Комментарий |

Эпоха кабаре

ЗОЛОТОЙ ВЕК

Дело не в попутном ветре, Но в свободе поводка: Хорошо в торговом центре Небольшого городка, Где, являя бредни басен, Изобилья хлещет рог, И нисколько не опасен Для здоровья встречных Бог – Утром встанешь в полшестого И опять пойдешь под кнут, Ради века золотого, То бишь нескольких минут.

СИЗИФ

Дела просты: Помою пол, Полью цветы, Сошью камзол, От сатаны избавлю Русь И обязательно женюсь. Потом испачкается пол, Вконец износится камзол, Забрав цветы, уйдет жена, На Русь вернется сатана, И если я останусь цел, То снова будет масса дел: Помою пол, полью цветы – Какие могут быть понты!

ДУЭЛЬ

За чью голову награда, По чью душу западня – Сам ли я накликал гада, Гад ли вычислил меня? Кто кому был послан свыше, Я не знал, а знал ли гад? Я бы из дому не вышел, Я бы повернул назад. Я бы душу продал, что ли, Только б выручил Творец, Ясно сделалось до боли, Кто на свете не жилец. Объявились секунданты, Сочинили бюллетень, Остальные варианты Не случились в этот день

НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ

Время еще покажет, Только уже не нам, Впрочем, итог не важен Или подобен снам, Ведь не дороже водки, Если вообще зарок, Те или эти шмотки Носишь в конкретный срок, Кожею понимая, Как неустойчив грунт – Он же тебе прямая И назначенья пункт.

ПРЕЧИСТАЯ БАЛЛАДА

Он был обладатель приза За лучшую роль-анфас, Ее звали Мона Лиза, Как мало кого из нас. И вплоть до ее финала – Таков уж ее финал – Она его тайно знала, А он ее знать не знал. Он умер спустя три года, Став людям еще родней, Кумир всех слоев народа, Чего не скажу о ней. И если любовь от Бога, Что впрямь исключает грязь – Не будем судить их строго За столь непростую связь.

ЭПОХА КАБАРЕ

Пусть свет, который сам пузырь, Пускает пузыри – Ночь хороша и вкось, и в ширь До самой до зари. И пусть, как шапки на ворах, Горят огни реклам – Ночь хороша и в пух, и в прах По всем своим углам, Где балом правит солнца тень И зла не превозмочь – Ночь хороша, и плох тот день, Когда не в радость ночь.

СОКРОВЕННОЕ

Поскольку ничтожны умишки, Чего не скажу про замашки, Я буду пить водку у Мишки И с ним подерусь из-за Машки. За нами пришлют правоведов, Окажут услуги в медчасти, И мы не умрем, не изведав Простое житейское счастье.

СМУТА

Если слышишь другого, Нет тебя самого, И молчит Иегова, Словно нет и его. Только в доме не пусто, Балом правит флюид: Говорит Заратустра, И Москва говорит. Так под тяжестью логик Стопроцентных улик Твой Божественный облик Обращается в лик. В том и века основа, Чтоб истлеть визави Неизбежного зова, Как его ни зови.

ОБЕТОВАНИЕ

Истина – это и есть предрассудок, И в безусловном согласии с ним Город, а ля стопроцентный придурок, Строится, с места на место гоним. Духу живому нельзя без пристанищ, Вот и сорвется он, словно болид, В ад, то бишь в рай судьбоносных ристалищ, В рай, то бишь в ад отомщенных обид. Впрочем, войдет в родословие клана, Как, вероятней всего, поделом На твою голову выпала манна, Коей насытишься задним числом.

ПРИЗНАНИЕ

«Я не люблю тебя, как сын, Я не люблю тебя, как русский, Я просто не люблю тебя И даже очень »

Из несуществующего

1. Во сне, в бреду и наяву Я очень не люблю Москву И даже сам за что не знаю – Наверное, я русофоб, Америк фоб и фоб европ И всей душой тянусь к Китаю. Но и Китай я не люблю, А лишь, поскольку есть терплю, Но по сравнению с Москвою Активно я люблю Китай, Хотя тибетских лам-далай Я все же не люблю порою. Да и за что мне их любить – Не есть мне с ними и не пить, И не крестить детей в купели, Полезных трав не собирать И, разумеется, не спать Тем более в одной постели. А кто-то любит далай-лам, И я такого видел сам, А, может быть, еще увижу, Он спросит: « Ты влюблен в Тибет ? », И я ему отвечу: « Нет ! Москву же просто ненавижу.» 2. Я вспоминаю с отвращеньем, Как, может, помните и вы, Москвы ночное освещенье От первой площади Москвы И вплоть до самых до окраин, До безымянных авеню, Где станет ясно и коню, Что не отнять кремлевских таин У тьмы египетской – она Сугубо верная жена. 3. Я ненавижу верных жен, А жен неверных обожаю – В беседы с ними погружен, Я о себе воображаю. Но сколько б ни воображал, За все придется расплатиться: Вот и приехали – вокзал... Ядрена вошь – Москва-столица. 4. Она бесспорно виновата, Но дело, собственно, не в ней – Я не любил ее когда-то (Пусть лишь любовью, скажем, брата), А нынче не люблю сильней. Она страшнее красной кхмери, С ней водит дружбу только псих, И я слезам ее не верю, Хоть никогда не видел их. 5. Закономерен наш развод – И ты не та, и я не тот – И ты всегда была такая, И я всегда был не такой, За наш раздельный упокой Молись, не слишком попрекая Себя за наши рандеву Во сне, в бреду и наяву.

КАВКАЗ

Плевать мне на низины Их веси и просторы – Какие тут грузины – Иное дело горы. В горах, что не Армения, То, безусловно, Грузия, А прочие явления – Чистейшая иллюзия.

ОБЩАЯ УЧАСТЬ

Страна курила «Беломорканал», И даже тот, кто ничего не знал, Ну, скажем, Джугашвили, например, Вдруг ощущал присутствие химер В опасной близости, причем средь бела дня – И лез под стол, и клянчил: «Чур меня!».

***

Пчелы жалят задом наперед, Постоянно действуют на нервы И вообще порядочные стервы, Хоть и героический народ. Видеть их нервический полет Все невыносимей с каждым годом – Чтоб я подавился этим медом, Что меня практически и ждет.

БЫТОВУХА

– Как поживает ваше эфирное тело? – Оно удрать от меня хотело, Спасибо, вмешалось тело астральное, А, впрочем, дело весьма банальное, И я, слава Богу, здоров практически, Ариманически и люцеферически. – Я рад и за вас, и за ваше либидо! – Ах, сударь, хоть я размышляю для вида О синтагматике семиосферы, Меня искушают дурные примеры И тянет порой на отчаянный блуд. – Как? Вас не смущает физический труд? – Смущает, какой из меня пролетарий! Впрочем, когда мое эго в ударе, То как бы в одной солипсистской темнице Объект с познающим... – То есть, вы и девица Со всеми вытекающими экологическими последствиями? – Как сказано живо, как непосредственно! У вас несомненный талант политического функционера в законе, Вы не пробовали сочинять стихи или музицировать на саксофоне? В любом случае необходимо показаться специалисту И пройти психотест на должность премьер-министра, Хотя по протекции это место Своим достается и без психотеста. – Да я и так во вселенной устроен, Двойник мой космический мною доволен, Но, правда, все время требует денег. – А мой, представьте себе – шизофреник: Вообразил, что я – это некий луч, И до того, подлец, приставуч, Что мне пришлось обратиться к старушкам... – Они вас поили мочою лягушки? – Нет, дали почитать для начала « Происхождение семьи, частной собственности и капитала» – Неужто неизданный Леви-Стросс? – Спасибо за интересный вопрос, Но текст покруче: автор сего романа, Убежден, что он по происхождению обезьяна, По случаю ставшая всей природы царем. – Типичный постмодернистский прием, А я-то думал и впрямь нечто выходящее вон из ряда... – Не надо! И вообще, хуже всякой хворобы Книжники, вроде вас, интеллектуалы и снобы, Заявляю официально, как на духу. – И вам того же. Ку-ка-реку!

ИГРА

Однажды футболист Пеле На русской побывал земле И не один – с ним был Гарринча, Конечно, состоялся матч, И дело кончилось хоть плач, Хоть подавай на них в суд Линча. Короче говоря, в Кремле Не доглядели за Пеле, А это хуже, чем Цусима – Низы прозрели словно встарь: В защите бреши, спит вратарь, А впереди вообще все мимо. И тут пошел парад химер: То вдруг исчез СССР, То опоздала помощь НАТО, То вера кончилась в царя, То снег в начале сентября, То Бог весть, чем еще чревато. Вот все, что помню, в двух словах О той игре в тех Лужниках, Ну, а потом бывало всяко, Ведь миновало столько лет – Само собой, иных уж нет, А те в Бразилии, однако.

ЭТОГО НЕ ОТНЯТЬ

Альтераиссо делла Порто – Кто он такой? Не мастер спорта, Не член парламентских палат И премий не лауреат, И в Святцах нет его в помине, Зато какое носит имя: Альтераиссо делла Порто – Таких фамилий не до черта!

ХАРИЗМА

Что в одиночестве, что в клике, Здесь и отсюда далеко – Легко поэтом быть великим, А не великим нелегко. Пусть счастье льнет к тебе по праву, Но невеличия венец Не компенсируют ни слава, Ни даже деньги наконец. И как понять причуды духа: Иной практически безлик И горд не более, чем муха, Но как при всем при том велик. Я понимаю: есть различья – На то оно житье-бытье – И все же, в чем его величье, И в чем ничтожество мое? Я человек не вовсе дикий – Магистр или бакалавр – Но почему-то не великий, Не на меня изводят лавр. Бывает, ото сна воспрянешь И думаешь: « Природа-мать, Ей-богу, как тебя обманешь?», И чувствуешь: никак, видать.

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Я как будто завороженный Словом «незаконнорожденный» – В самом деле, что за бред Приходить на этот свет У Закона не спросясь, Подводя тем самым власть, Изначально сея смуту? Я такое на минуту Не могу вообразить – Прежде, чем себя явить Из утробы материнской, Выучи, дитя, латынь, И, коль есть сомненья, сгинь: Глупо спорить с правом римским, Равно и с иным Законом – Дабы убедиться в оном, Стоит все-таки рискнуть И родиться. В добрый путь Бедное ничье дитя – Верю, имя обретя, Ты сумеешь в будущем, Одолев преграды, Стать законноумершим – То-то будут рады Люди добрые, они Зла не помнят. Спи, усни.

СМЕРТЬ ИППОЛИТА

В середине недели От всего, что болит, Умирал в самом деле Инженер Ипполит. Исчезая со света, Он прилег на кровать – И так странно все это, Что и не передать.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS