Комментарий | 0

Идеология. Запретить можно, отменить нельзя

 

                                                                                                                         Тиаго- Хойсел

 

 

Стоит завести речь об идеологии, сразу начинается... Одни настаивают на том, что для идеологии не должно быть места в обществе и  записали это в конституцию РФ, изготовленную для России под контролем  иностранного агентства. Агентство этим весьма гордится.  Другие считают, что идеология нужна, и запрет на неё следует отменить.

 

***

Существуют разные определения термина «идеология». Вот, например такое: «Идеология -выражение частных интересов в форме всеобщности». Или такое: «Идеология – это система идей и идеалов, образующих базовые экономические и политические теории и политику». Или: «Идеология — это система концептуально оформленных представлений и идей, которая выражает интересы, мировоззрение и идеалы различных субъектов политики…».

Наполеон счёл идеологию отвратительной частью французской революции, и это мнение во всю эксплуатируется в отношении всех идеологий, кроме одной – либерализма. Определение идеологии как «утверждения частных интересов в форме всеобщности» приложимо прежде всего к идеологии либерализма, в условиях нашего времени – неолиберализма, идеологии фазы капитализма последних тридцати лет.

Идеология не наука: термин описывает практику, включающую в себя эмоциональный компонент; идеи, образующие её, по-разному отзываются в людях. Двойственность идеологии определяет разное отношение к ней, но дело в том, что без неё не бывает. Человек существо социальное – он живёт в социуме с его объективными и непреложными законами иерархии и прочего общежития, экономическими и культурными отношениями – качество этих множественных связей и их результирующая определяются господствующей идеологией.

В Российской империи идеологией была триада «Самодержавие. Православие. Народность». При социализме в СССР конституцией 1936 года была закреплена идеология марксизма-ленинизма. В конституции РФ после переворота 1993 года идеологию запретили законодательно, запудрили стране мозги. Но сквозь информационный гул стало пробиваться мнение о том, как плохо без идеологии: Россия топчется на месте. Но в России есть идеология, она активна, живёт себе и здравствует: неолиберальная.

 

***

В условиях любой идеологии кто-то живёт, а кто-то существует. Так было при царе Горохе, при Николае Втором и при социализме с его марксистско-ленинской идеологией, но тот цивилизационный, смертельный слом жизни, который обусловили либеральная и в наше время неолиберальная идеологии, человеку царской России и советскому человеку в кошмарном сне не мог привидеться.

С общественными и экономическими особенностями идеологии неолиберализма можно ознакомиться, набрав слово в поисковике, и особенно – в англоязычном интернете, более откровенном касательно идеологии либерализма и неолиберализма. Для народов России они свелись к радикальной убыли населения за счёт смертности, почти прекращения рождаемости и эмиграции, включая образованную часть населения, к резкому ухудшению культурной и экономической жизни абсолютного большинства, и немыслимому обогащению абсолютного меньшинства, к чудовищному падению нравов. Были утрачены социальные достижения советской эпохи с её социальными лифтами, национально ориентированным образованием, большими отпусками, охраной труда, превентивной медициной, возможностью поездок по огромной стране, сроком выхода на пенсию, который нынче сопоставим со средним сроком жизни в России и т. д.  Вместо поступательного развития, слом, закреплённый законодательством РФ, которое сформировано идеологией, которой как бы нет. О том, насколько идеология связана с жизнью, подробно в энциклопедии Стэнфордского университета*.

 

***

Закон о запрете на идеологию в РФ иначе не назовёшь, как мошенничеством. Так подсовывают нищим пенсионерам договор на мелкий кредит со скрытым в нём согласием на отъём жилья. Вопреки запрету в конституции, в России шла и идёт идеологическая работа по либерализации всего, что движется и не движется.

По законам либеральной идеологии менялось мировоззрение молодого поколения, ориентированного на потребление и фиксацию на себе дорогом, скудело образование, отягощённое диктаторским надзором за всеми его процессами и с запретом на воспитание учащихся. Учителя утонули в куче отчётов. Не только в сфере просвещения и высшего образования – повсеместно возникла адская бюрократия, удушающая, угнетающая любое развитие. Резко сокращалось здравоохранение – повсеместно закрывались больницы и родильные дома. Разрушалась система госстандартов, когда стало не важным ни санитарные нормы, ни подходят ли импортируемые гайки к шурупам. Законодательная и исполнительная власти стали подконтрольны либеральным задачам и правилам. Иностранное агентство реформировало российские суды, и всё остальное вплоть до доминирования дольнего над горним в искусстве, которое было подменено эпатажем с непременным снятием трусов. Согласно требованиям контролирующих агентств, в Думе постоянно продвигаются чуждые народам России политические новации.

Как бы запрещённая законом идеология празднуется всеми четырьмя властями, превратившись в неолиберальную диктатуру, контролируемую внешними по отношению к стране институтами. Форменное издевательство с «запретом» на идеологию было увенчано праздником под наименованием День принятия Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации, или Днём «независимости». Тот же приём, что и с идеологией: констатацией суверенитета прикрыли полуколониальный статус РФ и пригласили праздновать. Злая насмешка над народами РФ всё же кое-кому колола глаза, и праздник переименовали в просто День России.

Любая идеология содержит мощный эмотивный компонент, она оказывает влияние на все уровни психики человека, проникая в него и организуя сферы его жизни. При этом, в зависимости от негативности для целостности человека и общества идей, на которые наматываются экономика и культура или, наоборот, позитивности для них, значение этой функции политической и экономической организации общества меняется, и потому идеология как понятие воспринимается  амбивалентно: одна может работать на силу и целостность страны, а другая разрушать её. Конституционный запрет на идеологию был и есть ложь на голубом глазу. Никакое общество не существует без неё. Запретить можно, отменить нельзя.

Спрашивают: а какая идеология, к примеру, в Англии? Всё та же, неолиберальная, только страна суверенна, чего нельзя сказать о государственности в России, которая попала под контроль внешних институтов. Англия, кстати, Евросоюз не потерпела, не хочет быть частью чего бы то ни было.  Но если её неолиберализм не декларируется в качестве идеологии, это не значит, что его нет. В самой разной степени он сегодня доминирует в большинстве стран мира.

В жёстких рамках неолиберальной идеологии была введена «невидимая» рука рынка, которая приватизировала и остановила множество отраслей промышленности, от энергетики до авиастроения. Помните смертельные отключения электричества на Дальнем Востоке, как замерзающее население металось в поисках любого уголка земли, куда можно было бы сбежать из не самого населенного региона России, чтобы просто выжить, – невидимая рука Чубайса проводила либерализацию отрасли под руководством агентства USAID, раздавая «ничьё», чтобы оно стало личной собственностью неизвестных лиц, которые не умели и в мыслях не держали правильно эксплуатировать заполученные предприятия, озабоченные лишь своими доходами. На совести неолибералов, вроде Чубайса, жизни сотен тысяч людей; гибель сотрудников Саяно-Шушенской ГЭС – капля в море, как бы ужасно слово «капля» здесь не звучало. Человеческие, природные ресурсы и финансы лавиной текли за пределы страны, и несправедливость криптоколониального положения России стала всё отчётливее сознаваться её народами.

 

***

Идеологи неолиберализма публика суровая и практичная, всей мощью своих институтов и функционеров она следит за тем, чтобы материальные и человеческие ресурсы были подконтрольны в тех странах, которые они курируют. Отсюда так важен для них надзор за образованием и наукой, потому – ювенальная юстиция, потому решения европейского суда важнее российского – можно долго перечислять, но главное: всё это суммируется в диктатуру. В контексте амбиций неолиберальной идеологии следует рассматривать и крайне опасную ситуацию, сложившуюся в мире. В этих условиях Россия пытается решить вопрос о государственном суверенитете.

Общеславянский глагол «грабить» древней индоевропейской природы. От «grabhas» - «пригоршня». По-английски «grab» – хватать, древнее занятие англосаксов, долго обеспечивавшее им процветание. И слово «грабли», происшедшее из того же санскритского источника, актуально в нашем контексте: на них история танцует.

_____________

* - Stanford Encyclopedia of Philosophy Law and Ideology https://plato.stanford.edu/entries/law-ideology/

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS