Комментарий | 0

СВИНОПАСЫ (3)

 
 
Пьеса в четырех действиях
 
 
 
 
 
 
 
Действие третье
 
ЛЕВАНТ
 
Шуня, Алевтина, старик и Константин Сергеевич за столом.
 
УЧИТЕЛЬ      Встретил вашего Егорку. Мчит куда-то, сам себе смеется… Как прекрасна молодость!.. Не надумали в школу его возвращать?
АЛЕВТИНА   Не получается пока.
УЧИТЕЛЬ      Что врачи говорят?
АЛЕВТИНА   Ничего.
УЧИТЕЛЬ      Ну да, ну да… Может быть, так оно и лучше.
АЛЕВТИНА   Может быть.
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      А знаете, я подумал, он по-своему счастлив.
АЛЕВТИНА  Это так.
УЧИТЕЛЬ      Нам, возможно, такого счастья и не познать.
АЛЕВТИНА  Наверное.
 
Пауза.
           
ШУНЯ            А мы как раз Сера обсуждали, Константин Сергеевич.
УЧИТЕЛЬ      Пуантилизм?
ШУНЯ            Именно. (Смеется.) На цыпочках.
УЧИТЕЛЬ      На цыпочках – точный образ. Очень, очень хорошо… А я шел мимо, дай, думаю, загляну… Ах, какие запахи у вас!
ШУНЯ            Борщеца с дороги?
УЧИТЕЛЬ      Не откажусь.
 
            Алевтина ставит на стол кастрюлю с борщом, разливает по тарелкам,   
 
СТАРИК        А мне рюмочку, будьте любезны, Алевтина Ивановна.
АЛЕВТИНА  Вам бы воздержаться, Иван Матвеевич.
СТАРИК        И мысли такой не допускай. Я учителя неделю жду. Слова его жду. (Учителю.) Вы, Константин Сергеевич, неделю назад нас проведывали?
УЧИТЕЛЬ      Да, кажется, так.
СТАРИК        Ну и вот. Как же не выпить по такому случаю?
АЛЕВТИНА  (Учителю.) Тогда уж две рюмочки, Константин Сергеевич?
УЧИТЕЛЬ      Не откажусь.
 
            Алевтина достает штоф, рюмки. Шуня разливает водку.
 
УЧИТЕЛЬ      (Шуне.) Сами-то что ж?
ШУНЯ            У меня еще много работы сегодня, пожалуй, за полночь засижусь.
УЧИТЕЛЬ      Свистки?
ШУНЯ            Свистки.
УЧИТЕЛЬ      Замечательные у вас свистки, Изот Силыч.
ШУНЯ            Благодарствуйте. Не всякий может оценить. Домочадцы недопонимают. И даже осуждают порой.
УЧИТЕЛЬ      Это напрасно. Исключительные свистки.
 
            Константин Сергеевич и старик выпивают.
 
УЧИТЕЛЬ      (Шуне.) И что Сера?
ШУНЯ            А вот как раз вопрос вам касаемо Сера. Отчего, по вашему мнению, он не изображал свиней? Лужи у него выразительными получались. А свиней как-то проигнорировал. Может быть, не доводилось встречать? Маловероятно – сельская местность была ему хорошо знакома.
УЧИТЕЛЬ      А почему, Изот Силыч, возник такой вопрос?
ШУНЯ            Егорка, сынишка свинками увлекается. Хотел показать ему, как Сера свинок изображал. Не могу сказать, что это мой самый любимый художник, но вот увидел в городе в салоне альбом, теперь только о нем и думаю. Увидел эти цыпочки – с тех пор не отпускает… Не купил, денег пожалел. Да и не было у меня с собой столько. Так бы, глядишь, малявочка увидел Сера, вдохновился и сам рисовать начал.
УЧИТЕЛЬ      Егорка?
ШУНЯ            Егорка
УЧИТЕЛЬ      Это – вряд ли.
ШУНЯ            Думаете?

ШУНЯ            Так-то он мальчик впечатлительный.

 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      А тут такое событие – двух девочек-малюток убили.
АЛЕВТИНА   Как!
УЧИТЕЛЬ      В Затоне. Тринадцать и четырнадцать лет. Погодки. Не слыхали?
ШУНЯ            Нет… Но странным образом буквально только что с Иваном Матвеевичем о душегубах рассуждали. В том числе об иноземцах, вавилонянах. Мы их так окрестили. А они и есть вавилоняне.
УЧИТЕЛЬ      Вавилоняне, конечно, немного другое…
ШУНЯ            Иносказательно.
УЧИТЕЛЬ      Иносказательно допускается. А в каком ракурсе рассуждали?
ШУНЯ            Каково им там?
УЧИТЕЛЬ      Где?
ШУНЯ            На самом дне… Ведомо ли им страдание, и до какой степени?
УЧИТЕЛЬ      Так это у всех по-разному.
СТАРИК         Вот это очень верно.
УЧИТЕЛЬ      Нет, в данном случае, похоже, кто-то из своих постарался.
СТАРИК         Иноземцы. Их почерк. Пачкают жизни.
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      Тринадцать и четырнадцать лет. Погодки. Трудный возраст.  Трудно ладить с собой и с телом.
АЛЕВТИНА   Кто же мог решиться?
УЧИТЕЛЬ      Неведомо. Это уж как повелось.
ШУНЯ            Дознаются раньше или позже. Бывает, годы проходят, десятилетия, а все одно поднимется, всплывет. Стыд всплывет, и оне следом. Как налимы.
УЧИТЕЛЬ      Кто?
ШУНЯ            Душегубы… Я здесь вспоминал – у отдельных голубые глаза встречаются.
УЧИТЕЛЬ      (Вздыхает.) Ой, не знаю!
 
Константин Сергеевич и старик выпивают.
 
ШУНЯ            Похоже, что отчим.
УЧИТЕЛЬ      Что отчим?
ШУНЯ            Отчим убил. Такая версия.   
УЧИТЕЛЬ      Почему отчим?
ШУНЯ            Почему нет?
УЧИТЕЛЬ      Как-то сразу определили. Интуиция?
ШУНЯ            А знаете, откуда берется интуиция, Константин Сергеевич? Свыше задается некая тема. Мы об этом и не подозреваем. Мы думаем, что сами ее придумали, то есть она пришла к нам во время беседы, по случаю или просто так. А на самом деле она задана нам свыше. То есть мы с вами говорим о чем-нибудь, не знаю, вот о вавилонянах. А в это же самое время совсем в другом месте, совсем другие собеседники говорят о том же самом. Разница в каких-нибудь деталях. И уж совсем в какой-нибудь Африке, на вовсе непонятном языке говорят о том же. Не все, конечно, но очень многие. Таким образом, все человечество ведет единую беседу. Единый трансцендентный купол покрывает нас всех, вследствие чего в отдельных головах занимается догадка, прозрение. Такова суть интуиции… Когда меня или другого, также способного на жертву человека будут как бы… подчеркиваю, как бы… незаслуженно казнить, наш бессловесный крик откликнется в сердцах многих. И в них проснется стыд. Стыд – единственное, что может остановить предопределенное преступление. Многие, очень многие спасутся. Может быть, не все, но многие… Я давно думал об этом, но теперь окончательно убедился в своей правоте. Сам Бог послал вас с этой вестью об убиенных девочках! Теперь сомнений не осталось.
 
Долгая пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      (Шуне.) Значит, вы полагаете, что это сделал отчим?
ШУНЯ            Отчимы чужих детей редко любят. Делают вид, что любят, а на самом деле не любят. Оттого, что приходится делать вид – гнев в них копится, и тут уж до убийства недалеко. Скорого или медленного. Медленно тоже можно убивать. То, что называется, изводить... Меня отчим изводил.  Думаю, болел. Болел, разумеется, иначе зачем колотил бы? Можно и словом – то есть не затрачиваться физически. Словом – еще хуже, обиднее. А он – и словом, и колотил.
УЧИТЕЛЬ      Хотя я и педагог, и, наверное, не имею права, но вынужден констатировать – побои не всегда во вред. Мы от своих предков легендарных отказываемся, к делам их изумительным подчас с иронией относимся, но именно они подарили нам и гордость, и жизнь саму. А ведь они все биты были. И Сумароков, и Суворов…
СТАРИК         (Задумчиво.) Кутузов…
УЧИТЕЛЬ      Да, это негуманно, да. И лично я никогда не смог бы ударить человека, тем более ребенка. Но вот иногда думаю, а не слабость ли моя, не трусость ли моя тому причиной? То, что воспринимается как милосердие или доброта… А когда мне однажды прищемят хвост?  
АЛЕВТИНА   (Смеется.) Вы же не стрекоза?
УЧИТЕЛЬ      (Смеется.) Бываю весьма легкомысленным. Вы и представить себе не можете, что я выделываю, когда остаюсь наедине с собой. Видите ли, я, Алевтина Ивановна, холостяк и никто не сдерживает меня.  
ШУНЯ            Нет.
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      Что «нет»?
ШУНЯ            Вы сдерживаете себя, сами того не подозревая.
 
Пауза.
 
АЛЕВТИНА   (Учителю.) Мы для такого случая моего брата приглашаем.
УЧИТЕЛЬ      Для какого случая?
АЛЕВТИНА   Егорку пороть… А что делать?
УЧИТЕЛЬ      Коренники.
АЛЕВТИНА   Да какие там коренники?
УЧИТЕЛЬ      Настоящие коренники. Восхищаюсь вами.  
 
Пауза.
   
ШУНЯ            Побои, знаете, наносить тоже труд. У отчима моего прямо шишки на руках были. На казанках… Я, конечно, тоже не подарок. Пакостил. Уже тогда замирал. Он меня, предположим, напутствует, я же о своем думаю или вовсе ни о чем не думаю. Что называется, ворон считаю…Отчим с рождения немолодым человеком был. Уже родился таким – люди сказывали. Зубов практически не было. Волос, зубов… Так и сгорел.
УЧИТЕЛЬ      Пожар?
ШУНЯ            От злости сгорел. Зашелся весь синим пламенем и обуглился.  Сам не видел – люди сказывали.
УЧИТЕЛЬ      Навряд ли так.
ШУНЯ            Люди выдумывать не стали бы. Да разве можно такое выдумать?
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      Печка-то была?
ШУНЯ            Как же без печки?
УЧИТЕЛЬ      Уголек мог попасть или язычок пламени. От злости – все же маловероятно.
ШУНЯ            Вы человек ученый – вам виднее… А знаете, мне его жаль. Чудовищная смерть. Несчастье. Вспыхнул вдруг и враз головешкой стал. 
УЧИТЕЛЬ      Все же я думаю, он умер как-нибудь иначе, Изот Силыч.
ШУНЯ            Не знаю. Я склонен людям верить… Что же до тех деточек убиенных – возможно, и чужой человек причастен. Но не обязательно вавилонянин. И даже наверняка не вавилонянин. Чужой человек… Чужой человек по определению до убийств охоч.
УЧИТЕЛЬ      А что в вашем понимании чужой человек?
ШУНЯ            Это человек скорее неприметный, но внятный в словах и делах. Легко приближается, легко исчезает из поля зрения. К нему быстро привыкаешь, и теряешь бдительность. Может на определенном этапе помочь, придержать где нужно, поддержать где нужно, подсказать, похвалить, указать. Как будто еще немного – и другом станет. Но то – одна лишь видимость. Ибо чужой человек не способен к состраданию. И от него не пахнет жизнью. Суть – фантом.
 
Пауза.
  
УЧИТЕЛЬ      И что он?
ШУНЯ            Идеальное орудие убийства.
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      А ему это зачем?
ШУНЯ            Мотив может и не наблюдаться. Просто взял и убил…. Вот дождик взял, да и пролился. По какой причине? Просто так. У почтальона велосипед сломался – пошел пешком, письма понес. Шел, шел, поскользнулся. Ногу сломал. Просто так… Синичка.
УЧИТЕЛЬ      Почему синичка?
ШУНЯ            Не знаю. Синичка и все.
УЧИТЕЛЬ      Фантасмагория какая-то получается, уж вы меня простите, Изот Силыч.
 ШУНЯ           Плюс наблюдения. Фантасмагория плюс наблюдения. Я, Константин Сергеевич – наблюдательный человек. Чрезвычайно наблюдательный человек. 
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      (Смеется.) А ваш чужой человек на меня похож. Не находите?
 
Пауза.
 
ШУНЯ            Вовсе нет. Тот сухощав и волосы у него редкие.
УЧИТЕЛЬ      (Смеется.) Непременно редкие?
 
Пауза.
 
ШУНЯ            Не хотел вас обидеть, честное слово… Но и не обидел. Ничего обидного не подразумевал. Оно ведь как? Чужой человек может убить, но может и не убивать. То есть не обязательно убивает. Имеет право.  
УЧИТЕЛЬ      А вы хитрец.
ШУНЯ            Так во спасение. Не более того.
АЛЕВТИНА   (Шуне.) Ты бы, Шуня, тему переменил. Что ты Константина Сергеевича тяготами потчуешь? Он устал, пришел отдохнуть. Легко ли в школе-то ему?
ШУНЯ            (Учителю.) Я, Константин Сергеевич, все близко к сердцу принимаю, вы уж на меня не сердитесь. 
УЧИТЕЛЬ      И правильно. Нельзя в себе носить.
ШУНЯ            Обо всех размышляю. А казню себя. Очень помочь хочется, а не получается. Стараюсь изо всех сил, но гармония, как мечтается, не выходит. Слишком слабое звено являю собой. Убог немного. Но это уж как Господь устроил. Чего же удивляться, что жена меня странным находит?.. А чаяния высокие, Константин Сергеевич. Да. Гордыня! Как усмирить?.. А деточек убиенных безмерно жаль. За что им наказание?  Уж они-то ни в чем не повинны.
УЧИТЕЛЬ      Как знать, Изот Силыч? Как знать?  Каждый вину в себе сызмальства лелеет. Иным она до рождения определена. Но здесь, не исключено, трудный возраст. Могли вынудить.
ШУНЯ            В каком смысле?
УЧИТЕЛЬ      Да ведь они провоцируют нас нередко, взрослых людей, на ничтожные и, порой, отчаянные поступки. Не учитывают нашу усталость от обид и нелепостей… Вот вы, Изот Силыч, отчима своего вспомнили. Нездоровым человеком был?
ШУНЯ            Как есть.
УЧИТЕЛЬ      Пожилой человек – как правило, нездоровый человек. А подросток? Разве подросток здоров?.. Здесь болезнь по причине роста.
ШУНЯ            Да, все болеем. Я как раз давеча декларировал.
УЧИТЕЛЬ      Я,  Изот Силыч, высоко оценил ваше сочувствие отчиму. Пусть он и деспотом был.  Подросток, если не погибнет, возможно, выровняется, окрепнет. Чаще всего так и происходит. Пожилой же человек, в сущности, обречен. Я и себя имею в виду. Как говорится, спускаемся с горки спутники утомленные.
ШУНЯ            Путники?
УЧИТЕЛЬ      Именно, что спутники. Мы же все – спутники. Не задумывались?
 
Пауза.
 
СТАРИК         А ведь я приветствовал первый спутник. Такое торжество!  
ШУНЯ            Я Белку и Стрелку уже не застал, но этикетки на спичках хорошо помню.
СТАРИК        А я и собачек приветствовал. Когда вспоминаю – весь космос как будто на ладони. Подумать только, все преодолели, всего достигли!
 
Пауза.
 
ШУНЯ            Все же серьезной вины на тех девочках нет. Уверен. Знаю.
УЧИТЕЛЬ      (Смеется.) Интуиция?
ШУНЯ            (Смеется.) Вселенская беседа.
 
Константин Сергеевич и старик выпивают.
 
УЧИТЕЛЬ      И случайное убийство нельзя исключить.  Думаю, теперь таких убийств много больше, чем на самом деле. Раньше такого не наблюдалось.
ШУНЯ            Просто не знали.
УЧИТЕЛЬ      И молчать умели.
СТАРИК         Еще как умели! Слова не вытянешь. Молчание – золото..
УЧИТЕЛЬ      Трудно не согласиться.
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      И где он, скажите на милость, тот Левант, куда все так стремились?
СТАРИК         Так достигли уже.
УЧИТЕЛЬ      Думаете?
СТАРИК         А как же?
 
ТЕМНЫЕ ЗАВОДИ
 
Шуня, Алевтина, старик и Константин Сергеевич. Учитель наполняет рюмки.
 
УЧИТЕЛЬ      Помянем убиенных. Упокой, Господи, их душу.
 
Учитель и старик выпивают.
 
УЧИТЕЛЬ      Я не то, чтобы поклонник спиртного, но таким образом изнеможение снимаю.
АЛЕВТИНА   Пейте на здоровье, Константин Сергеевич.
УЧИТЕЛЬ      Много-то нельзя мне. Голова все время без устали работать должна, раз уж такую профессию выбрал.
СТАРИК         А мне можно.
 
Входят убиенные девочки.
 
ШУНЯ            А вот и они.
УЧИТЕЛЬ      Кто?
ШУНЯ            Девочки убиенные. Бледненькие какие!
СТАРИК         Мертвые, оттого и бледные.
ШУНЯ            (Девочкам.) Садитесь, девочки за стол. Я вас борщом угощать буду.
 
Девочки садятся за стол. Шуня разливает борщ по тарелкам, подает девочкам. Те с аппетитом едят.
 
 ШУНЯ           (Девочкам.) Кто вас так, девочки? Кто, и за что?.. (Учителю.) Молчат… (Девочкам.) А вот я вам сейчас свисточки свои подарю, и вы сможете с родными сообщаться.
 
Шуня повязывает свистки на шеи девочек.
 
УЧИТЕЛЬ      (Шуне.) Видения?
ШУНЯ            Как?
УЧИТЕЛЬ      Привиделось?
ШУНЯ            Не знаю, видения, нет ли… Радуются, что их поминают. Теперь-то им кроме радости ничего не остается.
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      Говорят что-нибудь?
ШУНЯ            Нет. Просто так сидят, борщ кушают.
УЧИТЕЛЬ      Мертвые?
ШУНЯ            Оно после смерти так и бывает, только мы не догадываемся. Безбрежность жизни. И смерти… Молчат. Не хотят выдавать отчима. Знать, не совсем уж скверный человек. У него помутнение могло случиться. Они-то уж теперь наверняка знают. Пожалели и простили его. Хорошие девочки, очень хорошие. Вам бы таких учеников побольше, Константин Сергеевич.
УЧИТЕЛЬ      А у меня много таких.
ШУНЯ            Вы, наверное, счастливый человек?
УЧИТЕЛЬ      Непростой вопрос.
СТАРИК         На такой вопрос ответа быть не может. Слишком много заусенцев. И стружки.
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      Мне мои ребятишки тоже часто снятся. И старшеклассники, и выпускники. Младшие классы – реже. Я их не часто навещаю. Но и там все непросто. Ох, как непросто!.. О педофилах приходилось слышать?
ШУНЯ            Как же не слышать?!
УЧИТЕЛЬ      Вот и представьте!
ШУНЯ            Да! Как-то я о педофилах забывать стал последнее время. Вот что с ними делать?
УЧИТЕЛЬ      По моему разумению их только любовью победить можно. Клин клином, знаете.
ШУНЯ            Очень может быть, хотя навряд ли.
УЧИТЕЛЬ      Исключительно любовью. Они – те же дети. Разумом в детстве остались… Вот вы не поверите, а мы звездочки сохранили!
ШУНЯ            Как вам не верить!
УЧИТЕЛЬ      Октябрят уже нет, а звездочки сохранили.
ШУНЯ            А живой уголок?
УЧИТЕЛЬ      И живой уголок, и красный уголок.
ШУНЯ            Не распалась, выходит, связь времен?
УЧИТЕЛЬ      В нашем конкретном случае – да.  Силимся сберечь надежду.
ШУНЯ            Надежда – это сила.
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      Милосердие! Неустанно повторяю про себя. Милосердие к заблудшим и падшим.
АЛЕВТИНА   Это вы буквально моими словами говорите!.. Хочется света, конечно. Окрест же туман и морок. Я давеча декларировал. У нас, перед тем как вам прийти, с домочадцами серьезный разговор был на разные такие темы.
УЧИТЕЛЬ      Жестокость и блуждания.
ШУНЯ            И блуждания, да.
 
Пауза.
 
СТАРИК         А я ведь, Константин Сергеевич, еще скитальцев застал.
УЧИТЕЛЬ      Скитальцев?
СТАРИК         Самых настоящих.
УЧИТЕЛЬ      С сумой?
СТАРИК         С сумой и посохом. 
ШУНЯ            Отчетливо помню, еще маленьким был, видел одного такого. В деревянных башмаках. Запомнились эти деревянные башмаки. Больше никогда не видел.
УЧИТЕЛЬ      Это когда же было? Когда деревянные башмаки носили?
ШУНЯ            Я еще маленьким был.
УЧИТЕЛЬ      Но в ту пору деревянных башмаков уже не носили.
ШУНЯ            Не носили. Ни у меня, ни у отчима деревянных башмаков не было. Но вот один встретился. Или каторжанин или голландец.
УЧИТЕЛЬ      Может быть, пригрезилось?
ШУНЯ            А, может быть. Я в ту пору часто болел. Простывал по малейшему сквозняку.
УЧИТЕЛЬ      Скорее всего. На высоте температуры такое бывает… Тоже, своего рода, блуждания.
СТАРИК         Вот-вот.
ШУНЯ            (Алевтине.) Видишь, Алевтина? Блуждания. А ты?.. Зачем свистки надобны?.. За тем самым. (Учителю.) Я ведь для того свистки и делаю, Константин Сергеевич. Дабы облегчить, так сказать. И путь, и чаяния. Дабы не заблудиться и уверенности придать. И сгинувшим и скорбящим.  И, в практическом смысле, не исключено, я более полезен, чем, нежели Сера. Хотя, разумеется, сравнивать нас ни в коем случае нельзя. Сера – это Сера, как ни крути. Нескромное заявление, конечно, но вам-то отчего не сказать? Вы и слабость по достоинству оценить умеете.
УЧИТЕЛЬ      Спасибо.
ШУНЯ            Я подарю вам свисток, Константин Сергеевич. Покуда беседуем – как раз выберу подходящий.
УЧИТЕЛЬ      Буду признателен.
 
Пауза.
 
АЛЕВТИНА   (Учителю.) Скажите, Константин Сергеевич, вы человек опытный, не находите вы в моем муже странностей?
 
Учитель выпивает.
 
УЧИТЕЛЬ      Видите ли, Алевтина Ивановна, специфика моей профессии такова, что предполагает убежденность – странностей как таковых в природе не существует. Точнее, странности есть, конечно, но я обязан их понять, объяснить, принять и преподать – то есть обозначить как объективную реальность. Это вы говорите о странностях, а ведь есть еще необъяснимые явления, артефакты и прочее такое. И даже перед таким пасовать мы, педагоги не имеем права. Я бы так сказал, Алевтина Ивановна – судьба и осознанный выбор. 
АЛЕВТИНА   И наш мальчик Егорка не кажется вам странным?
УЧИТЕЛЬ      Егорка как Егорка. Замечательный Егорка.
АЛЕВТИНА   А это его увлечение свинками?
ШУНЯ            А свинки даны нам в назидание, Аля. (Учителю.) Позвольте, Константин Сергеевич…
 
Шуня повязывает на шею учителю свисток.
 
ШУНЯ            Носите на здоровье, Константин Сергеевич. Да вспоминайте о нем в минуту печали. Дунете, произведете трель, и ангел ваш тотчас окажется рядом.
УЧИТЕЛЬ      Благодарю.
 
Пауза.
   
АЛЕВТИНА   Я мечтала, что из Егорки получится что-нибудь путное. Не инженер, конечно, но что-нибудь в этом роде. Железнодорожник или механик. Он, когда маленьким был – гаечками, шурупами любил играть. Мог пожарным стать, например, а стал свинопасом. (Вздыхает.) По болезни, конечно. 
 
ШУНЯ            Не по болезни.  
 
УЧИТЕЛЬ      А мы все, Алевтина Ивановна, в известной степени свинопасы. (Смеется.) Уж для меня точнее определения не придумать… Свинопасы. Толковые, бестолковые, талантливые, бесталанные, по призванию или заблудшие – все одно свинопасы. И в семье, и на службе… Раз уж коснулись этой темы, доведись мне фантастическим образом свинок обучать, вошел бы я в класс и прямо заявил – а научить-то мне вас нечему. Ибо в отличие от вас нет во мне гармонии. Мой мир истерзан сомнениями и скорыми переменами.
 
ШУНЯ            Удивительно, как совпадают наши мысли, Константин Сергеевич! Невероятно!
 
УЧИТЕЛЬ      По совести, мне и нынешним своим ученикам порой хочется так-то объявить. Они, как бы это выразиться, нынче равнодушные, порой жестокие, но есть в них некая мне непонятная цельность. Вот даже в их безграмотности и безверии. Они… Знаете они кто? Прохожие. Поколение прохожих. Хотя и слезы случаются, и обиды. Но ненадолго… Ваш Егорка другой. Он – теплый. Потому, на фоне остальных кажется слабоумным. Вы уж простите меня за такую откровенность… Так что за ним будущего не просматривается, увы. Но любовь в нем прямо-таки кричит. Я когда вижу его, мне, честное слово, плакать хочется.
 
            Учитель выпивает, достает платок, вытирает слезы.
 
ШУНЯ            Какой урок, Аля, преподнес нам только что Константин Сергеевич!
 
Пауза.
 
СТАРИК        А по мне, так пороть его надо, Егорку этого. Пороть как сидорову козу!
 
Пауза.
 
ШУНЯ            Вот нависла над нами тень преступного мира. Вдруг. Сама по себе. Как туча грозовая. Косматое брюхо. Отчего-то сверху.
СТАРИК         А мы давно уж перевернулись.  Все как один. Вверх тормашками ходим, того не замечая.
ШУНЯ            Беседовали о светлом – о свистках, о Сера, о свинках… вдруг, откуда не возьмись эта тень. И вот уже душегубы, чужие люди, девочки убиенные. Откуда это берется? Вне нашей воли, безусловно.
УЧИТЕЛЬ      Страшно жить?
ШУНЯ            Не то, чтобы страшно – тревожно.
АЛЕВТИНА   Делом заниматься нужно. И тревожиться  некогда будет.
ШУНЯ            Соломки бы постелить. Да как узнать, где?
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      Уговорите Егорку не ходить к свинарнику.
ШУНЯ            Там как раз хорошо, светло. Свинки хорошие, славные. 
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      Возьмем темные заводи. Это только так говорится,  что они известны. Вот тюрьмы, бараки, задворки разные, рынки, вокзалы. Там, где грязь. Там, дескать, преступники подкарауливают своих жертв, там преступления затеваются и совершаются. Избегай злачных мест – и проживешь в спокойствии. Я же думаю, темные заводи не привязаны к определенному месту. И ко времени не привязаны. Живут сами по себе. Путешествуют, совершенно справедливо, как тучи. Точнее, проступают, как влага болотная, то там, то здесь. Не угадать, где в данный момент просочится. И неведомо нам, где нас ждут смертельные петли, ямы и провалы. Конечно, некоторые закономерности можно отследить. Вот – подростки. Тринадцать-четырнадцать лет. Как те девочки. В них отблески Содома и Гоморры. Такова уж физиология. Вожделение, дерзость. Они те заводи сами ищут. Невольно. То есть, вины на них нет. Как будто.  Однако тонут. Разнообразно… И сами порой убивают. Да, да, и сами убивают. Сколько хотите… Да, да, они опасны, Изот Силыч! Мы, педагоги подчас как в той подворотне себя ощущаем... И еще скажу – заводи эти заразны. Как грипп...
АЛЕВТИНА   Страсти какие!
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      (Шуне.) А что вы скажете, Изот Силыч, если я признаюсь в том, что историю с девочками придумал?
 
Пауза.
 
ШУНЯ            Как это?!
УЧИТЕЛЬ      Да очень просто.
 
Пауза.
 
ШУНЯ            Зачем?
УЧИТЕЛЬ      Сам не знаю. Например, чтобы беседу оживить. А вы мгновенно заразились. Да так заразились, что девочки эти, коих вы и не видели никогда, тотчас явились… У вас совсем нет иммунитета, Изот Силыч… Что уж об Егорке говорить!.. А, может быть, я этих девочек придумал, чтобы себя проверить. Не потерял ли способности к состраданию, например… Боюсь, подрастерял. Способность к состраданию или к фантазированию. Бледненькими получились – сами видели.
ШУНЯ            Что-то невообразимое, Константин Сергеевич! Аля! Я, наверное, не до конца понимаю…
УЧИТЕЛЬ      Или вот еще: проверить себя, смог бы я совершить над ними насилие? Над девочками теми?.. Да, да! Именно!.. А что вы так удивляетесь? Или вас скверные мысли не посещают?
 
Пауза.
 
ШУНЯ            Я, наверное, не до конца понимаю…
УЧИТЕЛЬ      (Разражается смехом.) Изот Силыч, голубчик! Простите, простите меня великодушно! Это меня занесло. Поиграть захотел, старый дурень… Психологические этюды… Не переживайте. Убили девочек, в самом деле, убили. Успокойтесь, не зря они к вам явились.
 
Пауза.
 
ШУНЯ            Но Константин Сергеевич, можно ли так?! Меня даже в пот бросило. 
УЧИТЕЛЬ      (Выпивает.) Вот тему и закрыли. И тучки разошлись. Впредь только солнышко!
 
 
 
Действие четвертое
 
 
ПРОПАЖА
 
 
Шуня, Алевтина, старик, Константин Сергеевич и Колтун. 
 
КОЛТУН        …вы были моей последней надеждой.
АЛЕВТИНА   Но почему вы думали, Виктор Николаевич, что Славик может оказаться у нас? Он никогда не бывал здесь.
КОЛТУН        Брат последнее время странным образом подружился с вашим мальчиком, вот я и подумал – что, если он отправился к вам. Но теперь я вижу, что его нет… Если вы, конечно, не прячете его.  Вы ведь не прячете его?
АЛЕВТИНА   Упаси Бог, Виктор Николаевич.
 
Пауза.
 
КОЛТУН        Он не просил вас спрятать его?
АЛЕВТИНА   Его здесь не было, Виктор Николаевич.
КОЛТУН        Так я и подумал. Пропал без вести… Мои люди уже и в городе побывали, везде. Никаких следов.
 
Пауза.
 
АЛЕВТИНА   Может быть, следует обратиться в полицию?
КОЛТУН        Вопрос без задней мысли?
АЛЕВТИНА   Как?
КОЛТУН        Вы спросили просто так? Вам пришла в голову эта идея, и вы, не особо задумываясь, произнесли это вслух? Просто так?
АЛЕВТИНА   Конечно.
 
Пауза.
 
КОЛТУН        Как бы это лучше выразиться?.. У нас с полицией нет любви и взаимопонимания. Видите ли, у полиции обо мне сложилось несколько превратное представление. 
АЛЕВТИНА   Понимаю.
КОЛТУН        Вряд ли… Лучше бы он умер… Неведение невыносимо!.. Если бы он умер, мне было бы намного проще. Умер и умер. Жизнь поставила перед фактом… Похоронил бы с почестями, оплакал… Но, по крайней мере, была бы ясность. А так… Не знаю, что и думать, что предпринять. Нужно что-то делать, а что – ума не приложу.
АЛЕВТИНА   Выпейте, немного успокоитесь.
КОЛТУН        Да, да, обязательно… А вы уже выпиваете? У вас торжество?
АЛЕВТИНА   Нет, нет, никакого торжества. Просто Константин Сергеевич зашел, дорогой гость…
КОЛТУН        (Учителю.) Здравствуйте, Константин Сергеевич.
УЧИТЕЛЬ      Доброго времени суток.
 
Пауза.
 
КОЛТУН        (Учителю.) Уже хороши, Константин Сергеевич?  
УЧИТЕЛЬ      В каком смысле?
КОЛТУН        Немного лишнего выпили?
УЧИТЕЛЬ      Это от усталости. Устаю очень.
КОЛТУН        Понимаю… Алевтина…
АЛЕВТИНА   Ивановна.
КОЛТУН        Алевтина Ивановна, а нет ли у вас посуды посерьезнее этих рюмашек? У меня из наперстков не очень получается.
 
Алевтина подает Колтуну стакан.
 
КОЛТУН        Другое дело.
 
Колтун наполняет стакан, выпивает.
 
АЛЕВТИНА   Борща?
КОЛТУН        Нет-нет. Какой борщ?! Сами видите, что происходит! Не до борща.
АЛЕВТИНА   Все же надо бы закусить, Виктор Николаевич!
КОЛТУН        Ни в коем случае.
 
Колтун принимается плакать.  
 
АЛЕВТИНА   (Колтуну.) Ну, что вы? Может быть, все еще обойдется.
КОЛТУН        Не обойдется… Я предчувствовал. Ждал, тревожился. Старался следить за ним денно и нощно. Но вот, проморгал. Старею… Он же поэт был!
АЛЕВТИНА   Да?
КОЛТУН        Ну, конечно… А вместо того, чтобы предаться служению музам, вынужден был пасти свиней. Такая судьба! Знал, что нужно выживать каким-то образом. Умница!.. Я, хотите, верьте, хотите – нет, любил его больше, чем самое себя.
 
Колтун наполняет стакан, выпивает.
 
КОЛТУН        Отомстил, подонок. Если найдется – немедленно задушу! Как ни крути – смерть лучший выход.      
 
Пауза.
 
ШУНЯ            Виктор Николаевич! Вы меня простите, конечно, мое предложение может показаться странным, но, возможно, я могу помочь вам. Не уверен, но все же. Попробовать надо… Я, знаете ли, изготавливаю свистки. Могу показаться вам странным, но я верю в их чудодейственные свойства. Позвольте предложить вам свисток… Вот, возьмите.
 
Шуня протягивает Колтуну свисток.
 
КОЛТУН        Видите, я убит горем?
ШУНЯ            Возьмите.
 
Пауза.
 
КОЛТУН        Что это?
ШУНЯ            Свисток.
 
Пауза.
 
КОЛТУН        Зачем?
ШУНЯ            Вам нужно подуть в него.
КОЛТУН        Зачем?
ШУНЯ            Возможно, что брат ваш найдется.
 
Колтун берет свисток.
 
ШУНЯ            Дуйте.
 
Колтун дует в свисток. Пауза. 
 
КОЛТУН        (Заходится в рыданиях.) Захожу в чулан. А он там висит.  Света нет, лампочка перегорела – я сначала не понял, что это. Думал – тюфяк. Какой тюфяк, зачем тюфяк? А это он – братишка мой!.. У них же, у поэтов, извечное стремление к смерти. Они же точат себя стихами. Себя и окружающих… Как теперь с этим жить?!
 
Пауза.
 
АЛЕВТИНА   Так он мертв?
ШУНЯ            Алевтина!
КОЛТУН        Откуда же мне знать?
АЛЕВТИНА   Но вы только что сказали, что он в чулане…
КОЛТУН        Я не заглядывал в чулан. Рассудок мой в отчаянии рисует эту картину. Во всех подробностях. Как же могу я после этого заглянуть в чулан? Смеетесь, что ли? 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      Они переполнены ожиданиями, эти поэты…
КОЛТУН        Он постоянно мылся. Как будто хотел очиститься. То и дело забирался в душевую комнату. 
УЧИТЕЛЬ      …Заглядывают прямо в бездну.
КОЛТУН        Кто?
УЧИТЕЛЬ      Эти поэты.
КОЛТУН        Первыми с утеса летят. И другим пример подают.
УЧИТЕЛЬ      С какого утеса?
КОЛТУН        Психология стад. Исследую в свободное время… Поэты, если обращали внимание, тоже в стада сбиваются. Стадами живут… Еще неизвестно, кто опаснее – кровожадный убийца или поэт. Убийца тоже заложник страсти, любви, как правило. Но убийца одного или одну погубит, а поэт способен целое поколение рифмой сплести и к роковой черте подвести.
УЧИТЕЛЬ      Довольно пасмурное представление о поэзии.
СТАРИК         Маяковский наголо брился. Воронье.
 
Пауза.
 
КОЛТУН        (Шуне.) О чем они толковали с моим братом?
ШУНЯ            Кто?
КОЛТУН        О чем ваш мальчик толковал с моим братом?
ШУНЯ            Егорка.
КОЛТУН        Не важно. Так о чем они толковали?
ШУНЯ            Не знаю.
КОЛТУН        А я вижу, что вы знаете.  По глазам вижу.
ШУНЯ            Егорка подружился с одним поросенком из вашего стада.
КОЛТУН        С каким поросенком?
ШУНЯ            Кажется, его тоже зовут Егоркой. Тезки.
КОЛТУН        У меня в стаде нет Егорки.
ШУНЯ            Может быть, другое имя.
КОЛТУН        И что?
ШУНЯ            По-видимому, Егорка просил Славика уступить ему Егорку.
КОЛТУН        Как это уступить?
ШУНЯ            Не знаю, подарить или продать.
 
Пауза.
 
КОЛТУН        Как это, подарить?
ШУНЯ            Не знаю. Это мои домыслы.  
КОЛТУН        Да, одни домыслы. Был человек, и нет человека. Одни домыслы.
 
            Колтун вновь выпивает, дует в свисток.
Входят Лилия и Геннадий с чемоданами.
 
ЛИЛИЯ          (Колтуну.) Ну вот, а вы, оказывается, здесь. Здравствуйте, Виктор Николаевич.
СТАРИК         Все собираются. Большой стол, чует мое сердце. Не уснуть бы.
ЛИЛИЯ           (Колтуну.) А мы от вас, Виктор Николаевич. Кричали, кричали, а вас нет. И брата вашего нет.
КОЛТУН        Верно подмечено. Брата нет.
ЛИЛИЯ          (Алевтине.) А ваш мальчик там. Здравствуйте. Со свинками разговаривает. Но он ничего нам не сказал.
АЛЕВТИНА  А что он должен был сказать?
ЛИЛИЯ          Мы хотели узнать, где Виктор Николаевич.  
КОЛТУН        А зачем вам Виктор Николаевич?
ЛИЛИЯ          Ну как же?
КОЛТУН        Зачем?
 
Пауза.
 
ЛИЛИЯ           Вы пригласили нас к себе.
КОЛТУН        Кого?
ЛИЛИЯ          Нас с моим мужем Геннадием… Точнее вы пригласили меня, но я предложила вам присовокупить и Геннадия. Вы ничего не ответили, и я подумала, что раз уж вы молчите, стало быть, не возражаете. 
КОЛТУН        Против чего?
ЛИЛИЯ          Против Геннадия… Я поговорила с Геннадием, и сумела его убедить.
 
Пауза.
 
КОЛТУН        В чем?
ЛИЛИЯ          В том, что нужно переезжать.  
 
Пауза.
 
КОЛТУН        Куда?
ЛИЛИЯ          К вам… Геннадий – прирожденный труженик. Он мог бы оказаться очень, очень полезным вам.
 
Пауза.
 
КОЛТУН        А Геннадий – это кто?
ЛИЛИЯ          Геннадий – мой муж.
 
Пауза.
 
ГЕННАДИЙ  (Тихим голосом.) Лилия, уйдем. Это унизительно. Не унижайся, прошу тебя. Давай уйдем.
КОЛТУН        (Лилии.) Куда он собрался?
ЛИЛИЯ          Порывается уйти.  
 
Пауза.
 
ОЛТУН        Прости, Лилечка, но я не понимаю, что ты говоришь. Ты пришла меня подстричь? Но ты стригла меня совсем недавно… Зачем ты искала меня? Зачем нашла?
 
Пауза.
 
ЛИЛИЯ           Вы меня позвали.
 
Пауза.
 
КОЛТУН        Зачем?
ЛИЛИЯ          Петь.
КОЛТУН        Извини, но мне сейчас не до песен. У меня горе. Пропал брат. Притом пропал без вести.
           
Пауза.
 
АЛЕВТИНА  (Лилии.) Да что же вы в дверях? Проходите к столу, я вас борщом угощу с дороги.
ЛИЛИЯ          Нет, мы, пожалуй, пойдем.
АЛЕВТИНА  И слушать ничего не желаю! Ставьте чемоданы. 
 
            Лилия и Геннадий опускают чемоданы. Алевтина берет их за руки, усаживает их за стол.
 
КОЛТУН        Может быть, действительно, в чулан заглянуть?
 
 
           
ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ
 
 
Шуня, Алевтина, старик, Константин Сергеевич, Колтун, Лилия, Геннадий. 
           
УЧИТЕЛЬ      …А сами мы кто? Каковы наши подлинные, сокровенные желания? Не те, что декларируем и пытаемся выдать за подлинно свое. А те, что на втором плане и третьем плане. Не убий. А сами в мечтах убиваем. Даже не в мечтах – походя. Промелькнула мысль и пропала. Вроде пропала, но в дневничке грехов намертво записана. Так сказать, материалы дела. Но страха нет. Удивительное дело – подлинного животного страха нет. А должен быть, если уж людьми себя называем… Не возжелай жену ближнего. Да проживает ли на свете белом хотя бы одна жена, которая не была бы желанна и мысленно обесчещена?..  Смешно. Однако же судим, осуждаем до бесконечности.
СТАРИК        Суд – непременная и обязательная процедура. Но должны иметь место мантии.  Без мантий – это не суд, а какой-то самосуд. 
КОЛТУН        (Учителю.) Негоже вам, учителю, такие соображения в себе лелеять. Мне можно – я конченый человек, а вам никак нельзя.
УЧИТЕЛЬ      Да бросьте вы. Мы ничем не отличаемся друг от друга. При определенным образом сложившихся обстоятельствах я отправлюсь на большую дорогу, а вы – в класс.  
КОЛТУН        Вы меня с кем-то путаете, Константин Сергеевич?
УЧИТЕЛЬ      Не стану спорить… Ибо это опасно.
КОЛТУН        Вот это правильно.
 
Пауза.
 
УЧИТЕЛЬ      (Колтуну.) А, может быть, Виктор Николаевич, вы сами его и убили. Убили, да в чулане спрятали!
КОЛТУН        Игриво мыслите, Константин Сергеевич. Опасно.
УЧИТЕЛЬ      Мысли вслух, не больше. Считайте, что я этого не говорил.
КОЛТУН        Так говорили же?
УЧИТЕЛЬ      Вы ослышались.
 
Пауза.
 
КОЛТУН        Очень, очень опасно, Константин Сергеевич. Мне трудно предугадать ваше будущее.
УЧИТЕЛЬ      Язык мой – враг мой. Прошу простить, если возможно, конечно.
 
Пауза.
   
СТАРИК        Всякое случается.
ГЕННАДИЙ  У меня не случалось.
УЧИТЕЛЬ      Чего у вас не случалось?
ГЕННАДИЙ  Не убивал, не прелюбодействовал. И мысленно, и наяву.
УЧИТЕЛЬ      Позвольте вам не поверить.
ГЕННАДИЙ  Воля ваша.
УЧИТЕЛЬ      Надеюсь, вы не претендуете на святость?
ГЕННАДИЙ  Просто обожаю свою жену. Горжусь ею, и стесняюсь ее. Мы прожили более десяти лет, а я все еще стесняюсь ее. Случается, когда вижу ее – замираю.
КОЛТУН        Еще один. Что творится?
ШУНЯ            Светопреставление. Но это не конец. Настанут иные времена. Нужно только еще немножечко подождать. Потерпеть. Вскоре все изменится.
УЧИТЕЛЬ      Каким образом?
           
            Шуня подходит к Геннадию и целует ему руку.
 
ГЕННАДИЙ  Что вы? Зачем вы это?!
ШУНЯ            Вы смутились. Простите. Вы смутились оттого, что не готовы… Грядет новая, светлая жизнь. Я это знаю, я вижу ее приближение. Нечто подобное пытался изобразить Сера. Вы пока не готовы, но это не ваша вина. Представить себе не можете, что произойдет, когда вы однажды, проснувшись или перед тем, как уснуть, увидите себя такими, какие вы есть на самом деле. Вот сейчас Константин Сергеевич, я уверен, представил себе сокрушительную картину кромешного отчаяния. Но все будет происходить иначе. Стыд к тому времени уже завершит свою работу. Это незаметная работа, ее невозможно представить или описать. Какие-нибудь доли секунды. Не падшими увидите вы себя, но очищенными и просветленными. Ибо на самом деле все мы, каждый из нас в основании – чистый светлый человек. А все наши дурные мысли, дурные поступки, ошибки, преступления – накипь. Не более того… Вот вы говорите, ваш брат, Виктор Николаевич, часто мылся под душем. Не догадываясь о сути вещей, не уличную грязь смывал он с себя, ту самую накипь пытался смыть. Наверное, он очень хороший человек, ваш брат. Потому исчез. Но он не исчез. Мы не исчезаем. Переходим в другое измерение.
 
Пауза.
 
ЛИЛИЯ          А когда это, по-вашему, это произойдет?
ШУНЯ            Уже совсем скоро… Вы услышите вот этот звук.
 
            Шуня дует в свисток.
Входят вавилоняне в пестрых одеждах. Рассаживаются на полу.
 
ПРЕДВОДИТЕЛЬ     (С выраженным восточным акцентом.) Нам бы переночевать. Всего одну ночь. Нам везде отказали.
КОЛТУН        (Шуне.) Не советую.
ШУНЯ            (Вавилонянам громко.) В этом доме вам не откажут.
ПРЕДВОДИТЕЛЬ     Нам и указали на ваш дом. Добрые люди указали.
ШУНЯ            (Громко.) И правильно сделали. Вы вавилоняне?
ПРЕДВОДИТЕЛЬ     Да. С самого Вавилона пешком продвигаемся.
ШУНЯ            (Громко.) Мы рады вам. (Алевтине.) Борщ заканчивается. Нужно что-нибудь приготовить.
АЛЕВТИНА   (Шуне.) А что они едят?
ШУНЯ            (Вавилонянам громко.) Что вам можно кушать, а что возбраняется?
ПРЕДВОДИТЕЛЬ     В пути мы все кушаем. А когда голодно – поем.
ШУНЯ            (Громко, активно жестикулируя.) Придется немного подождать. Алевтина, жена моя, сейчас что-нибудь приготовит.
 
Входят участковый и оперуполномоченный.
 
УЧАСТКОВЫЙ        Что тут у вас происходит?
ШУНЯ            У нас гости.
УЧАСТКОВЫЙ        Вавилоняне?
ШУНЯ            Вавилоняне.  
ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ          (Показывает удостоверение.) Старший лейтенант Скворцов.
ШУНЯ            Очень приятно.
ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ          Это вряд ли.
ШУНЯ            Чем обязаны?
КОЛТУН        По мою душу.
ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ (Колтуну.) А вы кто?
УЧАСТКОВЫЙ        Да это Колтун. Колтунов Виктор Николаевич. Свиновод.
ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ Нет. Нам нужен Шуня Изот Силыч.
ШУНЯ            Я – Шуня Изот Силыч.
ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ          Вам надлежит проехать с нами.
АЛЕВТИНА   А в чем дело?
ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ          (Шуне.) Вы подозреваетесь в убийстве.
АЛЕВТИНА   О чем вы? Какое убийство?!
ШУНЯ            (Торжествует.) Свершается!
УЧАСТКОВЫЙ (Оперуполномоченному.) Он со странностями.
ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ (Алевтине.) Девочек мертвых в Затоне нашли. Убийство.
АЛЕВТИНА   Какое-то недоразумение. Какое мой муж имеет к этому отношение? Вы в своем уме?.. Послушайте, товарищ лейтенант…
ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ Старший лейтенант.
АЛЕВТИНА Послушайте, товарищ старший лейтенант, он мухи не обидит, мой муж!
УЧАСТКОВЫЙ        (Алевтине.) У них свистки нашли.
АЛЕВТИНА   Какие свистки? Причем здесь свистки?
 
Участковый надевает сияющему Шуне наручники.
 
ШУНЯ            Свершилось. В кротовью нору! Теперь ждите звук, как я и обещал. Теперь все и случится. Новая прекрасная жизнь, невиданное благоденствие! Только верить нужно! Слышите? Верить!
 
Участковый и оперуполномоченный уводят Шуню.
Долгая пауза.
Вавилоняне сначала тихо, затем все громче начинают петь. К ним присоединяется Лилия.
Входит Славик, садится на корточках в углу. Присутствующие не обращают на него внимания.
 
 
             
ДЯДЯ ЮРА
 
 
Егорка перед вольером. Беседует с Ганимедом. 
 
ЕГОРКА         А если ухо зачешется, как ты его чесать будешь? Рук-то у тебя нет, ручек, рученек… Тоже лягу. Пожалуй. Пожалуй, что… Мама, мамочка, конечно, ругать будет, но это ничего. Она отходчивая… Зато ты сразу поймешь, кто твой настоящий друг…
 
            Егорка ложится на землю.

 

ЕГОРКА         (Смеется.) Видишь, видишь? Теперь и я замарашка. Братишки, братики. Братья замарашки… Уж я придумаю как тебя освободить. Не веришь? Веришь?.. Как? Гопой об косяк. (Смеется.) Смешно?.. Я много такого знаю… А хрюкаете вы, потому что насморк? Простываете?.. Конечно… Вот если бы ты летать умел!..  Я на фантазии горазд. Мечтательный… У меня таких друзей как ты больше нет, имей в виду. Не обзавелся, видите ли. Видите ли… Лежим, болтаем. Молодцы!.. Скоро и ты заговоришь. Скоро, скоро, я знаю. А ты и так умеешь. Просто не хочешь, да? Просто не хочешь. Понимаю... В следующий раз принесу тебе вкусненького. Только я не знаю, что ты любишь… Свинки все едят, да? Даже уголь едят, да?.. Чего-нибудь принесу. Попозже… Спать хочешь? Спать? Поспим?.. Ну, давай поспим малеха.

 
            Егорка складывает руки под головой, закрывает глаза.
            К вольеру подходит дядя Юра.
 
ДЯДЯ ЮРА   Привет Егорка.
 
            Егорка открывает глаза.
 
ДЯДЯ ЮРА   Спишь?
ЕГОРКА         Так лежу. Здравствуйте дядя Юра. А мы не знали, что вы приехали. Мы бы встретили.
ДЯДЯ ЮРА   Сюрпризом решил. Соскучился. Конфеток тебе привез… Пойдем?
 
            Егорка поднимается, и они с дядей Юрой уходят.

 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS