Комментарий | 0

Чечня 2. Записки о гражданской войне* (14)

 

                                         Фото военного корреспондента в Чечне Максима Мармура

 

 

- Ситуация такова! У вэвэшников проблема. Их блокпост на окраине села Б. расположили в недостроенном доме одного чеченца. Неполная рота. Хозяин разрешил пользоваться для обустройства его строительными материалами. Одной вагонки кубов 40. Просил только не наглеть. Ребята смышлёные – хозяина уважили: взяли только для летней столовой и кухни. Но с инспекцией прибыл вышестоящий с большими звёздами. Увидел богатство и вывез всё подчистую. Результат – лейтенант и боец подорвались на растяжке вблизи от расположения. Груз 200 – оба. Затем подрыв грузовика с продовольствием. Попытка взрыва на пути следования колонны. Направленный фугас в дупле близстоящего к дороге дерева. Сапёры дорогу прошли, но дупла не проверяли, – продолжал повествовать куратор. – Предполагается, что следующим шагом может стать нападение на сам блокпост. Ваша задача…

- А мы здесь причём? – недовольно спросил Старик.

- Я понимаю, что епархия не наша, но выявить боевиков и предотвратить нападения на пост. Почему нет? Предваряю следующий вопрос - зачистка села результатов не принесла. Хозяинсемидесятилетний старик. Трое его сыновей по нашим данным засветились в бандформировании Ш. Возможность его появления в тех краях высока. А это уже ваш профиль, – куратор посмотрел на нас усталым взглядом и продолжил. – Вас временно расположат в управлении их сводного полка в двадцати километрах от села. Им не подчиняетесь. Взаимодействие обсудите сами.

Мы уже почти целую неделю находимся на базе в Моздоке. Это наш временный ППД. И это первая встреча с куратором и первая, поставленная перед нами, задача. Так долго нам ещё не приходилось решать свои жилищные проблемы. Начало было нетривиальным, даже анекдотичным. Микрик, который вёз нас с аэродрома остановился на перекрёстке. Старик задал законный вопрос водителю: «Почему встали? Мы же по главной едем». На что последовал ответ про зелёные рафики, которые не придерживаются ПДД. Наш пожал плечами, но дальнейших объяснений требовать не стал. Обратно в назначенный нам пункт ехать пришлось по той же дороге. На перекрёстке стоял помятый газ-66. Вокруг суетились собровцы. «Опять зелёный отметился», – пояснил водитель. «Бэтэр?» - уточнил Старик. «В точку, товарищ командир», - усмехнулся, приданный нам контрактник, объезжая образовавшуюся пробку.

В этой командировки всё не так. Впервые наша постоянная дислокация находится так далеко от предполагаемого района работы. А способ переброски группы к месту выполнения задач вызвал у нашего командира обоснованное негодование. Вертолёты самый опасный способ движения на территории Чечни. Потерять всех разом в сбитой боевиками вертушке! Шанс пятьдесят на пятьдесят. Собьют или нет. Как в анекдоте про динозавра. На вопрос, какой шанс встретить динозавра в мегаполисе, мужчины отвечали: один к миллиарду, а блондинка – 50 на 50… или встречу, или нет. Так Старик в этом вопросе на стороне блондинки. Долетим или нет – независимый от нас и наших действий посыл к всевышнему. Желание обезопасить личный состав вне рабочего периода обернулось, как всегда, ниже поясницы. Вертолётный командир на наши опасения ответил. «Это не ко мне – к Нему», - и показал пальцем в небо. 

- Положение аховое! Агентуры у нас здесь нет. Сидеть в засадах смысла не вижу. Будут ещё закладки или нападут? Ждать здесь в двадцати кэмэ. Сколько? Скачки на выручку – не наш способ работы. Есть мысли? – вопрос повис в воздухе. Лезть поперёк батьки не было резона. Да и прозвучало риторически. – Ладно! Пока размещаемся. Я в штаб полка. Жду предложений.

- Мажор, первый раз вижу нашего в растерянности, - Слон высказал общее ощущение происходящего.

- Я не удивлён. Складывается, что начальство отправило нас в командировку без особых на то оснований. Просто, чтобы были, – ответил я.

- Целую неделю без куратора. От нас отмахивались как от мух в сортире. Ждите. Ждите. У вас свои начальники, – Гром засунул рюкзак под кровать.

- Оборудование не выдали. Прилетели с пустыми карманами. А ставили на довольствие трое суток… – прокомментировал Сток.

Сток не восстановил ногу. Командир взял его с условием, что его задача быть главным распорядителем в «общежитии». Все хозяйственные вопросы будет решать только он. Просьба сходить на природу обернётся отправкой обратно.

- Что будем предлагать? – Барс сменил тему на насущную.

- Я вообще смутно всё вижу… - ответил Дюна.

- Да тебе только кости ломать и души вышибать, – проворчал с обидою Тромб.

Прошлая тренировка по рукопашке не даёт ему покоя. Остальные только усмехнулись про себя, чтобы Тромб снова не почувствовал унижения за свой косяк. Насмехаться над Дюной при даме, хоть и преклонного возраста, это надо быть смертником. Вызванный на показательный поединок для КОТовских спецов, он ощутил всю гамму физического воздействия на своё тело.  Виктор творил поединок. Вдохновенно. С отдачей. Бинт потом также вдохновенно и с отдачей материл Дюну, приводя оплошавшего пациента в чувство. Результатом стал полный отказ наблюдавших спецов выйти на круг даже вдвоём. Состояние Тромба ярко вызвало понимание, что избиение прошло без дураков. Постановкой здесь и не попахивало.

- Ну, я бы не назвал это растерянностью. Зная Старика, предположил бы… - договорить Блику не дали выстрелы, крики и суета вокруг.

«Удачно»! Не успели даже познакомиться с расположением, как попали в передрягу.

«Кто? Где? Смутное представление. Заняв позицию у ближайшего окна, я осмотрелся. Все на местах. Только мы не готовы к долгому бою. Беда с боеприпасами. Ха! Стрельба не утихла, но это одиночка. Один автомат продолжал свою войну. Крики, шум, народ разбегался по сторонам. Ни у кого из бежавших оружие замечено не было. Что происходит?» – теряясь в догадках, жестом отправил Дюну вниз к выходу. Санту и Барса тихим сапом за ним.

К первому автомату на секунду присоединился второй. И всё стихло. В смысле стрельбы. Беготня внизу продолжалась. Появились здешние командиры. Бойцы с оружием. Таблетка проскочила мимо нас. Я поймал за рукав первого попавшегося мне офицера.

- Капитан, что происходит?

- Не знаю.

- Напали?

- Нет, скорее! Выстрелы в центре расположения, у штаба, – уточнил он.

Я приказал всем вернуться на второй этаж. Старик придёт и расскажет. Собирать слухи не было желания. В молчаливом ожидании известий мы неохотно занялись подготовкой временного жилища к жизни и обороне в нём.

- Блик, что ты там говорил о растерянности, - попытался прервать молчание Слон.

- Я думаю…, - что он думает узнать опять не удалось.

Вспоминание чьих-то матерей и женщин лёгкого поведения возвестило нам, что Старик поднимается в приподнятом плохом настроении. Кто его приподнял и зачем, мы вскорости надеялись узнать.  

- Всё плохо! – начал командир, прекратив наши телодвижения и призвав всех к себе. – Вопросы взаимодействия поставили местных в неловкое положение. Им требуются наши решения. План на случай нападения на вверенные им посты либо отсутствует, либо нет желания нам его показывать. Недалеко от штаба – штабеля строительных материалов. Их исчезновение из Б. не считается вероятной причиной последующих событий. Наше прибытие оценивается неразумным и лишним грузом. Рядом с плацом, где находится резервная группа быстрого реагирования стоит импровизированный магазин, в котором торгуют, как они думают, дружелюбные дагестанцы. На мои резонные сомнения посоветовали не лезть в их внутренние дела. И изюминка на торте – можем делать, что хотим. Снабжение нас боеприпасами и питанием согласованно. В остальном мы вольные птицы. Силы здесь – рота охраны управления полка, резервная группа в составе двух взводов на БТР-70, узел связи и комендантский взвод. Кратко о бузе на территории: прапор вчера выпил излишне, отдыхал на губе в караулке, закрыть дверь к нему никто не удосужился, сегодня его переклинило, зашёл к начкару1 и взял автомат, застрелил его, вышел на территорию и открыл огонь по всем, кто попадался на пути, дошёл до охраняемого поста, где был убит часовым. Тяжело ранена радистка, убито три военнослужащих. Часовой нуждается в психологе. Солдат призывник плачет и твердит: «Я убил, убил своего». И главное – оружие, кроме караула и резервной группы, находится в охраняемых оружейках2.  Детский сад на курорте, а не война. Всё! Отдыхаем до утра. Надеюсь на его мудрость. Мажор, организуй нашу охрану и оборону. Сток к складским за всем, что дадут и за тем, что не захотят давать.

«Шок от происходящего отразился на лицах. Спишут, как всегда на боевые потери. Ещё и награды получат. Когда всё изменится? Чисто мой риторический вопрос. Почему? А задать его просто некому. Как надоели межведомственные склоки. До каких пор армейские чинуши будут препираться с чинушами из ФСБ и МВД. Дело страдает. Но к сожалению, никому нет до этого дела. Из мыслей тавтология получилась, – я подозвал к себе командиров троек. – Вторая тройка начинает. Третья на разогреве. Дальше поочерёдно по два часа. Лишне, но напомню, никого не впускать и никого не выпускать. Я, Сток и Старик не участвуем. Меня будить первым. Сейчас 19.00. Начало в 21 час».

Вернулся Сток на грузовике и с десятком срочников. Ящики перекочевали на этаж. С особой гордостью он открыл ящик с РПГ4 и прокомментировал: «Удалось уболтать. Сейчас ещё три РПК5 принесут».

 

__________

1_Начкар (сокращенно, сленг) – начальник караула

2_Оружейка (сленг) – отдельная комната с металлическими решётками на окнах, находящейся под постоянной охраной лиц суточного наряда. Дверь комнаты должна быть оборудована электрозвуковой сигнализацией с выводом к дежурному по полку, иметь смотровое окно и открываться внутрь помещения (сдвигаться в сторону). Ключ от замка у дежурного по суточному наряду.

3_РПГ - разновидность стрелкового оружия (гранатомёт), предназначенная для уничтожения бронированных и иных целей реактивными гранатами.

4_РПК - 7,62-мм ручной пулемёт Калашникова, созданный на основе автомата АКМ. Годы производства 1961-1978.

___________
*_ Записки являются художественным вымыслом. Их герои и события выдуманы.
Рекомендую

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS