию и
обращает его в один трепет. Он уже не наслаждается, он не
сострадает, — он сам превращается в страдание; душа его не
созерцает непостижимого явления, но сама живет, живет своею
жизнию, живет порывно, сокрушительно, мятежно».

Так вот, как прошли Ваши недавние концерты в Петербурге? Как
проявляла себя питерская публика — оторвало ли ее от земли,
оглушило, погрузило и обратило ли в один трепет? Какие
знаменательные момэнты были подмечены Вами в этот приезд?

А. Ливер: Бонжур!

Много чего ещё написал Гоголь. И про поляков и прочих. Также
сетовал, что единожды отведав радости творчества, бросить
невозможно. Как алкоголь. Оторвалась ли публика от земли — не видел,
прожектора в глаза светили. Но слова, оказывается, знают,
значит интересуются. А значит, как говорил один высокий
мужчина, В. В. Маяковский «значит, это кому-нибудь
нужно».


Иz: 2. Коснемся Вашей трилогии «Рельсы и шпалы». Тема
поездов, ж/д символика, насколько все это, на Ваш взгляд,
олицетворяет собой стремление людей к тому, что на Вашем альбоме
«Картонные песенки» обозначалось как «ЗДРАВИЙ СМИСЛ»? Каким
взглядом Вы смотрите на программное произведение Стива Райха
«Разные поезда»? Что, как Вам кажется, находится на
переднем крае мчащегося локомотива цивилизации?

А. Ливер: Со С. Райхом я слабовато знаком,
предпочитая ему Дж. Адамса и старика Гласа. Одно ведь дело —
поезда, тут особая жизнь, свой ритм, как в повести «Жёлтая
стрела». Да и за границей таких славных поездов, как у нас давно
уж нет. А нынешнюю цивилизацию (оксидентальную разумеется)
лучше уподобить дорожному катку — асфальтоукладчику. И на его
переднем краю расположился уверенный в себе и своих правах
месьё потребитель. Но не ведает , куда едет.


3. В пассажирских поездах пассажиры частенько (если не отвлечены
выпивкой и карточной игрой) читают книги. В этой связи могли бы
Вы сообщить о том, какие литературные памятники или же
спорные книжные новинки в последнее время побывали у Вас в
руках?

А. Ливер: Чрезвычайно был отвлекаем дагестанским
коньяком и следовавшими беседами о том, как спасти мир и где
лучше купить джинсовую куртку.


4. В продолжение темы культурных артефактов, расскажите о работе над
колоритнейшим х/ф «Пасека», созданным НОМФИЛЬМОМ. Также
любопытно, какие из шедевров мирового синематографа (или же
спорных киноновинок) являются Вашими любимцами?

А. Ливер: Очень трудно работалось в дни с моим
участием. То туча наползёт, то солнце слепит, а то и ночь
настаёт. Но благодаря энтузиазму большинства участников съёмок
дело сделано. Хотя могло быть и лучше. Да так оно и будет, но
с новым фильмом «Огрызок». Вот-вот уж скоро!

Чего скрывать — не прошли стороной спорные киноновинки. Среди прочих
кинокомедия Терминатор, подростковый фильм Матрица и т. п.
... Но вдруг! — Выходит на экраны простой мультфильм
«Triplettes de Belleville» — надо признать, шедевр. И только после
просмотра французских кинокартин «Femme de chambre» или «Le
gout des autres» можно покинуть к/театр и не чувствовать
себя болваном. «Амели» тоже была хороша, жаль её столь
раскрутили. А сколько ещё осталось непросмотренных старых фильмов! И
непрочитанных древних поэтов...


5. Каково Ваше отношение к творениям Петра Мамонова? Слышали ли Вы
его недавние альбомы «Шоколадный Пушкин» и «Мыши»? Как
человек, поющий в Женевской русской церкви, что Вы думаете о
религиозном прилежании Мамонова в последние годы?

А. Ливер: П. Н. Мамонова издалека знаю и весьма
почитаю. Таких как он единицы, только вот он больше других
медиатизирован, впрочем к тому не стремясь. Из альбомов его
следует, что он давно нашёл, что хотел и в соответствии с этим
творит. Ну а одно дело в церкви петь, а другое —
прилежание. Когда поёшь — время быстрее проходит, а так бы всю
литургию не выстоять. Да и в постоперационный период не частый я
гость в храме сем.


6. Вопрос к Вам как к вокальному труженику Гранд театра де Женева:
насколько сейчас в европейской опере востребован глубокий
бас?

А. Ливер: Глубокий бас (сиречь бассо профундо) в
евроопере практически не задействован, разве что в ролях
буффонов (Зарастро, Осмин, Базилио и пр.). Одна отдушина —
русское литургическое пение.


7. Выражаясь блеклой фразой Генри Миллера, сегодня Вы ведете «тихую
жизнь в Клиши». Насколько велико в Вас желание исторгать из
себя «демонический гогот» (как это указано на одном из ваших
альбомов)? Что, по Вашему замыслу, должен произвесть такой
гогот на нынешнего тихого потребителя на асфальтоукладчике,
на этого месьё, который «не ведает, куда едет»?

А. Ливер: Пытался я читать этого Миллера, да до
конца не осилил. Так и не понял, чем кончилось, что сексус,
что плексус. А на каком кстати альбоме идёт речь про демонич.
гогот? Что-то не припомню. И потребитель, кстати, не такой
уж тихий, скорее вежливый, чтоб его самого не обижали. А
попробуй ему не додать — оперного гоготу ли, или еды какой, или
сервису — возмущению его не будет пределов.

Иz: «Демонический гогот» мне точно где-то попадался, а
как начал искать, где — тут-то этот гогот и стал ускользать.
На «Картонных песенках» оказался «гогот угощаемого»
(собутыльника). С некоторой натяжкой он тоже ведь может быть принят
за «демонический»?

А. Ливер: Угощаемому может и кажется, что его
гогот демонический, но скорее всего он подобострастный и даже
жалкий.


8. Расскажите, что такое альбом «Жук-антисемит»? Это басни,
поучительные и хлесткие? Ужастик? Драма? «Жизнь насекомых»?

А. Ливер: Жук-антисемит это музыкальная пьеса для
детей, написанная (и уже записанная) по стихам Н. М.
Олейникова в сотрудничестве с коллективом НОМ. Музыка моя и Н. Е.
Гусева, идея тоже наша. Произведение получилось политически
абсолютно некорректное, что и славно. Думаю — не поймут. A
propos, как-то натолкнулся в каком-то немецком
антисемитофобном чате на высказывания типа: «и правильно, что расстреляли
этого Олейникова». Разговор шёл как раз о «Жуке». И чего у
людей в голове?


9. Как Вы смотрите на всеразличные совместные прожекты? К примеру,
отказались бы Вы от совместного альбома с Диамандой Галас?
Если бы отказались, то с кем бы согласились спеть?

А. Ливер: Что-то не очень выходит с совместными
проектами. Лучше уж самому потихоньку да со старыми
коллегами. Эта Диаманда уж больно мрачная и слишком уж восточного
типа. Лучше пожалуй с Дианой Кроул, красивая и блондинка, а мне
как жгучему брюнету они очень нравятся. И на пианино тоже
умеет играть, а в пение не суётся. Да и джаз петь
поинтереснее будет нежели всю эту классику.


10. Интересно было бы узнать об устройстве и обустройстве вашей
домашней студии. С чего все начиналось, куда все развивается?
Каков Ваш любимейший инструмент (марка, годы выпуска)? К чему
Вы относитесь, как минималист, а к чему, как перфекционист?

А. Ливер: Начиналось всё с синтезатора
«Электроника 04», ну а потом были и секвенсор Роланд мк300 и компьютер
Атари с кубэйсом на 2-х дискетах, и некрупная Ямаха sy22...
Вот, кстати, к Ямаховским звукам и имею предпочтение. И к
формату XG этой же фирмы. Так вот и сочиняю помаленьку на
просторном чердаке своего дома. В одно окно видать Юрские горы,
в другое — Мон Блан, но не часто. Этакая башня из савойской
ели (за нехваткой ивуара). Скоро, говорят, похолодает,
побелеют окрестные горы и придёт зима.


11. Последний вопрос: как Вы считаете, в наше время
неполиткорректность искусства какой реальной цели пытается достичь? Можно ли
всерьез думать, что тяжелая и непробиваемая полит-машина
сможет как-либо ощутить эти, выражаясь в прежнем словаре,
«контркультурные» на нее наезды?

А. Ливер: Вот ведь какой вопрос! Вы бы ещё Eugene
о смысле жизни спросили. Я бы всё же не говорил о т. н.
полит-машине, но о всеконформистской системе, включающей в себя
и политику, и бизнес, и даже классич. культуру.
Последняя-то и мечется, ищет чего-то нового, но в традиционных рамках
нелегко это. Вот и появляются постановки Бориса Годунова в
концлагере 30-х годов и Дона Джованни в Чикаго в ту же эпоху.
И ведь что характерно — и зарабатывают неплохо люди, и почет
снискали, а тоже приходят, интересуются и знают. Знать
осознают, что «а можно и так» — как назывался диск авангардиста
Чекасина. Было такое трио — ГТЧ.

Собственно вот.




***

См. также информацию об А.Ливере и его творчестве на
его
странице
.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS