Комментарий |

Господин Гексаметр. Картина 4. Розы

Шесть раз замерь, шесть раз замри, шесть раз умри.
6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
6 р. замерь, 6 р. замри, 6 р. умри.
6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.


6 роз расти, 6 риз разорваны соблазном.
Выходит ангел на крыле крестообразном.
Свечей скрещенье на шесте и жесть бокала.
Алкала алчущая алого, алкала.
6 разрисованных розеток, тонкий резус
Меж междометий растопыренных и трезвых
Желает ангел о-творить собой печать.
Печаль печати бури умыслов разверстых,
Дитятю тешит коромысло, брезжит перстень.
И слёзы смирно будут капать будут кап…
Кап-кап кап - ать, ать-ать, ать-два, ать-три-четы (ре)
Ать-пять ать-шесть, ать-шесть, ать-шесть, шестипечально
Шесть раз за разом будут капать на кровать.
По три четы, по три четы, по три четы.


6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
Шестираскрашены розетки, тонкий ракурс.
6 роз разморенных заморскими бобами.
6 риз замирных - заразительны забавы
Когда 6 раз каркас раскручен и погас.
Раскручен ракурс, рассекречены рассветы.
6 раз рассвет, затем зима, потом потом.
Паром понтонный не мечтает стать мостом.
Какой паром, когда течёт по лицам лето?
Иное дело Понт Эвклидский или Понт
Когда-то прозванный Пилатом не за злато.
Не из-за зла слетает ангел, небогато.
Всего лишь ищет отыскать свою печать.


6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
Но мира нет, а также мира нет и мира.
Лишь дурновоние иссохших городов, 
В которых люди собирались не для платы.
6 роз грозящих 6 разящих багряниц.
6 роз 6 розг, шестираспятого разврата.
И слёзы капают всё ниц и ниц, и ниц.
6 роз дурманящих, рисующих мигрени
6 хороводных, зореводных зорких роз.
Какие скользкие холодные ступени
На теле милой через жилы и хаос.
И как свежи, как хаотичны эти розы -
6 роз разверстых словно умыслы зерна.


6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз узри.
6 роз разверстых зоревидных зореводных.
6 роз шагающих железных и голодных.
6 гололёдных, шесть свободных 6 всерьёз,
Где в городах собрались люди не для платы.
6 роз чудовищных как чуда обла лай.
6 рыжих роз куда-то пахнут всё, куда-то.
Кудлатый день на серокаменный мотив,
Селенозвучный, серебристый просолёный,
Как будто морем здесь не пахнет никогда.
И хризопразные уклончивые склоны.
Шестипорог где город дорог в 6 дорог.
А месяц катится и катит на порог.


Лунатый серп всё жнёт и жнёт людскую жатву.
Выходит ангел на порог и сыплет клятву,
Как будто соль, как будто сон, как будто сок.


6 роз замерь, 6 роз замри, 6 роз умри.
Тот ангел блещет: "Ну каков у роз узор?
Каков у роз каков узор, какая мета?" -
Так бегло блещет светоликий ангел света.
И роза каждая выходит на позор.
Вот роза белая выходит на погостье.
Вот роза серая выходит на погостье.
Вот роза чёрная выходит на погостье.
Вот роза бурая выходит на погостье.
Вот роза кровная выходит на погостье.
Вот роза ржавая выходит на погостье.
Как тень прозрения, как скомканные горсти,
Скелета остов, механические мощи,
Костяк скелета, размагниченные кости - 
6 раз 6 роз, 6 раз 6 роз, 6 раз 6 роз.


6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
Шестирезонно, на рожон, шестизарядно.
Изрядно рядится, меняет кровь на кровь
Парад паров шесть пар ветров срывают кровь.
Чело упрямится, мерцает шестиброво,
Суровоброво чудо обло, чудо об
6 чуд. Выходит шестикратно зверь ретивый,
Неугомонный, неисчисленный  шести-
-шестиголовый, шестилапый, шестилобый.
И чудо обло, шестияростно и зло.


6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
Там ангел сыпется, как соль, как сок, как радость.
И ангел сыпется безвесо, тяжело.
Скажи-ка путник что за странная лопата,
Когда закончится искомое весло?
Скажи-ка путаник, распутье с недопутьем,
Когда мы будем, будем, будем, будем мы?
6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
Когда взальётся спелый месяц из-за тьмы
Своим серпом срезать ошмётки винограда?
А город рад и роз урод сочится ядом
Из рода в род по недороду и долгам.
Собрались жители отнюдь не ради платы.
Повсюду гарь, повсюду гай, повсюду гам.


6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
Девиз не близок, только розами изрезан.
Свежа межа и ветер дует невпопад.
Томится музыка непризнанным диезом.
И это так, и это такт, и это так.
Психозы запаха, здесь нет живого места.
Белёсым облаком клубится невпопад,
Белёсым облаком шатается невеста,
Куда лоза, куда глаза, куда глядят.
Лоза слезится, тихо мечутся созвездья,
Щебечут утренники, теплится щепа
Великих мест, сияет серп, смеётся перст.


6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
Он указует шестикратно, шестимерно.
Не сжата жатва, он сжимает пясть земли.
И пасть застывшего над розой Валтасара
Течёт и пятится и лезет в пяди падь.
Течёт и пенится и лезет из земли.
Течёт и лезет не упасть не в пасть не впасть.


6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
Здесь розы делают из выржавленных клеток.
Калеки схожи, блики сохнут на ветру.
Нет моря нет шестого дня шестого лета.
И чудо обло раскисает на миру.
И медь красна и зверь как прежде не исчислен.
Скрывает ангел за печатями печать.
Хотя не должно, ангел лишний шестимыслен,
Шестизломыслен лишнесмыслен, словно тать.


6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз разведай.
Шестиразумно свет предшествует победам.
6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
Крыла колышутся, сверкает Вавилон.
Да год ли город, это он ли, это он ли?
И только он ли или он не только он?
Вот Гексаметр опять сидит на Гексатроне,
Гексапечатно пряча Гексаграмматон.
И бдит печально, и гадает беспросветно.
И Архимедовы дары ему не в корм.
Костяк стальной геометричный Архимеда
Штормит ладонями, и прячет лица шор.
Уже висит Авессалом в кудрявом древе.
Уже приснился редкий сон на славу деве.
Уже 6 раз замерь-замри-умри-бери.
6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз узри.
Коль скоро свидеться удастся Одиссею.


6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
Иль это Улисс, как улитка на листе.
Иных уж нет, и не являются уж те.
А те, кто явится, сойдутся ли по смыслу?
Сидит печально Гексаметр, лобзает числа,
Перебирает разводя по простоте.
Перечисляет исчислимые красоты.
Здесь даже письма замерзают просто так.
Какой простец, какой простак, какой чудак.
Здесь даже письма замерзают между делом.
И Гексаметр печально числит своё тело.
В узде бессмысленной и ждёт своё весло.


6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
А слово падает на числа тяжело.
И ангел тщится, льнёт блудница, мчится стон.
Ведь чисел сонмы, чисел сонмы, чисел сонмы.
Ведь чисел сонмы, чисел тьмы и чисел сонмы.
Вот чисел тьма, и чисел сон и чисел дно,
И чисел день, и чисел свет, и чисел знак.
Патриций морщится, отбрасывая пеню.
И рыцарь ангела под сводом песнопений
Всё спит, 6 раз, среди своих усталых роз.
Сидит печально Гексаметр на Гексатроне.
Шестипечатно спрятан Гексаграмматон.
Тут колыбель смиренно чахнет на причале.
Шести ветров шестизвенит хрустальный звон.
А сон не вяжется у ветра на вершине.
И стынут пажити, под лунное унынье.
Ещё продолжу повесть N-нную свою.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS