Принцип жизни Владимир Варава (02/06/2020)
...я понял, что умираю уже давно, всю жизнь, с самого рождения и буду умирать до скончания века и так и не умру. Ибо и век не кончится никогда. Все застыло в магме непонятно ускользающей вечности. Это мысль показалась мне настолько чудовищной, что захотелось просто бесследно исчезнуть. Или не родиться. Но это невозможно. Навис день смуглой тоски.
Разбитая витрина Владимир Варава (27/05/2020)
Я не раз думал, какое наиболее сильное потрясение может испытать человек? Что более всего может его поразить, удивить, привести в отчаяние, или, наоборот, в предельный ужас и восторг? И понял, что это глаза, мои собственные глаза, в которые я однажды посмотрел со всей силой прямого и чистого взора. Потому что я увидел, что в них.
Жажда познания и стыд природы Владимир Варава (01/05/2020)
Познанию как таковому присуща какая-то неистребимая сущностная секулярность, неспособность видеть противоречивость, проблемность, и, в конченом счете, непостижимостью предмета исследования. И в знании не только скорбь, но часто и необоснованное самомнение, и откровенная глупость. Поэт же фактом своего творчества свидетельствует о непостижимом, которое и есть самый мощный исток вдохновения. Тайна – вот истинная муза искусства...
Из книги «Седьмой день Сизифа». Феноменология чуда Владимир Варава (24/09/2018)
...умение видеть в обыкновенном чудесность и есть высший дар человека. Это дар проявляется, когда человек вдруг видит перед собой не отдельные вещи, предметы, явления, людей и события, которые связаны между собой какими-то причинно-следственными отношениями, а когда он всегда и во всем видит целое, различные проявления которого представляют собой не «части» и «звенья», но полноценные аккорды в общей симфонии непостижимой гармонии, которая открывается как чудо самого мира.
Сосед Владимир Варава (19/09/2018)
«О тлен, о суета!» – хотелось мне часто крикнуть, правда, неизвестно кому. Но я ведь совершенно не знал, как живут другие люди. У всех ли есть такой же сосед или они совершенно свободны, и лишь я, самое несчастное создание во всем мире, получил этот мертвый довесок своему существованию за непонятную вину?
Из книги «Седьмой день Сизифа». Ностальгия и надежда Владимир Варава (18/09/2018)
...надежда и ностальгия – два предельных состояния, раскрывающих наше истинное отношение к прошлому и к будущему, а тем самым, дающие более точное понимание того, что есть на самом деле.
«Amor fati»: апофеоз Ницше (из книги «Седьмой день Сизифа») Владимир Варава (18/05/2018)
Вечное возвращение как метафизика и amor fati как этика образуют целостный контур философии Ницше, его этико-метафизический синтез, в котором открывается для нас нечто неведомое. Здесь приоткрывается дверь в тайну седьмого дня Сизифа.
Из книги «Седьмой день Сизифа». Тайна беспечности Владимир Варава (16/04/2018)
Почему же люди в принципе беспечны? Беспечны, конечно же, в «духовном», или точнее сказать, метафизическом плане. Если окинуть взором «историю человеческих бедствий», то можно поразиться тому, что, несмотря на все «ужасы жизни», страдания и бесконечные мытарства, люди в целом и по существу беспечны.
Из книги «Седьмой день Сизифа». Улыбка Сиорана Владимир Варава (10/04/2018)
Он унаследовал от Ницше главный принцип всякой философской работы – интеллектуальную честность. Это и методология, и мировоззрение, и кредо одновременно. Именно оно позволяет ему безжалостно вскрыть фальшь и лицемерие надежды – фетиша большинства...
«Человек есть тайна…» (Мука и надежда Достоевского) Владимир Варава (13/03/2018)
...это особый дар - так глубоко, остервенело-нервически чувствовать бессмыслицу. Достоевский был почти без кожи, у него не было никакой защиты; это очень редкий дар, можно даже сказать редкая казнь – не дать творческому человеку никакой защиты. Но такова, возможная формула гениальности, это цена и плата за те искрометные прозрения-откровения, которые потрясли не одного человека на земле.
X
Загрузка
DNS