Комментарий | 0

На горе Арарат (Окончание)

 

(Начало)

V

На горке
 
Хам (карабкаясь): ..Так. Если я правильно... понял.., то ковчег... усыхает... в одно и то же... время... Посмотрю... с вершины, вдруг... что увижу... Да, так и сделаю... (поднялся) ..Сим?
Сим: Чего тебе?
Хам: Ты что тут делаешь?
Сим: Сижу.
Хам: Я тоже хочу.
Сим: Здесь я уже сел.
Хам: На минуточку.
Сим: Я первый пришёл.
Хам: Так ты давно сидишь? Посидел — дай другому.
Сим: Зачем тебе?
Хам: Надо.
Сим: Зачем надо?
Хам: Раз не говорю — значит, не надо. Надо, и всё.
Сим: А по-моему, раз не говоришь — значит, не надо.
Хам: Тебе-то какая разница, зачем?
Сим: А вот интересно.
Хам: Можно подумать, твоя гора.
Сим: Можно подумать, твоя.
Хам: На минуточку!
Сим: Вот досижу и дам.
Хам: И долго ещё?
Сим: Не знаю. Час. Или три. Или четверть. Или три восьмых.
Хам: Вот, а мне только глянуть.
Сим: Подождёшь.
Хам: Не могу!
Сим: Можешь.
Хам: Пусти.
Сим: Не держу. Сказал же, через час пущу. Наверное.
Хам: Через час уже не надо.
Сим: Вот и не мешайся. (отворачивается)
Хам: Мне же быстро! (смотрит в небо) ..Ну вот, опоздал.
(спускаясь) Вот если сейчас же... пойти на большую... гору... то, может... успею... зас-тать...
(а ему навстречу...)
Ной: А! Сынок! Вот эти твари — я ещё думал, что новые — как их?..
Хам: Собаки.
Ной: Да. Зачем они?
Хам: Папа, не сейчас.
Ной (хватает за рукав): Отвечай, когда спрашивают.
Хам: Иафета спроси.
Ной: А я тебя спрашиваю.
Хам: Ладно. Я не знаю. Теперь отпустишь?
(подходит Иафет)
Иафет: Что за шум?
Ной: Сынок, зачем нужны собаки?
Иафет: Странный вопрос! Чтобы животных и людей убивать.
(на шумок подходит Сим)
Сим: ..или калечить. (тихо, Иафету) Подходит.
Иафет: Они, правда, такие безмозглые, что их чему угодно выучить можно, хоть людей спасать.
Сим: А чтобы калечить — и учить не надо.
Иафет: А если дать им кусок мяса чуть больше, чем хозяин даёт, они за тебя кусаться будут, а не тебя кусать. Очень удобно.
Сим: Да им всё равно, кого кусать.
Иафет: А ещё они смердят, когда намокнут. Биологическое оружие!
Сим: На самом деле они всегда воняют.
Ной: Это я уже заметил.
Иафет: И ночью спать не дают.
Сим: И днём тоже. И гадят где попало.
Ной: Это я заметил.
Сим: А ещё...
(Хам, наконец, высвобождает рукав и уходит)
(а ему навстречу...)
Хава: Постой! Ты Фираса не видел?
Хам: Кого?
Хава: Это мой младшенький.
Хам: А я думал, его зовут Фивал.
Хава: Нет, после Фивала ещё был Мешех.
Хам: Постой, Мешех — мой сын.
Хава: Нет-нет, твой — Мицраим.
Хам: Точно?
Хава: Точно. У него ещё брат Хуш.
Хам: Да, теперь вспомнил. Кстати же, как там мои Фут и Ханаан?
Хава: Спят.
Хам: Отлично. Извини, я тороплюсь.
Хава: Постой!
Хам: Что?
Хава: Правда же, что Магог и Мадай все в отца?
Хам: А кто их отец?
Хава: Иафет, конечно! И у Гомера с Иваном... то есть Иаваном... - тоже.
Хам: И когда вы успели?
Хава: Я старалась.
Хам: Молодец. Так я пойду?
Хава: Не то, что этот Сим! Всего-то сыновей, что Елам, Асур, Арчибальд... Нет, не Арчибальд... Альберт?.. Арфаксад! И ещё Луд и Арам.
Хам: Вот поэтому я разрешаю Майе самой выбирать детей. То есть имена.
Хава: Ты ещё не слышал, что Лили предлагала! Ох, ну и заболтал же ты меня!
(подходит Лили) ..Ты Фираса не видела?
Лили: Он в корзине с бельём.
Хава: Фирас! (убегает)
Лили: Я с ней больше не разговариваю. Возмутительно.
Хам: Совершенно согласен. Пусти, я тороплюсь.
Лили: А! Увиливаешь от серьёзных тем?
Хам: Каких ещё тем!
Лили: В том и дело, что тем, а не этим! Почему нигде о наших дочерях не сказано?
Хам: Кому говорить? Кроме нас и нет никого.
Лили: Или вот твои сёстры. Почему Ной их не взял?
Хам: Они не просили.
Лили: Не просили! Они умоляли!
Хам: Разве?
Лили: Да, своими ушами слышала, как они умоляли не строить ковчег перед окнами.
Хам: Так мы и не строили.
Лили: Да что с тобой разговаривать!
Хам: Нечего со мной разговаривать. Это ниже твоего достоинства.
Лили: Вот именно! Пф-ф! (гордо уходит)
(подходит Майя)
Майя: Что с тобой? Тебе станцевать?
Хам (взглянув на небо): Нет, мне уже наплевать... Шучу, шучу. Танцуй, если хочешь.
(садится и смотрит, как танцует Майя)
 
 
VI
На большой горе. Ковчег сильно просел.
 
Двое увлечённо отковыривают доску и не замечают Хама.
Какое-то время Хам стоит и поражённо их разглядывает.
 
Хам: Вы кто?
(вздрагивают и оборачиваются)
Пеласг #1: А ты кто?
Хам: Я первый спросил.
Пеласг #2: А нас зато двое.
Хам: А это зато наш ковчег. Так вы кто?
Пеласг #1: Мы пеласги.
Хам: Кто?
Пеласг #2: Если я скажу «плиштим», будет понятнее?
Хам: Нет.
(пеласги переглядываются)
Пеласг #1: ..Нет.
Пеласг #2: ..Да.
Пеласг #1: Ох, ну ладно. Мы фишимляне.
Пеласг #2: Не так.
Пеласг #1: Фи-ли-си-ми... не?
Хам: Не очень-то музыкально.
Пеласг #2: Не так.
Пеласг #1: Фельдшер-миряне?
Пеласг #2: Не так!
Пеласг #1: Вот сам и скажи.
Пеласг #2 (Хаму): Сейчас, только повторим.
(шепчутся)
(вдвоём): Мы — фи-ли-стим-ля-не!
Хам: Сразу бы так.
Пеласг #1: А что, Греция уже существует?
Пеласг #2: Да что ей сделается.
Пеласг #1: А ты что скажешь? Существует Греция?
Хам: Нет, и это единственное, почему папа не дал кораблю имя Титаник. А ведь хотел.
Пеласг #2: А кто твой отец?
Хам: Как, вы не знаете? Его зовут — Ной. А я — Хам.
Пеласг #1: Мужиковское имя. А у папаши твоего — девчачье.
Хам: Сокращённо от Ноах.
Пеласг #2: А Ноах — сокращённо от Ноувыиах?
Хам: У меня и братья есть. Один Сим, другой Иафет.
Пеласг #1: А какой Иафет, безаффиксный?
Хам: Это изафет аффиксный у турков, а брат у меня обычный. А отец мой — праведник, от потопа семью спас, и зверей, и всех-всех-всех! По паре... Кроме тех, которых по семи. Разве не слышали?
Пеласг #2: А! Понял! Ной — это же Нух!
(пеласги покатываются с хохоту)
Хам: Чего смешного?
Пеласг #1: Ты разве не слышал?
Пеласг #2: Старая арабская шутка.
Пеласг #1: Жили-были три праведника...
Пеласг #2: ..Них-них, Нах-нах и Нух-нух...
Пеласг #1: Первый построил себе каменный дом, второй — глиняный, а третий — корабль...
Пеласг #2: А мимо [указует ввысь] шёл. «Дай», думает, «посмотрю, как там людишки, не попортились ли. А то и покарать можно».
Пеласг #1: А братья как раз все вместе обедали.
Пеласг #2: И увидел [указует ввысь], что в первой же семье сразу три праведника, и не стал никого карать. А Нух-нух чуть с ума не свихнулся, что в герои не вышел.
Пеласг #1: В общем, все долго над Нух-нухом смеялись. А [указует наверх]... то есть [указует ввысь]... так и верит до сих пор в человечество. Такой вот анекдот.
Хам: По-моему, вы неправильно его рассказываете. Мой отец не такой.
Пеласг #2: Не тебе судить, Хам Нойский — или как там тебя.
Хам: Мой отец — истинный праведник! Потому и... Минуточку, забыл спросить: а вы-то как спаслись? Я думал, мы — единственные!
Пеласг #1: Очень в гении твоей семейки.
Хам: То есть?
Пеласг #2: Ты сам хоть читал семейные архивы?
Хам: ..Листал.
Пеласг #1: Там и листать далеко не надо.
Пеласг #2: Вот кого так боялся Каин?
Хам: ..Персонифицированной совести?
Пеласг #1: Да брось.
Пеласг #2: В общем, все долго над Нух-нухом смеялись.
Хам: Да о чём вы?
Пеласг #1: А вот царь Ксисатр — другое дело.
Хам: Кого-кого царь?
Пеласг #2: Его ковчег чуть ниже причалил, на другом склоне Арарата.
Пеласг #1: И он не только зверей с семьёй взял, но и друзей. Ксисатр, то есть.
Пеласг #2: В отличие от некоторых.
Пеласг #1: Ага, и не дал человечеству в каменный век скатиться: записал всё на табличках.
Хам: Скажите честно, вы — мои глюки?
Пеласг #2: А вот и не твои.
Пеласг #1: Мы свои собственные.
Пеласг #2: А я слышал, когда Ксисатр из корабля пускал голубя, то пустил одного, а вернулся другой.
Пеласг #1: Одно плохо — слишком смолы много.
Хам: На голубе?!
Пеласг #2: На палубе! Ей ковчеги проклеивают.
Пеласг #1: Перестарался — не отколупаешь.
Пеласг #2: Пришлось этим ковчегом заняться. Хоть не такой липкий.
Хам: Зачем? Леса уже выросли — вам что, дерева не хватает?
Пеласг #1: Вечно так. Нет самому подумать.
Пеласг #2: Мы же... эти... фили... ф-ф... Что меня поражает, так это что мы должны греческие слова использовать, когда Греции ещё не существует.
Пеласг #1: А что Палестины ещё не существует, тебе, значит, странным не кажется?
Хам: Как так?
Пеласг #2: Привыкай жить в мифологическом времени, детка.
Хам: Мифологические вы анахронисты, ну для чего вам ковчег разворовывать?
Пеласг #1: Мы не анахронисты. Я же сказал, что царь Ксисатр — это здорово.
Пеласг #2: Это анархисты.
Пеласг #1: Нет, анархисты — это такое растение.
Хам: Отвечайте уже.
Пеласг #2: Мы же ф-ф...
Пеласг #1: Дай я скажу. Фи... (делает глубокий вдох) Филистимлянам... положено воровать ковчег. Судьба такая.
Пеласг #2 (важно и громко): Цитирую! «И взяли ф-ф... эмкх.. пеласги ковчег божий»!
Хам: Так то — божий, а это — ноев.
Пеласг #1: Ну и что?
Хам: Так это совсем другой ковчег.
(пауза)
Пеласг #2: Их что — два?
Хам: Вроде того.
Пеласг #1: А я-то гадал, зачем нам такая махина.
Пеласг #2: Это всё из-за тебя.
Пеласг #1: Неправда!
(Хам уходит)
Пеласг #2: (дразнится) «Я ковчег всюду узнаю», «пойдём ковчег утащим»!
Пеласг #1: А что, не ковчег?
Пеласг #2: А что, ковчег?
Пеласг #1: Не будь таким мелочным. Этот больше.
Пеласг #2: Вот. Теперь я понимаю, почему твой братец помер, когда к тому ковчегу прикоснулся. Вашей семейке нельзя к ковчегам приближаться.
Пеласг #1: Он только хотел его поправить, чтоб с телеги не свалился. Я же рассказывал.
Пеласг #2: А ещё у меня аллергия на смолу.
Пеласг #1: Сам пристал.
Пеласг #2: И вообще, почему это я — номер два?
Пеласг #1: Мне всё равно. Давай, ты был номер один всё это время.
Пеласг #1: Тогда ладно.
Пеласг #2: Так ты идёшь другой ковчег искать?
Пеласг #1: Как скажешь.
(на ходу)
Пеласг #2: Одни неприятности с этими ковчерыжками.
Пеласг #1: Точно.
Пеласг #2: Никакого воображения.
 
VI\
Ной сидит, занятый важным делом. Вбегает Хам.
 
Хам (на почтительном расстоянии): Отец! Папа! Я такое видел!
Ной: Потом.
Хам: Но это важно!
Ной: Вот это растение я не помню, но на всякий случай тоже у нас вырастил.
Хам: Отец...
Ной: Здесь — сок из его ягод.
Хам: Папа...
Ной: Вот я пробую капельку на язык...
Хам: Я такое...
Ной: Скисло... Но вроде не яд.
Хам: Но...
Ной: Теперь можно сделать маленький глоток...
Хам (прежде, чем Ной отпивает): Но я видел — у ковчега — чужих!
Ной (останавливается): Тебе показалось.
Хам: Нет, я с ними разговаривал.
Ной: Тебе показалось, что разговаривал. Все утопли. (ставит напиток рядом)
Хам: Нет, это не утопленники были.
Ной: А кто же?
Хам: Фили... филимиляне... фиглимигляне...
Ной: Сам не знаешь.
Хам: Филистимляне!
Ной: ЧТО? (шарит рукой, под руку подворачивается напиток — залпом выпивает) ..Скажш тож... филистимляне... Их не сущвуит! Пачму тут такая жарищща? Ф-фу! (снимает облачение и голышом на нём укладывается и засыпает).
(Хам делает к нему шаг, но тут входят братья)
Сим: Что происходит?
Хам: Отец что-то выпил и теперь спит голый. Пустите, я его укрою.
Иафет: Хам! (загораживает дорогу)
Сим: Ты что, совсем папу не уважаешь?
Иафет: А если маама войдёт, а тут такое непотребство?
Хам: Я только хочу его чем-нибудь укрыть.
Сим: Хочешь на голого отца глазеть?
Иафет: Вот извращенец!
Хам: Да не хочу я на папу смотреть!
Иафет: Он не хочет смотреть на своего родителя!
Сим: Помощи не дождёшься. Никакого проку от младших.
Иафет: Что будем делать?
Сим: Расскажем папе.
Иафет: Нет, с папой.
Хам: Я нашёл покрывало, пустите.
Сим: Очень просто. Снимем с себя одежду, чтоб из-под отца не вытаскивать, и подойдём задом наперёд, чтоб дурного примера не подавать.
Иафет: А ну как об него споткнёмся?
Сим: Так. Посчитай, сколько до него шагов.
Иафет (прошёлся): Четыре.
Сим: Отлично.
Иафет: Нет, четыре — это хорошо.
Сим: Хорошо, «хорошо».  Готов?
(снимают одежду и, нагие, задом наперёд делают четыре шага. Присев, ощупью укрывают Ноя. Затем встают и любуются видом)
Иафет: ..А ничего, что мы к нему задом подошли?
Сим: Ничего, он же не видел.
Ной (открывает глаза): Што это было?
Сим: Хам сказал, что ты голышом заснул, и мы тебя прикрыли своей одеждой.
Иафет: Мы не смотрели.
Сим: А он смотрел. Даже глазел.
Иафет: Думаю, это его веселило.
Ной: Пусть будет проклят и пусть будет рабом у вас и у своих братьев, и дети его тоже прокляты.
Хам (подходит): Кто проклят?
Ной: Ханаан.
Хам: За что?!
Ной: А нечего на голых отцов глазеть.
Хам: А он глазел?
Ной: Нет, ты глазел.
Хам: Я не глазел.
Ной: Оправдывайся.
Хам: Но почему Ханаан?
Ной: А мне так захотелось.
Хам: Почему не Хуш? Или не Мицраим или Фут? Почему не я, в конце концов?
Сим: Только о себе и думает.
Ной: А мне так захотелось.
Хам: За что проклинать моего сына?
Ной: А мне давно его рожа противная.
Хам: Ну и мне тоже, а проклинать за что?
Ной: За красивые глаза. На такой морде — и такие глаза! Издевательство.
(втанцовывает Майя)
Майя: Вас Наама зовёт... ой! (прикрывается ладонью, чтобы не видеть голых Иафета и Сима) (шёпотом Хаму) ..Они теперь нудисты? Что происходит?
Хам: Ничего особенного. Скажи Ханаану, чтоб детей не заводил.
Майя: Их у него одиннадцать.
Хам: ..Ох уж эти подростки.
Майя: Не огорчайся. Вот у Иафета сын стихи пишет, зрение окружающим портит. Только Иафету не говори.
Хам: Тогда передай Ханаану, чтоб не заводил ещё больше детей.
Майя: Обязательно. (громче)  Вас Наама зовёт.
Ной: Сещас. Уже иду. (поднимается, уходит с Майей)
Хам: Вот за что? (качает головой, уходит)
(Голые Иафет и Сим долго смотрят ему вслед)
 (одновременно, нестройно): ..Извращенец.
 
VI\_
На вершине горки; виден развалившийся ковчег на второй вершине
 
Хам: Пришёл. Теперь что?
Иафет: Вот увидишь.
Сим: И Лили увидит.
Хам: Хоть бы сказали, куда смотреть.
Сим: А вот подойди сюда, на самый край.
Хам: Хорошо, я на краю. И что? Ковчег совсем развалился, так это я давно говорил.
Иафет: Ничего он не развалился. Он очень собранный.
Хам: Сам посмотри.
Иафет:  Это свет так падает.
Хам: Это ковчег так падает. От него и половины не осталось!
Иафет: У тебя что-то с глазами.
Хам: Но я говорил с теми, кто это сделал.
Сим: ..И с ушами. Не отвлекайся, вставай на край.
Хам: Давно тут. И что дальше?
Сим: А вот что! (собирается толкнуть Хама, но тут появляются Ной с Наамой)
Ной: Ну, ну, не плачь. Тебе Симка другую сделает, правда?
Сим: Что другую?
Ной: Дошвырялась твоими болванчиками. Сломала. Хочет сжечь трупики.
Сим: (тихо) Старые хрычики. (громко, показывая в сторону) Вон там есть место.
(Ной и Наама оглядываются, готовы уйти)
Сим: Так вот: а вот что! (собирается толкнуть Хама, но тут появляются Хава и заплаканная Лили; Ной и Наама остаются)
Лили: Сим! Сим! Ужас что!
Сим: Что ещё!
Лили: В дом собака забежала -
Сим: И что?
Лили: И сожрала мою доченьку!
Сим: Это которую?
Лили: Вот про сына ты бы так не спросил!
Сим: Верно, я бы спросил, «которого». Так которую?
Лили: Которая на «С». То ли Сара, то ли Сарит... Или Симха?
Сим: Может, Шири?
Лили: А! Или Пнина?
Сим: Больше ты имён не выбираешь.
Лили: Тебя, что, не волнует, что... (рыдает, Хава утешает)
Сим: Ты даже не знаешь, как её звали.
Лили: Ещё как знаю! Т-ты бы это видел, ещё бы своё имя позабыл!..
Сим: Трёп. Уйди, я занят.
Лили: Чем бы это?
Сим: Доказательством достойности тебя. А теперь пошла вон.
Ной: А я не понял.
Хава: Чего тут понимать — младенца слопали! Тс-с. (отводит Лили в сторонку)
Ной: Это я заметил.
Иафет: Тогда что?
Ной: Если в собаках ничего хорошего нет, зачем их держат?
Сим: За ошейник.
Ной: Это за что. А зачем?
Иафет: Держат и держат, почему бы и не держать.
Ной: Почему не держать — это я понял. А почему держать?
Иафет: Н-ну, вообще.
Сим: Наверняка есть причина.
Ной: И Рукавичка на них шипит.
Иафет: Не знаю я, зачем их держат. Держат, и всё.
Ной: Так эти штуки, выходит, ещё и мозги размягчают. Что я наделал!
Сим: Чушь какая.
Ной: Иного ответа нет. Зачем надрываться и ухаживать за бесполезными, нечистыми тварями?
Сим: А я слышал, есть такой грибок, который заставляет муравьёв кончать самоубийством, а потом питается их трупами.
Иафет: Не может быть. У муравьёв души нет, значит, им можно кончать самоубийством, и оправдываться не надо. И потом, какое же это «самоубийство»? Это грибо-убийство.
(Лили рыдает, Наама рыдает, Хава старается утешить обеих; Хам водит вокруг себя руками и вглядывается в воздух; Иафет и Сим тихо спорят; Ной щиплет бороду, но в конце концов оставляет её в покое и подходит к Хаму, хотя держится на расстоянии от края)
Ной: Хам! Ты чего такой дёрганый?
Хам: Мне всё видится моё имя перед тем, как что-нибудь скажу. И ещё какие-то слова иногда над головой и вокруг.
Ной: Так это потому, что мы в пьесе.
Хам: Правда?
Ной: Слово праведника.
(всеобщая пауза)

 (Хам светлеет.

Он счастливо смеётся, целует Ноя и спрыгивает со страницы)                     ¦

                                                                                                                    œ                ¦

                                                                                                                            œ         ¦

                                                                                                                             œ  ¦     

                                                                                                                              œ ¦  

                                                                                                                                        ¦

                                                                                                                                        ¦

Сим (вслед): И ремарки свои забери!                                                                    ¦

Ной: Хам! (хочет прыгнуть следом, но путается в каких-то отсылках, и его возносит)

Иафет: Сейчас-то что ругаться.

Сим: По-моему, он это в звательном смысле.

(Втанцовывает Майя)

Майя: О, привет! Я что-нибудь пропустила?

(Лили и Наама возвращаются к рыданиям)

Иафет: Что будем делать?

Сим: Что-нибудь.

Майя: Хотите, я станцую?

Сим: Ну, станцуй.

(Рыдания утихают. Все смотрят, как Майя танцует).

                                                                                   Конец.

Последние публикации: 
На горе Арарат (15/02/2012)
Первый закон (25/08/2011)
Первый закон (20/08/2011)
Первый закон (15/08/2011)
Первый закон (07/08/2011)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS