Комментарий |

История создания

(отрывки из блокнота Р. Н.)

Запись №1961

Опять снился тот бар. Уже в четвёртый раз. И опять пустой. Скромное
помещение, несколько столиков и ещё три высоких стула у
стойки. Почему-то кажется, что я не один, что есть какое-то ещё
создание. Может, голубь под крышей, а то и кошка следит за
мной. Видел на стене фото негритяночки: «Лучшая сотрудница».
Опущенные занавески и тишина на грани разлома.

Запись №1963

Снова бар. На этот раз – пробудившийся: из окон льётся свет,
появились салфетницы, солонки и всё такое. Только фотография,
которую видел в прошлый раз, исчезла. Пока я крутил головой,
пытаясь вновь отыскать её, за стойкой возникла девушка. Не
«лучшая сотрудница» – белая, с каштановой копной волос,
придерживаемой широкой лентой, озорные карие глаза. Здороваясь, я
подумал отчего-то, что эта девушка очень похожа на ту.

– Привет, – сказала она. – Ты ранняя пташка. Что будешь? Текилу? –
Привет, – повторил я. – Нет, ничего, я только... Просто
заглянул, и всё. – Надумаешь – спрашивай.

Она подпёрла кулаком лицо и, улыбаясь, смотрела на меня. Во сне всё
легко. – Надумал, – произнёс я. – Спрашиваю. Я Рики, а тебя
как зовут?

Девушка выпрямилась и стряхнула невидимую пылинку с серого рукава
униформы. – Мэри Лу. Привет, Рикки. – Привет, Мэри Лу.

Я спросил её насчёт фотографии. Мэри Лу рассмеялась легко и ярко –
словно блеснул на высоком стакане солнечный зайчик. – Не бери
в голову, Рикки. И заходи ещё, непременно заходи.

Запись№1969

Кто бы мог подумать, что буду тосковать – и по кому? По девушке из
сна; это при том, что свою Анну я люблю бесконечно.

Да, бар и девушка за стойкой. На этот раз видел краем глаза, что
часть столиков занята. Мэри Лу посетителей будто не замечала –
они её и не звали.

На Мэри Лу было что-то разноцветное и просторное. Она пристроилась в
углу, читая книгу. Я подошел к ней, и Мэри Лу тотчас
подняла голову. Маленькая переплавленная радуга, глаза цвета кофе
прячутся за толстыми стёклами очков. – Интересная книга?

Мэри Лу заложила страницу пальцем и приподняла книгу, показывая
обложку. Что-то кулинарное. – Думаю расширить меню, – ответила
Мэри Лу, снимая свободной рукой очки. – Яичница, медовый
пирог, чай – даже с коричневым сахаром – уже всем надоели.
Яичница – это прошлый день. – Вряд ли прогоришь с яичницей, –
возразил я. Спохватился. – Здорово, что ты этим занимаешься. Мы
почти не знакомы, но чем пожелание незнакомца хуже? Удачи.
– Спасибо. – Мэри Лу скользнула взглядом по книге. – Есть
там один коктейль, довольно сложный. «Лунная девочка» или
«Солнечный мальчик». Точно не помню. Планетарное дитя. Надеюсь
научиться к твоему следующему приходу.

Мэри Лу знает меня лучше, чем я её. Что я пропустил?

Хотя... Это всего лишь сон.

Запись №1972

Как странно. Девушка застыла в кляксе солнечного света, закрыв глаза
и улыбаясь чему-то. Если бы не знакомая обстановка, не
узнал бы её. Решил бы, что самозванка.

Лицо Мэри Лу сделалось чуть шире и грубее; соломенная шляпка и
такого же цвета две косы по плечам, клетчатая рубашка навыпуск.
Но улыбка всё та же, ещё задорней и задиристей. – Мэри Лу? –
Привет, Рикки.

Она распахнула глаза, и меня обдало всполохом зеленого света. – Ты
изменилась. Теперь у тебя зелёные глаза.

Нашел, что сказать и чем удивить. – Правда? – с любопытством
переспросила Мэри Лу и достала из кармана рубашки зеркальце. – А ты
прав. И волосы светлые. Так забавно. Только шляпку сниму,
зачем она под крышей?

Спрятав зеркальце, Мэри Лу сдёрнула шляпу и нахлобучила её мне на
голову. Фокус удался; уголки моих губ сами собой поползли
вверх, медленно, как седьмой коктейль по трубочке. – А мне
нравится.

Я не имел в виду ничего конкретного, и Мэри Лу поняла меня. –
Хорошо, что хорошо, и это хорошо, – произнесла она беззаботно. –
Хорошо, пока не плохо.

Я припомнил прошлую встречу. – Как твои коктейли? – Передумала.
Голова болит их делать, да и употреблять – с непривычки – тоже
наверняка будет. То ли дело сисир. – Что это? – Вроде кефира.
Здоровью не вредит, тяжелого не содержит. Но, боюсь,
выдохся уже и вот-вот расслоится.

В самом углу на стойке осталась лежать кулинарная книга. На ней, как
надгробие, покоились забытые очки.

Запись№1977

Опять изменилась. Кому-то и понравилось бы, но я рад, что Мэри Лу –
не моя дочь. Лицо немного осунулось под гнётом яркой
косметики. Чёрные, явно крашеные волосы торчат взлохмаченные, как
фонтанчик нефти. Кожаная курточка, какие-то цепочки. А глаза
– голубые.

Я устроился на одном из барных стульев. В баре было шумно, и я хотел
быть ближе к Мэри Лу. Она протирала стаканы. – Ты так и
будешь всякий раз меняться?

Мэри Лу поднесла к глазам свою руку и долго её рассматривала сквозь
застилавшие бар клубы сигаретного дыма, прежде чем ответить.
– Зависит от того, как часто ты будешь приходить. – Я не
могу управлять этим. – Я не могу управлять этим, – эхом
откликнулась Мэри Лу.

Мы помолчали.

Мэри Лу наклонилась ко мне. – Не всем нравится, что я меняюсь, –
произнесла она доверчиво. – Но ты – ты возвращаешься. Может
быть, если ты скажешь, почему, то будешь меньше волноваться
из-за того, как я выгляжу. Почему ты приходишь?

Я догадывался, почему. Мэри Лу хочет знать? Почему бы и не сказать
ей, ведь это лишь сон. – Потому что мы с Анной... уже не
«мы». А с тобой я забываюсь, и мне становится легче.

Мэри Лу кивнула. – Так и должно быть. Я рада, что тебя не пугают
перемены. – Это лишь сон. Мы ведь оба это понимаем. – Вся жизнь
– сон. – Мэри Лу дёрнула плечиком. – Стоит задать себе пару
простых вопросом, и это становится ясным. – Что было, когда
ничего не было? – подхватил я. – Ну да. Я полетела с
«Вояджером» – вдруг что-нибудь узнаю. – “Полетела»? – Бы. Конечно.
Полетела бы, но кто меня пустит? Раньше бы. А теперь им
нужен кто-то посолиднее.

Её позвали из зала. – Если однажды ты не сможешь выносить меня, если
я слишком изменюсь для тебя, – быстро говорила Мэри Лу,
выбираясь на зов из-за стойки, – Не уходи рассерженным, просто
уходи, ладно? – Я вообще не хочу уходить, – произнёс я ей в
спину.

Запись № 1980

«Он погиб. Это рок», – твердила Мэри Лу, часто-часто мигая. – «Я
должна бы забыть его, я так давно от него ушла, но вот он погиб
– погублен – растерзан – рас... рас...» – не выдержав, она
тихо заплакала, совсем как гитара.

Мэри Лу почти не изменилась с прошлого раза, только поник хохолок,
да цепочек-железячек прибавилось. Хотел бы я утешить её, но
как? Я даже не знал, о ком она говорила.

Запись№1985

Мэри Лу было плохо. Она была вся обвешана какими-то безвкусными
блестяшками, но даже не замечала их. Губы распухли, как у негра,
и вся она как-то потемнела.

Мэри Лу забилась в угол стойки и сидела там на корточках, обхватив
себя руками. Пришлось залезть туда. – Это из-за тебя, –
прошептала Мэри Лу, глядя вдаль выцветшими до цвета талой воды
глазами. – Я сопротивляюсь, как могу, и всё для тебя. Я не
виню. Но я же чувствую, что тебе не нравятся перемены. Это ты
тянешь меня назад. Но то, что было, умирает. Останусь частью
этого – погибну тоже. – Это лишь сон, – ответил я. – Мой
сон. Дурной сон. – Всё на свете – дурной сон. – Мэри Лу закрыла
глаза. – Отпусти меня, Рикки.

Я вижу, что эти изменения – не к лучшему. Почему же она хочет их продолжить?

Запись №2001

Я много размышлял, пытаясь понять, как могу я помочь Мэри Лу – и как
я могу ей мешать, если уж на то пошло. Её лицо покрыто
коркой косметики, но этим трудно обмануть. Мэри Лу вянет на
глазах. Прежде она плакала, теперь нет и этого. Говорит, что
будет только хуже: новых сил не появится, а те, что были,
станут уходить, чем дальше, тем быстрее.

Мне нужно отвлечься – слишком серьёзно воспринимаю этот сон. Может,
если увлекусь чем-то – или кем-то – сны исчезнут, и Мэри Лу
освободится?

Кстати, сегодня звонила Анна. Хочет помириться.

Запись №2011

В последнее время редко добираюсь до блокнота – у нас с Анной нынче
много хлопот; впрочем, хлопот приятных.

Я долго не видел Мэри Лу. Поначалу переживал из-за этого. Снилась
дверь, ведущая в бар, но я не открывал её. А потом закрутили
меня дела реальности.

И всё же та встреча не была последней.

Теперь Мэри Лу выглядит, как обиженная старшеклассница. Помню, как
впервые увидел её после перерыва – перемены – переменки.
Худосочное создание с розовыми волосами и желтыми – должно быть,
линзы – глазами. – Мэри? Мэри Лу? – осторожно спросил я.

Девушка хлопнула пузырём жевательной резинки. – Какая тебе Мэри! По
губам читай: Па – Э – Р. – Р. – И. Перри. Заказывай
что-нибудь или проваливай. Пепси будешь?

Голос звучал совсем бесцветно; правда, проскальзывали то ноющие, то
агрессивные нотки. – Пепси, – машинально повторил я.

Пери рваным движением толкнула ко мне стакан.

Я пил липкую, покалывающую пузырьками жидкость и вглядывался в
девушку. В её глазах промелькнули вдруг знакомые искорки – или
мне показалось? Не знаю.

Я не против того, чтобы видеть Мэри-Перри, – хотя сама она меня не
признаёт. Пока что Перри почти не меняется, только по
мелочам, и я почти привык к её образу.

Что это я говорю? Такая же Перри, как я Ричард Третий. Она Мэри, Мэри Лу.

Хозяйничает в баре и летит с «Вояджером».

Интересно, как её звали раньше.

Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS